Коротко

Новости

Подробно

Фото: Фонд содействия строительству культовых сооружений РПЦ в Санкт-Петербурге

Принять непривычное

Общественное мнение

"Наследие". Приложение от , стр. 13

Восстановление утраченных архитектурных доминант в Петербурге — вопрос неоднозначный, поскольку любое вмешательство в исторический центр вызывает у жителей и градозащитников определенные опасения. Тем не менее, как показал проведенный социологический опрос, горожане готовы к диалогу, если проект кажется им интересным. Профессиональное сообщество, в свою очередь, говорит о восстановлении исторических связей и возвращении исторического облика города.


В конце ноября текущего года Институтом современного государственного развития был проведен социологический опрос с целью выявления наиболее актуальных проблем, относящихся к вопросам городской среды, а также сохранения, реставрации и восстановления памятников архитектуры, определяющих облик Санкт-Петербурга. Как показали результаты исследования, жестких противников восстановления утраченных или нереализованных зданий и сооружений, если они задуманы выдающимися архитекторами в своих проектах, оказалось немного.

Показательные результаты


«Позиция определенной группы градозащитников, говорящих, что ничего не нужно менять, как оказалось, массовой поддержки не имеет. В основном люди готовы к изменениям. Готовность к началу диалога — большая и подавляющая. Кроме того, есть даже те, кто считает изменения необходимыми»,— говорит Дмитрий Солонников, директор Института современного государственного развития. Так, противников первоначально задуманных проектов, ответивших «нет, категорически ничего изменять нельзя», оказалось 13,1%, следует из результатов проведенного опроса. При этом вариант ответа «нет, но, посмотреть, как это должно было выглядеть, было бы интересно» выбрали 20,5% опрошенных. Наибольший интерес для социологов представлял вариант ответа «да, если задуманный проект интересный, то его можно вынести на публичное обсуждение». Его выбрали 41,5% опрошенных жителей.

По словам Дмитрия Солонникова, довольно высокий процент тех, кто готов обсудить реализацию таких проектов, говорит о готовности к диалогу — с властями, проектными организациями, экспертным сообществом. «Это интересный результат исследования. Люди хотят принять личное участие в решении подобных вопросов. Это важно для всех заинтересованных сторон»,— добавляет эксперт.

Иррациональное «против»


Тем не менее ряд экспертов отмечает, что в Петербурге особое отношение к привычному окружению и поэтому любые изменения в облике даже на этапе обсуждения вызывают несколько негативную реакцию. «Петербуржцы не готовы к переменам в облике города. Рационального зерна в непринятии изменений облика, в том числе в отношении доминант, мы не видим. Скорее всего, дело в иррациональном страхе любых серьезных изменений и оставшейся от советских времен тяге к псевдостабильности, граничащей с застоем»,— считает Ольга Шарыгина, вице-президент Becar Asset Management.

С ней солидарен Михаил Кондиайн, соучредитель Архитектурного бюро «Земцов, Кондиайн и партнеры», отмечающий, что за 70 лет так называемого застоя в Петербурге, особенно в его центральной части, не возводилось практически ничего более или менее достойного. «А в 1990-е годы, когда начала появляться архитектурная активность, недостаточная культура некоторых заказчиков привела к градостроительным ошибкам, в том числе испортившим небесную линию города. Неудивительно, что горожане теперь в принципе очень негативно настроены в отношении чего-либо нового. Но я считаю, что маятник качается в разные стороны — и ситуация со временем изменится»,— делится своим мнением господин Кондиайн.

По мнению соучредителя Архитектурного бюро «Земцов, Кондиайн и партнеры», когда воссоздается что-либо утраченное, например храм, то это в первый момент может вызывать у части населения некоторый негатив. «Поскольку, образно говоря, новое здание будет так называемым новоделом и сделано не из тех же самых камней, что были раньше. Но потом все встанет на свои места. Храмы были доминантами в своем ареале и выполняли градостроительную и архитектурную роль, и важно эту роль снова за ними закрепить»,— говорит господин Кондиайн.

Госпожа Шарыгина говорит, что исключением из общего негативного настроя со стороны населения можно считать реставрацию исторических зданий без последующей эксплуатации, по крайней мере коммерческой. При этом, по мнению эксперта, есть надежда на ассимилировавшихся петербуржцев, которые приехали в город в период жизни одного-двух поколений. «Их взгляды на городской облик более прагматичны, и они чаще одобряют реставрацию зданий именно под современное приспособление и актуальное использование»,— говорит она.

Важность диалога

Депутат петербургского ЗакСа Борис Вишневский, напротив, оценивает готовность жителей к восстановлению исторического центра города как довольно высокую. Однако, по его мнению, категорически важно при принятии решения о воссоздании того или иного объекта идти на диалог с жителями района и учитывать их позицию.

Александр Кононов, заместитель председателя Совета Санкт-Петербургского городского отделения ВООПИиКа добавляет, что в законе Санкт-Петербурга № 820-7 «О границах объединенных зон охраны объектов культурного наследия, расположенных на территории Санкт-Петербурга, режимах использования земель и требованиях к градостроительным регламентам в границах указанных зон» есть перечень тех архитектурных доминант, утрата которых повлекла за собой серьезное повреждение градостроительной ткани. «И поэтому они уже восстанавливаются, этот процесс в последние годы запущен. Есть доминаты, которые предстоит воссоздать. Это не быстро, но это происходит»,— поясняет градозащитник.

По мнению господина Вишневского, каждый случай нужно рассматривать отдельно и с учетом уже сложившегося за много лет отсутствия архитектурной доминанты в районе застройки. «Как, например, это было с Рождественским сквером, когда в этом месте воссоздавали церковь Рождества Христова на Песках. В то время, когда она там располагалась, не было окружающих домов, и сейчас сквер стал единственным зеленым уголком в округе. Но, несмотря на протесты местных жителей, их голоса не были учтены»,— рассказал депутат.

По словам господина Кононова, важно не сделать хуже в градостроительном контексте, воссоздавая историческую справедливость. «Есть доминанты, которые никогда не существовали, например колокольня Смольного собора. Тот проект, который в итоге был реализован, является памятником, и недостающих частей у него нет. Тем более что все сегодняшнее окружение не предполагает таких попыток»,— добавляет он.

Интересно, что в рамках социологического опроса, проведенного Институтом современного государственного развития, 27% ответили: «Нет, но посмотреть, как это должно было выглядеть, было бы интересно». Ответ «Да, проект интересный, и его можно вынести на публичное обсуждение» выбрали 25,4% опрошенных. «При условии отсутствия информации о проекте число сторонников составило уже более трети опрошенных, и оно может возрасти при соответствующем информировании горожан»,— приходят к выводу инициаторы опроса.

«Мне кажется, что общественное обсуждение всегда очень полезно любому, даже профессиональному экспертному сообществу. Я считаю, что горожане не должны быть лишены права обсуждать такие вещи, как восстановление доминант»,— говорит Александр Кононов. Тем не менее, по его словам, бессмысленно выносить эти опросы на общегородской референдум, в этом случае нужны экспертная проработка и взвешенное решение.

«При этом важно понимать, что мнение тех жителей, кто приходит на общественные слушания или митинги в защиту чего-либо, не всегда совпадает с позицией большинства»,— отмечает Дмитрий Солонников.

Но пока в нашем городе насчитывается довольно мало восстановленных храмов, и три-четыре отдельных примера все-таки не дают возможности говорить об этом как об устойчивом явлении со сложившейся практикой и устоявшейся процедурой, говорит Александр Кононов. «Она только начинает складываться»,— добавляет он.

Мария Кузнецова


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя