Микрозаймы: от получки до зарплаты

Российское население финасово вполне грамотное, просто денег нет

Россияне берут в долг регулярно, разными способами, и далеко не все — от финансовой безграмотности. Отдавать только становится все сложней.

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Михаил Олянчук, аналитик проектно-учебной лаборатории муниципального управления НИУ ВШЭ, эксперт Фонда «Хамовники»; Анастасия Пьянова, магистрант НИУ ВШЭ, эксперт Фонда «Хамовники»

В России в поселениях с менее 100 тыс. жителей, по данным Росстата, проживает 70 670 тыс. человек, почти половина страны. Потребности жителей небольших поселений не сильно расходятся с запросами обитателей мегаполиса, чего нельзя сказать о доходах — возникает необходимость в кредитах. Можно получить кредит в банке, почти в каждом городе есть как минимум одно отделение, вот только далеко не всегда заемщикам нужны суммы с пятью нолями, порой не хватает до зарплаты тысячи-другой. Способов решить эту проблему довольно много: попросить у знакомых, продать что-нибудь ненужное, занять в микрофинансовой организации (МФО), заложить ценности в ломбард. Кто эти люди и как они предпочитают разбираться с денежным вопросом, знают, помимо них самих, работники, непосредственно выдающие деньги. Интервьюирование в малых городах России работников МФО, которые каждый день общаются с заемщиками в больших количествах, позволяет взглянуть на феномен не только в рамках статистики, но в реальном соприкосновении с заемщиками на местах. Работа выполнена при финансовой поддержке Фонда социальных исследований «Хамовники» в 30 городах 11 регионов Российской Федерации. Всего было взято 94 интервью с работниками, 23 интервью с заемщиками.

Микрокредитные компании

Заемщики делятся на две категории: постоянные, берущие стабильно раз в месяц, и случайные. По наблюдениям работников, 80% случайных вернутся за займом в течение месяца. Пенсионеры составляют не менее половины клиентов.

Пожилым людям важно личное общение, они могут обратиться в МФО с большей процентной ставкой, потому что там относились «по-человечески». Заемщики, особенно постоянные, воспринимают МФО как благо, дающее единственную возможность получить деньги, когда все остальные каналы уже перекрыты — уже есть кредит в банке, закладывать нечего или не хочется, а знакомые дают взаймы очень неохотно, некоторые под процент, сопоставимый с МФО.

Пожилая жительница населенного пункта Волгоградской области

— А кому давать? Мне бы занял кто-то, думаете? Да я и просить не буду, унижаться еще, рассказывать все. А тут получила, выплатила, и никто не узнает.

Пенсионеры берут займы, когда тщательно распланированная пенсия заканчивается вследствие непредвиденных расходов на лекарства, лечение, помощь детям. Одни из самых дисциплинированных по выплатам, получают займы почти без отказов. Пенсионеры часто обращаются за точными суммами, например, 2376 руб., потому что ровно столько не хватает по скрупулезным подсчетам, берут втайне от взрослых детей.

Добровольность предоставления официальных документов, подтверждающих доходы, значительно увеличивает число потенциальных заемщиков. Если организация-работодатель может подтвердить доход, хоть и по телефону, то платят ли его в белую или в конвертах, МФО не интересует, заем будет выдан.

Рассмотрим усредненный случай заемщика города в Тверской области. Месячный доход — 14 тыс. руб., а ему срочно понадобилось 4 тыс., и кроме как в МФО, взять негде. Деньги были потрачены по назначению, и к концу месяца почти ничего не осталось. В начале месяца частью аванса был погашен долг, истекал срок, но до зарплаты далеко, поэтому заемщику пришлось брать снова — на сей раз 3 тысячи. Приходит зарплата, но надо платить коммунальные платежи и гасить заем, чтобы долг перестал расти со скоростью 1% в день; оставшейся суммы точно не хватит до следующей зарплаты. И вот заемщик не очень понимает, как ему прожить после выплаты без новых займов и как выбраться из этого круговорота, если увеличение дохода не предвидится, а основные статьи расходов — коммунальные платежи и питание — постоянно растут.

Посещаемость зависит от масштабов микрокредитной компании — федеральная, региональная или местная — и особых условий, в среднем от трех до десяти человек приходят за займом в день в одно отделение. Нормальная плотность МФО в малых поселениях — одна на 5 тыс. человек, но случаются и вариации, позволяющие косвенно судить об экономическом положении населенного пункта: чем хуже ситуация, тем шире круг заемщиков и больше МФО. В Каргополе Архангельской области с населением 10 тыс. человек работают 11 отделений микрокредитных компаний, в среднем в день обращаются по три-четыре человека в каждое отделение. В период распутицы и задержки зарплаты на многочисленных окрестных лесопилках каждая МФО выдает не менее 10 займов в день, преимущественно мужчинам средних лет.

Микрофинансовые организации делятся на микрофинансовые компании (МФК) и микрокредитные компании (МКК). МФК обязаны иметь собственных средств не менее 70 млн рублей, их должны проверять аудиторы, их работу контролирует Банк России. МКК обязана иметь собственных средств сейчас не менее 1 млн руб., к 2024 году эта сумма увеличится до 5 млн. МКК должны создать резервы на случай, если кто-то из их заемщиков не вернет деньги, рабо- ту МКК контролирует саморегулируемая организация.

Ломбарды

В ломбарды, в отличие от МФО, обращаются все категории людей в равной степени, от молодых до пенсионеров. Основная часть клиентов — это «постоянщики», которые обращаются в ломбард раз в два-три месяца, в очень маленьких населенных пунктах работники знают их в лицо. В каждом ломбарде есть и клиенты, которые по несколько лет держат золото, постоянно выплачивая проценты.

Как правило, средняя сумма залога в городе до 100 тыс. человек составляет 3–7 тыс. руб., в больших городах — от 10 до 20 тыс. руб. Встречаются и крупные залоги на сотни тысяч рублей, когда предприниматели, не обязательно официально зарегистрированные, берут деньги на срочные нужды. Но в наиболее депрессивных населенных пунктах ломбард выполняет ту же функцию, что и МФО,— предоставить залоговый заем до зарплаты для оплаты коммунальных услуг, внесения взносов по кредитным платежам, подготовку детей к школе и так далее.

Работник ломбарда, Калач-на-Дону, Волгоградская область

— В городе работают хлебозавод и больница, все производства лежат. Зарплата — потолок 12 тысяч. За коммуналку зимой люди платят 6 тысяч. В городе еще четыре ломбарда, открылись за последние пять-шесть лет. Бывают залоги, которые не выкупают несколько месяцев.

По словам тех, кто работает в ломбардах пять и более лет, суммы золотых залогов в Центральной России уменьшаются с каждым годом — постоянные клиенты в какой-то момент не выкупают изделие и больше в ломбард не возвращаются. Некоторые работники вспоминают про очереди из посетителей пять-шесть лет назад. Сейчас такое явление редкость, особенно для малых городов. А вот в крупных населенных пунктах большая часть постоянных клиентов — люди со средним достатком, для них пользование услугами ломбарда — это сложившийся образ жизни.

Из разговоров с работниками ломбардов в Волгоградской области

— Они знаете, как называют свое золото? «Это мой кошелечек»! Она пришла, заложила свое колечко — как бы у себя одолжила.

— Постоянных клиентов человек 30 в месяц, при этом некоторые два года проценты только платят, изделия не выкупают.

— Человек пошел на рынок, увидел красивые сапоги, ему не хватает. Куда он пойдет? В ломбард. Такие люди точно знают, что выкупят через пять дней, когда придет зарплата. В среднем нет совсем бедных или совсем богатых.

Зачастую работники ломбардов очень скептически относятся к МФО и считают, что их клиенты уж лучше будут стараться до последнего выкупить свое золото, нежели идти за займом в микрофинансовые организации. Боязнь МФО связана не столько с большими процентами, которые на порядок выше, чем у ломбардов, а скорее с риском оказаться в постоянном долге.

Клиент ломбарда, Волгоградская область

— МФО это кабала, а если я в ломбард вдруг не приду, не заберу золото, то за мной никто бегать не будет.

Отдельно хотелось бы упомянуть про скупки, хотя они и не являются микрофинансовыми институтами, но в них тоже можно легко получить деньги, чаще всего продав электротехнику. Скупки и комиссионки отчасти похожи на ломбарды в своей логике, выдают деньги под залог, который люди не собираются выкупать. В городах Волгоградской области скупки бытовой техники устойчиво подменяют универсальные ломбарды. На город с населением 50 тыс. может быть шесть скупок, и в рабочий день в них стоят очереди как на покупку, так и на продажу техники.

Кредитно-потребительские кооперативы

Кредитно-потребительские кооперативы (КПК) имеют право выдавать займы своим пайщикам и принимать от них личные сбережения под процент. Эти понятия не тождественны банковскому кредиту и вкладу, хотя бы тем, что не застрахованы государством, но пайщики в подробности особо не вдаются.

Заем в классическом КПК, который не мимикрирует под микрокредитную компанию, выдавая короткие дорогие займы, берется в среднем на суммы от 100 тыс. руб. на цели «улучшения» жизни — ремонт, новый автомобиль, лечение, образование детей и отдых. Предприниматели тоже могут рассчитывать на залоговые займы для бизнеса.

В городе-стотысячнике Волгоградской области действовал КПК более 20 лет. Многие пайщики держали в нем все свои сбережения под 7–8% годовых. В начале года у него начались проблемы, и теперь кооператив — банкрот. И вроде бы никто не виноват, но сбережений не вернуть, и только несколько десятков человек каждый день толпятся у входа для подачи заявлений, хотя мало кто надеется на полный возврат своих накоплений. Суммы немаленькие, некоторые пайщики держали в кооперативе и 800 тысяч, и даже 2 миллиона. Но история с разорением кооператива для города была неновой — пара других КПК уже были ликвидированы некоторое время назад.

Пожилая пайщица кооператива, ожидающая очереди за документами

— Ну, у меня муж был против, свекровь настояла [деньги положить]. Лежали в Сбербанке — пусть лежат! «Нет, давайте вот туда положим, там проценты больше». Настояла, и мы пошли. И я тоже купилась и положила 50 тысяч. Говорю теперь маме: «Не умирай, пока снова не накопим на похороны». Может быть, хоть что-то выплатят, но навряд ли… Тут вот сидели женщины, рассуждали, рассказывали, могут и выплачивать — как вот был кооператив «Доверие». Он давно уже разорился. Тут вот сказали — наш хоть не прячется, а «Доверие» вообще пропал. И что, нам легче, что ли, что он не прячется? И вот говорят, что то ли в «Доверии», то ли в другом кооперативе выплачивают — по тысяче, по 500 рублей в месяц, а было на счету тоже около 2 миллионов. Это сколько лет будут выплачивать по 500 рублей?

Удивительно, что основные клиенты — пожилые люди — явно сталкивались в своей жизни с внезапными финансовыми потерями, причем в масштабах страны, после распада СССР, в конце 90-х, но при этом продолжают рисковать, вкладываясь в малопонятные для них кооперативы по советам окружения.

В Тверской и Тульской областях есть отделения кооперативов, которые только привлекают деньги пайщиков и вообще не выдают займы. Работники сообщали, что «займы выдает центральный офис в Москве», а они только принимают деньги, чаще всего пенсионеров. Зачастую такие КПК оказываются финансовыми пирамидами, неформально их называют «КПК-пылесосы». Как правило, они существуют несколько месяцев, после чего однажды ни один из сотрудников кооператива не выходит на работу. Впоследствии выясняется, что страхования вкладов либо не было вовсе, либо договор страхования истек некоторое время назад, а новый заключен не был, поэтому пайщики обречены на потерю всех своих сбережений. Выявить кооперативы, которые осуществляют хищническое привлечение средств, достаточно сложно, а если саморегулируемой организации и удается их обнаружить, то процесс доказательства их противоправной деятельности довольно трудоемкий.

Работник саморегулируемой организации кредитно-потребительских кооперативов Волгоградской области

— Мы не можем сразу исключить. Сначала предписания, потом штрафы и потом исключения. И пока все эти этапы пройдут… А кооператив предоставляет документы, что все чисто, все хорошо. И когда мы исключаем кооперативы, которые не предоставляют нам документы, они подают на нас в суд и затягивают время. А в этот период они продолжают вести деятельность.

В конце концов жизнь с маленьким, но постоянным долгом сужает для заемщика видение будущего до сроков погашения займа и новой зарплаты. Это уже не просто модель «от получки до получки», но ловушка, когда с каждым циклом займа-погашения доходы уменьшаются на величину процента и поддерживать прежний уровень потребления без дополнительных денег невозможно. В масштабах всего кредитного рынка объем займов микрофинансовых институтов мал, средняя сумма выдачи в 13,4 тыс. руб. не может сравниваться с многомилионной ипотекой, но в социальном плане рост маленьких коротких займов сигнализирует, что все большему числу людей ужиматься уже некуда. За 2018 год, по данным ЦБ, заключен 31 миллион договоров о микрозаймах, не превышающих 30 тыс. руб., что на 12% больше, чем в 2017 году, а в 2019-м будет больше, чем в 2018-м.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...