Охлаждение близко

Как ЦБ борется с рисками кредитных пузырей

Агрессивные стратегии банков по росту кредитования населения, чьи доходы растут на порядок медленнее долгов, вынудили ЦБ обратиться к ограничениям. Регулятор планирует продолжить эту практику. Банкиры, стремясь сохранить один из ключевых источников дохода, прибегают к военным хитростям и партизанским действиям. В чью пользу закончится это противостояние, от которого зависит доступность денег для граждан, станет понятно в 2020 году.

Минувший год запомнится среди прочего жаркими дебатами между представителями экономического блока по поводу охлаждения рынка потребительского кредитования. Министр финансов Антон Силуанов, его заместитель Алексей Моисеев и министр экономики Максим Орешкин заявляли о высокой закредитованности населения, которая влияет и на располагаемые доходы и на темпы роста экономики, выражали опасения о раздувании кредитного пузыря. Оппонентом выступала глава ЦБ Эльвира Набиуллина: потребительское кредитование растет, но дополнительных мер по охлаждению рынка не требуется. Градус дискуссии между тем выглядит избыточным, реального противоречия между сторонами нет. Да, кредитный рынок перегрет, и да, ЦБ с этим борется.

За десятилетие с кризиса 2008–2009 годов долги россиян перед банками увеличились с 4 трлн до 17 трлн руб. Около половины суммы приходится на необеспеченные кредиты. Даже в последние годы кредитование населения росло двузначными темпами, тогда как их доходы даже не догоняли инфляцию.

ЦБ заговорил о рисках еще в 2015 году, когда на фоне кризиса в стране резко выросла доля плохих кредитов. Примерно тогда же регулятор задумался о введении показателя долговой нагрузки (ПДН). Ситуация с просрочкой по кредитам наличными в последующие годы значительно улучшилась, а с 2017 года ее доля стала самой низкой в уходящем десятилетии. Однако с 2019 года ЦБ все же решил установить для банков надбавки к коэффициентам риска в зависимости от долговой нагрузки клиентов.

В новой реальности банки живут с 1 октября — теперь кредитование заемщика с ПДН более 50% давит на их капитал.

Похожие меры регулятор распространил и на микрофинансовые организации.

О второй половине портфеля потребительских кредитов — ипотеки — ЦБ тоже не забыл. С 1 июля 2020 года он планирует ввести дифференцированные надбавки к коэффициентам риска, чтобы отбить у банков охоту кредитовать граждан с высоким значением ПДН и низким первоначальным взносом по ипотеке. Причем это ужесточение ЦБ вводит на фоне в целом благоприятной и улучшающейся ситуации: в 2013 году частота дефолтов за год не превышала 0,5%, в 2015 году выросла примерно до 0,8%, а к середине 2018 года вновь снизилась до 0,5%. Российский ипотечный рынок никогда не сталкивался с кризисами, а ЦБ не нашел ни одного негативного фактора, предвещающего неприятности. Поэтому свое решение обосновал лишь международным опытом — финансовым кризисом 2008 года, который начался с проблем субстандартной ипотеки в США.

Вероятно, розница — только начало. Регулятора также беспокоит наблюдаемая им концентрация долга на крупнейших корпоративных заемщиках.

Особенно, по оценкам регулятора, выросла их долговая нагрузка за последние годы. В апреле ЦБ выпустил доклад, в котором рассматривал возможность ограничения долговой нагрузки нефинансовых организаций, а в начале декабря подтвердил проработку вопроса. Предположительно, нагрузка будет ограничена по показателям «чистый долг / собственный капитал или «прибыль от продаж / процентные расходы».

Эффект от ограничений уже отметили ведущие бюро кредитных историй, публиковавшие данные о снижении кредитования. Но процентные доходы много приносят участникам рынка, и они не собираются сдаваться без боя. Банкам есть что противопоставить регулятору. Быстрый рост прибыли позволяет компенсировать давление ПДН, а судя по удлинению сроков кредитования, участники рынка уже научились и обходить ограничения. Заемщику с высокой долговой нагрузкой можно выдать кредит на более длинный срок, тогда платеж будет ниже. Кроме того, банки используют для выдачи займов и аффилированные МФО, на что уже обратил внимание регулятор.

Понимая, что охлаждающие меры имеют ограниченный эффект, ЦБ в октябре обратился к правительству с просьбой наделить его правом прямого ограничения определенного вида кредитов. Насколько жесткими в итоге окажутся меры и как они повлияют на рынок, понятно будет в 2020 году. До полной заморозки кредитования дело вряд ли дойдет, но тренд по бесконечному росту кредитных портфелей банков переломить ЦБ наверняка сумеет.

Виталий Солдатских

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...