Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ   |  купить фото

На качелях успеха

Бизнес

"Финляндия". Приложение от , стр. 22

30 лет назад финская компания Stockmann пришла в Россию как инвестор с €400 млн. За ней последовали Neste, Tikkurila, Fazer, YIT и другие. Всех их ждала подготовленная почва. Доверие к Финляндии, в особенности у нас, на Северо-Западе, традиционно было высоким: чистый продукт, честная работа.


В прошлом году последний торговый центр Stockmann — «Невский центр» в Петербурге продали чешскому девелоперу PPF Real Estate за €171 млн.

И в XX, и в XXI веке бизнесмены из Суоми переживали различные приключения на российском рынке.

Valio


История этой компании — хрестоматийный пример. Valio то получала в России признание на самом высоком уровне — Николай II даровал ей звание «Поставщик Двора Его Императорского Величества», а советские власти сделали единственным поставщиком молочных продуктов московской Олимпиады,— то полностью или частично теряла доступ к рынку в связи с политическими катаклизмами, например, после революции или из-за санкционных проблем в 2014-м.

Ключевые продукты компании тоже познали, что такое качели успеха. Финское масло в начале прошлого века из простонародного товара стало элитарным, в 1920-е его можно было достать только нелегально, затем оно появилось на прилавках всего Союза. Плавленый сыр Viola в СССР вначале распределялся и «доставался» (еще бы, первый и единственный импортный сыр) и только в 1980–1990-е превратился в обычный продукт, который есть в любом магазине.

Развитие Valio также происходило с разной скоростью. От создания в 1905-м до выхода на российский рынок прошло только три года, от изобретения плавленого сыра до его продаж в СССР — уже 22 года. В 1994 году в Петербурге начало работать дочернее подразделение Valio, в 2006-м запустили завод в Подмосковье, а в 2014-м границу между Финляндией и Россией можно было выкладывать из задержанного таможней сыра. Из-за антисанкций компания потеряла пятую часть оборота — пришлось срочно расширять число российских партнеров. Самый крупный из них на сегодня гатчинская «Галактика» (кстати, сейчас обсуждается покупка этого предприятия или его доли).

В 2019-м компания открыла одну за другой новые производственные линии на предприятиях в Гатчине и Подмосковье, отметила 10-летие производства своих йогуртов в России и получила два гран-при на конкурсе «Молочный успех-2019», проведенном в рамках Международного молочного бизнес-форума ЕАЭС. Кажется, качели идут вверх?

Tikkurila


Как и Valio, эта компания родилась, еще когда Финляндия была в составе Российской империи — в 1862 году. А вот первый лакокрасочный завод построили уже в независимом государстве, в 1919 году. До выхода на рынок России и всего СССР оставалось еще 55 лет.

Как и для Valio, Олимпиада-80 стала вехой для Tikkurila: шутили, что вся Москва окрашена тиккуриловской белой краской. Но в девяностые, в отличие от коллег из молочной промышленности, компания сделала ставку не на экспорт в Россию, а на развитие местных предприятий (первый завод открыли в 1995 году в Петербурге) и на партнерские проекты — так, собственно, появилось АО «Финнколор», специализирующееся на автоэмалях. Сейчас у компании три производства в Петербурге (один завод, в Старом Осколе, закрыли), десяток складов и несколько логистических центров, в том числе в Новосибирске.

По итогам 2018 года Россия стала крупнейшим рынком для Tikkurila, 2019 год также порадовал ростом продаж (только с июля по сентябрь выручка составила более €45 млн), но тем не менее компания решила отказаться от строительства завода в Ленобласти: падает спрос на масляные краски. Потребители выбирают экологически чистые продукты на водной основе — в 2018 году 77% от всех проданных красок Tikkurila были водоразбавляемыми. Сейчас компания разрабатывает биологические краски.

Lemminkainen и YIT


У этих двух финских строительных концернов более чем вековая история: Lemminkainen основали в 1910 году, YIT — в 1912-м. Первым пришел в СССР именно YIT — в 1961 году, и, помимо промышленных зданий, занимался реконструкцией исторических объектов (отель «Метрополь» в Москве, Третьяковская галерея и другие). Lemminkainen с 1970-х построил в Советском Союзе, а затем в России более 400 предприятий, коммерческих и общественных зданий. И, конечно, оба концерна занимались жилой недвижимостью. В феврале 2018 эти два мощных бизнеса объединились под брендом YIT, став крупнейшей строительной компанией на рынке Северной Европы и России с оборотом более €3 млрд.

Чем YIT занимается сейчас? Одним из первых застройщиков продает квартиры уже по эскроу-счетам, а также стал лидером в рейтинге «Самые влиятельные финские компании в России-2019» (номинация «Недвижимость»).

Fazer


Это еще одна финская компания, которая появилась в Российской империи в 1891-м. За 128 лет «французско-русская кондитерская» превратилась в кондитерско-хлебопекарный бизнес с подразделениями в нескольких странах и выручкой в €1,6 млрд.

На российский рынок компания вышла в 1997 году и, как и Tikkurila, начала с покупки местных предприятий. Сейчас у Fazer четыре производственных площадки в Петербурге и Москве, в них инвестировано суммарно около €300 млн. А вот идею насчет строительства пятого предприятия отложили еще в 2017 году. Сказывается общемировая тенденция — снижение потребления хлеба. Только в России хлебопекарное направление Fazer получило в 2018 году €160 млн вместо €189 млн (впрочем, рост издержек тоже повлиял, хотя и не так, как потребители, взявшиеся за ЗОЖ).

И компания, конечно, ищет ответы на этот вызов. Сегодня Fazer в Москве и Петербурге выпускает функциональные хлеба и выпечку (линейки «Энергия здоровья», «Овощи-Микс» и другие), недавно появился даже бездрожжевой хлеб Vegan с пророщенным зерном ржи. Что ж, эта компания всегда любила эксперименты, которые потом становились стандартами отрасли, как, например, хлеб в нарезке. При этом в Fazer четко понимают, к чему готовы потребители в той или иной стране. Так, россиянам пока не предлагают хлеб с протеинами из сверчков, уже появившийся в Европе. Говорят, пока не видят у нас спроса.

Neste и Fortum


Финская Neste создана в 1948 году, она специализировалась на нефтепереработке и должна была в первую очередь обеспечивать энергетическую безопасность своей страны. Поэтому на рынок России компания вышла только в 1990-м — через создание совместного российско-финского предприятия. €200 млн инвестиций превратились с тех пор в терминал для хранения нефтепродуктов в Ломоносове и сеть из 75 АЗС. В этом году все это было продано «Татнефти» с условием, что еще пять лет заправки будут работать под брендом Neste.

Параллельно этим процессам в России, в Финляндии в 1998 году Neste объединяется с энергетическим концерном и рождается Fortum (в 2005-м нефтяной бизнес опять станет отдельной компанией Neste). Эта компания ничего не ждет и в том же году начинает работу на российском рынке: покупает в регионах электростанции, строит ветропарки и прочее. Сейчас Fortum принадлежат 29% петербургской ТГК-1, восемь ТЭЦ, по итогам 2018 года прибыль компании в России составила более € 1 млрд, а Ассоциация «НП Совет рынка» назвала Fortum самой эффективной генерирующей компанией на оптовом рынке России.

SRV


Еще один финский строительный концерн был создан сравнительно недавно, в 1987 году, и изначально ориентировался на экспорт услуг — первый объект был возведен в Эстонской ССР. Конкретно на рынок Петербурга компания пришла в 1993 году, чтобы построить первый в городе финский супермаркет. Среди более 70 проектов в России своими масштабами выделяются два петербургских ТРЦ: «Жемчужная Плаза» (2013) и «Охта Молл» (2016). В этом году на международном инвестиционном форуме по недвижимости PROEstate оба ТРЦ получили премии Green Awards: High Performance Buildings в номинациях «Проекты недвижимости. Регионы» и «Лучшие за 10 лет!» (категория «Торговый центр»). А культурно-образовательное пространство «Охта Lab» в «Охта Молле» на Russian Coworking Awards признали лучшей event-площадкой в России.

И вот эти два успешных ТРЦ (заполняемость арендаторами — 100% и 97%) планируется продать. С весны обсуждается возможность покупки АО «Сбербанк Управление Активами» доли в «Жемчужной Плазе», девелопер также заявил о готовности рассматривать предложения по продаже «Охта Молла». Такова бизнес-модели SRV: построить центр, сделать привлекательным и для компаний-арендаторов, и для посетителей, что называется, «вывести на полную мощность», а затем уже получить за это максимальную сумму.

K. Hartwall и Vilakone


Не все истории начинаются в прошлом веке или в нулевые. Пусть финская компания K. Hartwall, предлагающая торговое оборудование и логистические решения, и основана в 1932 году, но только в 2019-м у нее в Петербурге появилась «дочка».

Первыми ее клиентами должны стать магазины «Дикси», «Пятерочка», «Перекресток» и «Карусель». Им планируют предложить не только тележки, но и современные решения, сокращающие ручной труд. В дальнейших планах — создание завода, проект потребует инвестиций в €5 млн, но стоит ли их вкладывать, покажет время.

Намерен оценить реакцию рынка и финский производитель уборочной техники Vilakone (создан в 1950 году): компания все-таки построила в Левашово свой завод и открыла его в апреле этого года. План на 2019-й — 100 машин, на 2020 — до 300 единиц. Технику для коммунальщиков под маркой Wille в Россию привозят с 1990-х, о локализации говорили с 2017-го — она поможет участвовать в тендерах на госконтракты. Vilakone входит в концерн Wihuri Group, для которого это тоже первый опыт инвестирования в Россию. Возможно строительство второй очереди завода, если качели успеха пойдут вверх.

Светлана Хаматова


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя