Коротко

Новости

Подробно

Фото: Reuters

НАТО углубилось в поиски себя

Юбилейный саммит стал поводом запустить «процесс рефлексии»

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Саммит НАТО, приуроченный к 70-летию альянса, пройдет в среду в британском Уотфорде далеко не в праздничной обстановке. Президент США Дональд Трамп назвал оскорбительными слова его французского коллеги Эмманюэля Макрона о «смерти мозга» альянса. Другим возмутителем спокойствия стал президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, обвинивший союзников в недостаточной поддержке Анкары. На конференции NATO Engages президенты, главы правительств, министры и эксперты пытались найти смысл существования НАТО. Нашли ли и остается ли Россия «угрозой номер один для альянса», выяснял в Лондоне корреспондент “Ъ” Павел Тарасенко.


Когда в союзниках согласья нет


Хотя саммит пройдет не в Лондоне, а в расположенном неподалеку Уотфорде, наплыв высокопоставленных гостей чувствуется и в британской столице. Некоторые улицы в центре города были перекрыты, а порядок обеспечивали дополнительные наряды полиции. Вдоль улицы Мэлл, ведущей к Букингемскому дворцу, были вывешены огромные флаги НАТО и 30 его членов (включая Македонию, которая завершает процесс присоединения к альянсу). Эти флаги не могли не увидеть лидеры стран НАТО, которые вечером во вторник посетили прием, устроенный во дворце его хозяйкой — королевой Елизаветой II.

Между тем, как бы ни хотелось участникам саммита подойти к юбилею на мажорной ноте, атмосфера накануне встречи была натянутой. Причина — ряд заявлений, продемонстрировавших, что о единстве организации говорить не приходится. Так, Дональд Трамп присоединился к дискуссиям, спровоцированным Эмманюэлем Макроном. Ранее тот заявил, что из-за снижающейся поддержки со стороны США альянс находится в стадии «смерти мозга».

«Я был очень удивлен, когда услышал это,— отреагировал Дональд Трамп.— У меня хорошие отношения с Эмманюэлем, но иногда он говорит то, чего ему не следует говорить».

Глава Белого дома назвал такие слова неуважительными и даже оскорбительными. Напомним, лидеры целого ряда государств уже прокомментировали тезис господина Макрона: большинство из них его раскритиковали, однако, например, премьер Дании Метте Фредериксен заявила, что может понять такую позицию. Президент Макрон заверил, что от слов о «смерти мозга» не отказывается.

Сторонники теории о расколе НАТО обращают внимание и на высказывание Реджепа Тайипа Эрдогана, который перед вылетом в Лондон заявил: если НАТО не признает террористической организацией курдские «Отряды народной самообороны» (YPG), Анкара будет блокировать новый план альянса по защите стран Балтии и Польши. Защищать, само собой, предстоит восточные рубежи этих стран. Президент Эрдоган высказался и на тему «предполагаемого агрессора», напомнив, что Россия — один из ведущих партнеров Турции на международной арене. «Но отношения с ней и другими странами — не альтернатива отношениям с союзниками (по НАТО.— “Ъ”), а, наоборот, их дополнение»,— примирительно добавил он.

Позицию Реджепа Тайипа Эрдогана пояснила в Лондоне на конференции NATO Engages его старший советник по внешней политике Гульнур Айбет. По ее словам, альянсу необходимо обновление: инструментарий и цели НАТО остались теми же, что были в 1990-х годах. Разные страны, отметила она, сталкиваются с разными угрозами безопасности, и для Турции это YPG. «Боевики совершают террористические атаки против турецких силовиков. Против силовиков НАТО»,— взывала она к слушателям. И заверяла: «Анкара не ставит под сомнение статью 5 устава альянса (о том, что нападение на одну страну приравнено к нападению на весь альянс.— “Ъ”), но мы хотим, чтобы она выполнялась».

Двумя темами список разногласий внутри НАТО не ограничивается. Та же Турция вызвала гнев союзников (в первую очередь Дональда Трампа, а также присоединившегося к нему по этому вопросу Эмманюэля Макрона) из-за закупок российских зенитных ракетных комплексов С-400. Венгрия из-за разногласий с Киевом по языковому вопросу продолжает блокировать созыв министерских заседаний комиссии НАТО—Украина. США критикуют слишком низкие расходы Германии и ряда других стран альянса на оборону. А Вашингтон, в свою очередь, вызвал недовольство в связи с недавним решением сократить объемы прямого взноса в бюджет альянса.

Среди тех, кто сохраняет позитивный настрой,— генсек Йенс Столтенберг. Излучать оптимизм ему полагалось по должности. Йенс Столтенберг сразу дал понять, что не согласен со словами о расколе НАТО и тем более о «смерти его мозга». «Альянс активен и выполняет задачи. Посмотрите на факты»,— призвал он, напомнив, в частности, о «крупнейшем укреплении обороноспособности» и усилении борьбы с терроризмом (в том числе посредством тренировочной миссии в Ираке).

По словам господина Столтенберга, было бы странно, если бы между странами не было разногласий, но нет сомнений: «НАТО — самый успешный альянс в истории».

Столь же вдохновленными были речи представителей Центральной и Восточной Европы. Президент Польши Анджей Дуда со сцены спросил аудиторию: «Вы можете назвать более впечатляющую историю успеха, чем ЕС и НАТО? Нет таких. Это два лучших международных института, созданных за последнюю сотню лет». Господин Дуда рассказал, что «больше 40 лет Польша была не полностью независимой страной», но в 1989 году ее граждане «выиграли очень важную битву» и с тех пор шли к своей мечте — «вступлению в НАТО, самый сильный военный альянс в мире». И в итоге, как дал понять господин Дуда, не разочаровались. Участвовавший в той же сессии новичок натовских саммитов премьер Македонии Зоран Заев выступил в том же духе, сказав: «Наши граждане верят в НАТО, единство, стабильность».

Примирить два лагеря — оптимистов и пессимистов — накануне попытался глава МИД ФРГ Хайке Маас. В интервью медиагруппе Funke он заявил: НАТО «полно жизни», но необходимо начать «процесс рефлексии» с тем, чтобы лучше обозначить цели и трансатлантические обязательства союза. Такая возможность представится уже 4 декабря, на саммите в Уотфорде.

Померились угрозами


Все годы с момента начала украинского кризиса ключевая цель НАТО была очевидна — это защита восточных рубежей альянса от «агрессивных действий со стороны России». Однако в этом году уже на министерских встречах в Брюсселе стало ясно, что тема постепенно отходит на второй план. На NATO Engages Россия упоминалась постоянно, но большинство участников панельных дискуссий — президентов, глав правительств и министров — предпочитали не обострять. Так, журналист BBC Стивен Сакур задал своим собеседникам Анджею Дуде и Зорану Заеву прямой вопрос: «Остается ли Россия и Владимир Путин угрозой номер один для НАТО?» Те, однако, ответили общими словами. Господин Заев, в частности, сказал о киберугрозах, но оговорился: они могут исходить и с территории НАТО. А Анджей Дуда ушел от вопроса, какая из угроз для НАТО стоит выше. «Есть террористическая угроза, есть угроза российского империализма, есть угрозы на Ближнем Востоке... Много угроз»,— уклончиво ответил он.

Йенс Столтенберг также избегал жестких фраз. Он сказал, что НАТО по-прежнему придерживается подхода «Диалог и сдерживание», отметив: даже если отношения с Москвой и дальше будут столь же напряженными, необходимо уметь «управлять» ими, чтобы избегать острой конфронтации.

В числе тем для поиска компромиссов генсек назвал контроль над вооружениями и Арктику.

При этом господин Столтенберг несколько раз (в том числе в контексте Арктики) дал понять, что с недавних пор едва ли не столько же внимания НАТО уделяет Китаю — стране со вторым по величине оборонным бюджетом в мире. «Мы не намерены делать себе нового врага, мы хотим просто учесть, что подъем Китая имеет последствия для нашей безопасности»,— заявил он.

Впрочем, звучала на NATO Engages и традиционная риторика. Так, глава британского Минобороны Бен Уоллес вспомнил заявление начальника Генштаба вооруженных сил РФ Валерия Герасимова шестилетней давности о том, что роль невоенных способов в достижении политических и стратегических целей выросла. «Гибридные способы ведения войны — наша новая реальность. Наши союзники в странах Балтии и наши партнеры на Украине и в Грузии хорошо знакомы с этими приемами»,— отметил министр. А премьер Канады Джастин Трюдо дал понять: Россия до сих пор не продемонстрировала желания «отказаться от своего неприемлемого поведения». «Донбасс, оккупация Крыма, вмешательство в демократические системы по всему миру...» — перечислил он, отметив: на этом фоне НАТО должно быть сильным как никогда. В зале раздались продолжительные аплодисменты.

До максимума эту тему развили участники дискуссии «От Балтики до Черного моря: безопасность на границах НАТО» — министры обороны Румынии, Литвы и Эстонии, а также главы МИД Украины и Грузии. Свою сессию модератор начал с импровизированного соцопроса. Вначале он попросил сидевших в зале поднять руку, если они уверены, что Россия будет самой большой угрозой для НАТО в ближайшие десять лет. Руки подняли около половины аудитории.

А затем прозвучал второй вопрос: «Делает ли НАТО достаточно для защиты восточных границ?» Поднявших руки можно было пересчитать по пальцам.

Выступавшие выражали благодарность альянсу за присутствие его войск в странах Балтии и Польше. А министр обороны Эстонии Юри Луйк призвал проводить больше учений, чтобы продемонстрировать, что альянс готов в случае необходимости оперативно перебросить в зону конфликта значительные силы. Его литовский коллега Раймундас Кароблис назвал Россию «единственной экзистенциальной угрозой» для его страны. Глава грузинского МИДа Давид Залкалиани рассказал о «гуманитарной катастрофе на оккупированных территориях Грузии». А министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко напомнил тем, кто поднятием руки не оценил в должной мере российской угрозы: «В результате действий России у нас погибли более 40 тыс. человек». На ремарку модератора о том, что президент Макрон считает главной угрозой для НАТО не Россию, а терроризм, господин Пристайко ответил, что не видит разницы: «Терроризм — это действия для достижения политических целей через запугивание. Неужели кто-то скажет, что Россия делает что-то другое?» По его словам, НАТО имеет уникальную возможность влияния на РФ: «То, что способен делать альянс,— это единственный язык, который понимает Путин».

Из Москвы прозвучали не менее жесткие заявления. Президент РФ Владимир Путин констатировал: «Расширение НАТО, развитие его военной инфраструктуры вблизи российских границ — это одна из потенциальных угроз безопасности нашей страны». Он подчеркнул, что РФ не раз делала шаги навстречу альянсу, «однако после 2008 года сотрудничество было фактически свернуто, поскольку альянс действовал в отношении России некорректно, если не сказать, грубо, без всякого учета интересов Российской Федерации». Столь же грубыми, как дал понять президент Путин, действия альянса остаются и сейчас.

Комментарии
Профиль пользователя