Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ

«Мы должны оставить потомкам красивый город»

Экспертное мнение

"Наследие". Приложение от , стр. 15

О необходимости воссоздания высотных доминант в Петербурге, завершении строительства колокольни Смольного монастыря по чертежам Растрелли и возможности ее использования как уникальной видовой площадки, а также изменении небесной линии города в интервью корреспонденту “Ъ” Марии Кузнецовой рассказал руководитель Архитектурного бюро «Литейная часть-91» Рафаэль Даянов.


— Как вы относитесь к появлению новых высотных доминант на ландшафте Петербурга, в частности — к их восстановлению, воссозданию или переносу на прежнее место?

— Здесь в первую очередь необходимо говорить об истории Петербурга, которая будет неполной, если мы не вспомним об объектах, доминировавших когда-то. До наших дней сохранились, например, Петропавловская крепость и Адмиралтейство — те доминанты, которые сейчас формируют город. Но не нужно также забывать и о других не менее значимых сооружениях, которые столетиями выделялись на плоском городском ландшафте. На сегодняшний день ряд городских площадей вообще утратили функцию центров притяжения в связи с отсутствием на них архитектурных доминант. Возьмем, например, храм Спаса на Сенной: в разные периоды он перестраивался, но при этом оставался ключевым элементом при въезде в город. Также можно вспомнить про Благовещенскую и Борисоглебскую церкви — подобных мест в Петербурге очень много. Я считаю, что восстановление варварски разоренных доминант просто необходимо. Настало время собирать камни. Мы должны оставить потомкам красивый город.

— Сейчас в городе значительное число исторических зданий нуждаются в восстановлении и реставрации. Почему, по вашему мнению, нужно начинать именно с церквей?

— Речь идет в первую очередь о восстановлении архитектурных объектов, которые являются важнейшими элементами в структуре города. При этом подобные работы производятся не на деньги государства или РПЦ. Это частные средства горожан-меценатов, это пожелания людей, являющихся частью нашего общества. А что касается реставрации других объектов культурного наследия и исторических построек, то сейчас реализуется масштабная программа, на которую правительство города выделяет значительные суммы.

— Поговорим тогда о восстановлении колокольни Смольного монастыря. Ведь она не была разрушена после постройки. Более того, по некоторым сведениям, проект существовал лишь на бумаге.

— Идея реализации данного проекта впервые была озвучена около 12 лет назад — тогда мы приступили к сбору материалов, которые бы обосновали необходимость восстановления колокольни по проекту Растрелли. Как выяснилось, в описательной части трудов, посвященных работам архитектора, есть некоторые неточности. Мало кто в городе знает, что колокольня была построена до второго яруса. Более того, при проведении археологических раскопок был обнаружен мощнейший фундамент колокольни, который полностью сохранился. Кроме того, существует модель собора, хранящаяся в Академии художеств, по которой, по словам самого Растрелли, возводился этот ансамбль. Дело в том, что высота колокольни, по предварительной задумке Растрелли, составляла около 140 м, однако в процессе проектирования автор ее увеличил до 170 м, или до 560 футов,— то есть на целый ярус. Также до наших дней дошли и авторские чертежи Растрелли, ныне хранящиеся в Варшаве. А для того чтобы узнать, каким именно задумывал автор свой проект, можно процитировать и самого Растрелли. Он вообще с большой любовью относился к своим объектам. «Я строю великолепный храм»,— говорил он о Смольном соборе. Я считаю, что эти амбиции великого мастера нужно реализовать. А что касается описания самим архитектором особенностей будущей колокольни, то об этом можно прочитать в изданной в 2000 году по решению Царскосельского музея-заповедника книге с переводом архивных документов, хранящихся в Варшаве. «Посреди просторного двора внутри монастыря я возвел великую церковь с куполом капители, колонны и базы из чугунного литья… большая колокольня, коя будет построена при входе в монастырь, будет иметь 560 английских футов высоты. Нельзя не восхищаться великолепием сей постройки, коя снаружи и изнутри имеет дивную архитектуру»,— это так он писал о своем проекте. Поэтому данный случай можно считать удивительным: материалов у нас более чем достаточно.

— То есть к строительству колокольни все же приступили. А почему тогда оно не было завершено?

— Изменились руководство, политика и количество выделяемых средств. Если бы проект состоялся, то мы бы имели в городе мощную архитектурную доминанту. И сейчас в наших силах донести до потомков историю этого места. Это уникальная доминанта в восточной части, которая сильно влияла бы на небесную линию города в сочетании с Петропавловским собором и Адмиралтейством в центральной части и Благовещенским собором в западной.

— Получается, что речь идет не столько о восстановлении колокольни, сколько о завершении строительства всего комплекса?

— Храмы в средневековых городах строились столетиями. Поэтому, после того как проект полностью будет завершен, через 50 лет потомки нам скажут: «А помните, как долго возводился Смольный монастырь? Аж 200 лет».

— Но ведь многие могут воспринять восстановленную колокольню как новодел.

— Янтарный кабинет восстанавливался на моих глазах. Заново, с нуля, по фотографиям. Что сейчас с ним? Туда невозможно попасть, поскольку желающих огромное количество. Каким был бы наш город, если бы не восстановили Павловск, Пушкин, Петергоф? Их тоже можно назвать «новоделами». Но разве они становятся от этого хуже?

— Как вы считаете, впишется ли колокольня в том виде, в котором ее планируется достроить, в существующий ландшафт?

— Мы сделали такое совмещение. Лично мне очень нравится. Для меня как для архитектора-реставратора подобного рода доминанта ложится на сердце. Тем более учитывая значительное количество новостроек, окруживших Смольный собор, который они практически полностью собой закрыли.

— Значит ли это, что из-за реализованных за последнее десятилетие проектов Смольный фактически перестал быть доминантой?

— Да, и это роковая ошибка, когда вместо собора доминантой является высотное здание, стоящее на другом берегу Невы. А когда мы находимся на правом берегу, то вместо Смольного видим новые дома. Все видовые точки на сегодняшний день убиты, поэтому новый акцент крайне необходим этому месту.

— После того как данный проект состоится, сможет ли колокольня стать новой точной притяжения для горожан и туристов в том числе благодаря ее видовым характеристикам?

— Самое интересное, что, разговаривая об этом объекте, мы не говорим о нем как о церкви. Действительно, в первую очередь это потрясающая видовая площадка на карте города с уникальными характеристиками. И, конечно, к ней потянутся, как ко всякому монументальному сооружению. Надо ведь думать в том числе и о туристических тропах. Санкт-Петербург же позиционирует себя как привлекательный туристический город. Сейчас это место несравнимо меньше интересует туристов, нежели Петропавловская крепость, например, или Зимний дворец. Кроме того, с точки зрения использования здания коммерция здесь вполне приемлема — это поможет сохранению находящихся рядом объектов, поскольку на содержание огромного ансамбля нужны немалые средства. Так почему бы не использовать туристический поток для этого?

— А выдержит ли инфраструктура данного района серьезный наплыв туристов, как вы полагаете? Да и в целом как это повлияет на тех, кто проживает в этом месте?

— Во-первых, я думаю, что появление столь уникальной видовой площадки в первую очередь окажет услугу центру, позволив его разгрузить. Надо двигаться в сторону полицентричности — город у нас немаленький. И точки притяжения в нем исторически возникали неслучайно. Во-вторых, если говорить о комфортной для жителей среде, то столь интересная достопримечательность, наоборот, придаст жизни этому месту — сейчас оно все-таки больше административное и нельзя сказать, что излишне перегружено. Я полагаю, что в будущем инфраструктура «придет» вслед за общественным пространством — появятся новые объекты торговли, досуга и, потенциально, даже объекты транспортной инфраструктуры. Но последнее будет уже зависеть от решения властей, бизнес же подтянется самостоятельно.

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя