Подробно

Фото: Getty Images

Кочевники нового времени

Как миллениалы становятся диджитал-номадами

от

Развитие цифровой среды продолжает менять систему труда: распространение технологий и мобильных сервисов дает возможность работать на расстоянии из любой точки мира, где есть электричество и стабильный Wi-Fi. Качество жизни для многих миллениалов сегодня определяют не квартира в престижном районе, машина высокого класса и дорогой костюм, а возможность свободно перемещаться по миру и жить в комфортном климате круглый год. Такие люди называют себя диджитал-номадами (digital nomads), или цифровыми кочевниками. В отличие от дауншифтеров они не спешат прощаться с карьерными амбициями и терять в зарплате в пользу тихой жизни у океана, а используют современные технологии для гармоничного развития во всех сферах. «Коммерсантъ Стиль» поговорил с номадами и узнал, как они пришли к образу жизни современного кочевника и какие преимущества и сложности он таит.


Удаленная работа — это такой же навык, как и офисная психология

Павел Кононов, 26 лет, продюсер диджитал-проектов

Павел Кононов, 26 лет, продюсер диджитал-проектов

— У меня достаточно рано появился компьютер, и я быстро втянулся в IT. Когда получил менеджерское образование, понял, что это сочетание востребовано. У IT-компаний есть спрос на специалистов, которые могут не только ходить по серверной в вязаном свитере, но и говорить об IT с людьми. Сначала я пошел традиционным путем и устроился в офис. Для своей сферы я оказался слишком продуктивен и закрывал за час все рабочие задачи. В остальное время приходилось скучать в офисе без дела. Однажды я ехал утром по московским пробкам на кредитной машине и думал, что больше так продолжаться не может. Я не знал, куда идти и с чего начать, поэтому решил поступить просто: взять паузу и понять, чего хочется. Нашел удаленную работу и через полгода уехал в Таиланд.

Удаленная работа — такой же навык, как и офисная психология, ему нигде не учат: ты либо умеешь, либо не умеешь и втягиваешься со временем. Из кровати можно работать первые две недели, потом у тебя начинается депрессия, потому что кровать должна быть только для сна и других видов отдыха. Со временем ты понимаешь, что важно заваривать кофе утром и поддерживать режим — без этого эффективной работы не будет. За тебя никто не придумает твой график, задачи и рабочее место. Нужно включать осознанность. Удаленный формат работы дает мне ощущение свободы. Я приезжаю в новую страну и воспринимаю ее как новый дом и место, где я должен пожить не как турист. Я работаю в коворкингах, стараюсь прочувствовать город. Как только мне становится скучно, я стараюсь переезжать. Такая жизнь показывает, что комфортная среда в тебе.

Иногда возможность уехать в другой город — способ сбежать от проблем, от отношений. В новом месте мозг мгновенно переключается — все вокруг незнакомое и интересное. С этим нужно быть осторожным, ведь проблемы никуда не исчезают. Именно поэтому я перестал флиртовать с каждым городом по два-три месяца, а решил осесть в одном месте хотя бы на год. Сейчас я живу во Франции по резидентской визе и уже продлеваюсь на второй год. Как только я отпустил желание где-то закрепиться и найти идеальное место для жизни, мне стало очень легко. Сейчас я не могу сказать, что статус диджитал-номада —— это навсегда, но это дает мне возможность жить там, где хочется.

Неопределенность — это то, с чем придется столкнуться любому диджитал-номаду

Лена Сахарова, коммерческий писатель, журналист, автор курса по созданию текстов

Лена Сахарова, коммерческий писатель, журналист, автор курса по созданию текстов

— Два года назад у меня была работа в столичном офисе с классической пятидневкой. Я любила путешествовать, и поэтому выходило так: я много работала, затем все деньги тратила на отпуск, а потом снова работала в ожидании следующего путешествия. Казалось, это замкнутый круг. Глубоко в душе мне хотелось, чтобы в моей жизни было больше серфинга и океана, при этом хотелось еще и зарабатывать. На тот момент я уже проработала журналистом пять лет и пару лет в пиаре. За это время я обросла связями, у меня были контакты ключевых редакций, рекламных агентств, маркетологов. Но я понимала, что именно журналистикой заработать удаленно будет сложно. Поэтому я сделала ставку на копирайтинг, потихоньку по выходным стала писать материалы для клиентов. И начала готовиться к переезду на Бали. Я там никогда не была, но Бали мне казался хорошей идеей.

Самым страшным в моей истории оказался момент, когда я сказала директору: «Я увольняюсь». Придя домой, я оглянулась и поняла, что все, отступать некуда. А что будет дальше — я толком не знаю. Тут мой мозг мне подсказал сто вариантов, что может пойти не так. Я разрыдалась. Но быстро успокоилась, сказав себе: «Я все сделала правильно, если все не сложится, я всегда могу вернуться».

Еще в Москве я начала активно вести блог в Instagram и предлагать подписчикам темы для постов. Они не только писали тексты, но и просили прокомментировать или отредактировать их заметки. Многие друзья стали присылать мне посты или просить совета, как лучше написать. Однажды моя подруга спросила, почему бы мне не организовать курс и не рассказывать людям, как интересно писать о своей жизни. Так я создала группу и стала ментором для десяти человек. Дальше — больше. Я исследовала ошибки, сомнения и все, что останавливает людей от писательства. Я поняла: чтобы интересно писать о жизни, важно ценить и любить ее. Это стало для меня открытием. Так из менторства вырос мой курс по текстам. За полтора года эксперимент превратился в хороший инфопродукт.

Диджитал-номад — это тот, кто путешествует и продолжает делать свою работу по пути. В таком режиме я прожила год на Бали, потом поехала в Латинскую Америку. За восемь месяцев я проехала 11 стран — от Мексики до Чили. Оказалось, что путешествовать, работать и вести блог одновременно — тройной стресс, и меня это вымотало. Самое сложное, с чем я столкнулась при таком образе жизни,— чувство тревоги. Ты постоянно живешь в нестабильности. Только кажется, что классно менять страны каждые три недели. По факту ты только и успеваешь, что купить новую сим-карту или новый переходник для местной розетки, поменять деньги, привыкнуть к местной еде, ты все время ищешь жилье, билеты на автобус, интернет. Только нашел — снова переезжаешь. Такая нестабильность отнимает море энергии: треть рабочего дня уходит на то, чтобы просто адаптироваться и прийти в себя.

Я жила в стрессе долгие годы

Елена Музыченко, 47 лет, коуч женского здоровья, врач-гинеколог

Елена Музыченко, 47 лет, коуч женского здоровья, врач-гинеколог

— Несколько лет назад я работала гинекологом в частной медицинской клинике. На тот момент я уже начала изучать мир интернет-профессий, прошла курс инфобизнеса, пыталась превратить хобби в работу и даже запустила семейный проект для родителей. Несколько лет я совмещала учебу и развитие интернет-проектов с основной работой и никак не решалась уйти. Как по заказу в клинике назрело большое сокращение. Пока коллеги паниковали и бились за оставшиеся места, я восприняла это как знак и запустила первый курс о женском здоровье: решила, что должна заниматься тем, в чем я действительно профессионал и эксперт. Сначала переживала, что не смогу давать рекомендации без осмотра, но потом поняла, что мне не нужно конкурировать со стационарными гинекологами. Более того, я стала с ними сотрудничать: всех своих подопечных я в обязательном порядке отправляю на плановые осмотры к специалистам. В гинекологии важен осмотр на кресле, поэтому хорошо, когда есть врачи на месте. Но в условиях современной медицины, когда можно получить результаты любых анализов и УЗИ на электронную почту, часто можно обойтись и без осмотра — куда важнее внимательно выслушать жалобы пациента, ответить на смежные вопросы, которые его волнуют. Часто у врачей просто нет на это времени, так как лечение приоритетнее профилактики. На тренингах я работаю с каждым лично, даю прикладные и понятные рекомендации по здоровью, в целом. Все это способствует своевременной диагностике: со многими женщинами в процессе курса мы выявили онкологию на ранних стадиях.

Работая в медицинской системе, я всегда старалась развиваться: посещала конференции, читала профессиональные журналы и литературу. Но очень многие профессора, которые доносят результаты исследований врачам, ангажированы фармацевтическими компаниями, поэтому информация так или иначе искажается. Начав работать отдельно, я стала мыслить намного свободнее, ясно видеть все плюсы и минусы каждого вида лечения, изучать новинки и альтернативную медицину. Мой первый курс был про женское здоровье в общем. Затем я сделала упор на интимную гимнастику, увидела, что на это есть большой запрос. Я не ожидала, что эта тема особенно заинтересует женщин старшего возраста — у меня есть клиентки, которым и 40, и даже 75 лет. Как оказалось, сексуальность актуальна для женщины в любом возрасте. Параллельно я запустила курсы по гормональному здоровью, рефлексотерапии, самомассажу, аюрведе. Я стараюсь исследовать женское здоровье со всех возможных сторон.

Сейчас я уже не просто онлайн-гинеколог, люди приходят ко мне не только за консультацией, но и за поддержкой, мотивацией, состоянием. Для пациентов я близкий и живой пример человека, у которого получилось что-то изменить. Может, они не хотят стать диджитал-номадами, но у многих просто нет мысли в голове, что жизнь может быть более радостной. Чтобы было, чем делиться, важно поддерживать ресурсное состояние. Нужно заставлять себя отдыхать, отключаться. Иногда я разрешаю себе ничего не делать, много занимаюсь спортом. И именно за счет того, что моя голова разгружена, приходят классные идеи, а курсы получаются лучше. Я жила в огромном стрессе долгие годы и рада, что теперь занимаюсь важными делами, а не срочными.

Стыдно ходить на работу и страдать

Никита и Анастасия Куимовы, 30 лет, основатели сообщества цифровых кочевников «Станция Смена»

Никита и Анастасия Куимовы, 30 лет, основатели сообщества цифровых кочевников «Станция Смена»

— Мы начали активно путешествовать восемь лет назад. Главной мотивацией был поиск себя. Отучившись на психолога и магистра международного космического права, мы оба поняли, что не хотим работать по специальности. Путешествия мы использовали, чтобы стать более самостоятельными, увидеть другой мир и в первую очередь найти свой голос. Формат удаленки в том режиме, в котором он есть сейчас, пришел к нам два года спустя, когда мы запустили сезонный бизнес: стали делать зачарованные елочные шары. Мы активно занимаемся ими четыре месяца в году, остальное время живем в более расслабленном формате, делая другие проекты.

От постоянных перемещений устаешь — быть продуктивным, когда все вокруг непрерывно меняется, довольно сложно. Если в привычной среде мы думаем только о том, что поесть на ужин и как отдохнуть, то в путешествии приходится думать сразу обо всем, переживаешь, как бы тебя не ограбили или не обманули. Словом, переосмысливаешь жизненные условия, и это очень энергозатратно. В этом случае важна команда. Мы всегда путешествовали вдвоем, за редким исключением. Так мы и пришли к идее создать сообщество цифровых кочевников — это помогает быстро закрыть множество бытовых вопросов и найти эмоциональную поддержку. Мы думаем, что комьюнити — это слово ближайших нескольких лет. Люди стали больше объединяться в группы, чтобы что-то менять в своей жизни и мире вокруг себя. В контексте номадов это еще более ценно. Человеку очень сложно быть счастливым, если он живет один: социальная изоляция повышает уровень стресса. Когда люди с общими жизненными ценностями собираются вместе, у них есть похожие запросы на решение определенных задач, происходит обмен знаниями, и ты сам развиваешься быстрее.

Популярность кочевого образа жизни среди миллениалов обусловлена тем, что молодые люди сейчас не готовы подписываться на обязаловку на ближайшие пять-десять лет, будь то ипотека, кредит на машину или долгосрочный контракт. Каршеринг, каучсерфинг, airbnb — все эти сервисы основаны на нежелании современного человека оставаться на одном месте. Для нас становится важнее пробовать новое и получать разнообразный опыт. Кажется, что люди стали позже взрослеть, но на самом деле речь идет не столько о взрослении, сколько о принятии более осознанных, самостоятельных и личных решений. Когда ты поступаешь не так, как несколько предыдущих поколений, действительно нужно больше времени, чтобы разобраться, что важно именно для тебя. Цифровое кочевничество дает возможность прожить несколько жизней за одну. Мы работали на японской ферме, жили на Гавайях, жили в Нью-Йорке, учили детей в буддийском монастыре на Филлипинах. Все это помогло понять, что мир очень разный и что быть другим — это нормально.

Одна из миссий «Станции Смена» — это нормализация цифрового кочевничества, потому что, как ни крути, есть много негатива со стороны родственников, социума, людей, которые пропагандируют более традиционный жизненный уклад. Посмотрев, как можно по-разному устроить свою жизнь, мы можем сказать, что не стыдно быть цифровым кочевником, стыдно ходить на работу и страдать, стыдно жить не так, как тебе хочется, не рискнуть и не попробовать найти то самое, что тебя заводит и заставляет проживать каждый день в удовольствии и счастье.

Беседовала Елена Мужчинина


Комментарии

Наглядно

Приложения

Профиль пользователя