Коротко

Новости

Подробно

Фото: WPA Pool/Getty Images

Британии приставили нож к выборам

Нападение на Лондонском мосту стало темой общенациональной дискуссии

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Нападение на лондонцев вооруженного двумя ножами мужчины активно обсуждают как простые британцы, так и ведущие политики страны. Вопросам терроризма, реформы тюремной системы и перевоспитания преступников в воскресных интервью и выступлениях посвятили время и премьер Борис Джонсон, и его основной конкурент на предстоящих 12 декабря выборах — лидер лейбористов Джереми Корбин. “Ъ” разбирался, как недавний теракт раскалывает общество и власть.


«Этот парень вышел из тюрьмы по истечении половины срока по программе автоматического досрочного освобождения. Я давно говорил: эта система не работает. Отпускать досрочно осужденных за терроризм или тяжкие насильственные преступления — абсурдно» — так Борис Джонсон, стоя за оцеплением на Лондонском мосту в день теракта, вбросил тему в эпицентр политической дискуссии, пообещав запретить эту порочную практику. Что примечательно, с политическим анализом он выступил еще до того, как выразил благодарность полицейским, застрелившим боевика.

Напомним, 28 ноября британец пакистанского происхождения Усман Хан с двумя кухонными ножами в руках напал на людей, проходивших по Лондонскому мосту. Инцидент начался в здании Гильдии рыботорговцев, где под эгидой Кембриджского университета проходила конференция, посвященная реабилитации бывших заключенных. Усман Хан пригрозил взорвать здание, а затем добежал до моста и принялся бросаться на прохожих.

Ему удалось ранить пятерых человек, двое из которых погибли. Конец резне был положен при трагикомических обстоятельствах. Террориста обезвредили четверо: убийца, которому позволили на один день выйти из тюрьмы перед досрочным освобождением, еще один бывший заключенный и двое посетителей Гильдии рыботорговцев, бросившихся за преступником после его обещания взорвать здание. Один из них был вооружен полутораметровым бивнем нарвала, второй — огнетушителем; оба орудия были позаимствованы ими в здании Гильдии рыботорговцев.

Поваленного на землю террориста застрелили прибывшие на место полицейские, чтобы он не привел в действие закрепленный на теле пояс смертника — впоследствии выяснилось, что это был муляж. Вскоре после инцидента на место прибыл Борис Джонсон и дал свой «политизированный» комментарий.

Тема оставалась в центре внимания все прошедшие дни. Лейбористы и консерваторы в соцсетях спорили о политике автоматического досрочного освобождения, принятой при лейбористах. BBC публиковала эксклюзивное интервью 2008 года с убийцей — в 14-секундном ролике он жаловался, что «рожден и воспитан в Британии», однако на него «вешают ярлык террориста», хотя он «никакой не террорист».

Бесчинства Усмана Хана прокомментировал и Садик Хан — мэр Лондона. Он призвал прекратить урезать финансирование полиции и вернуть судам право приговаривать опасных преступников к бессрочному тюремному заключению с правом выйти на волю с разрешения властей по истечении определенного судом срока.

Тема лондонского теракта зазвучала еще громче в воскресенье, 1 декабря, когда Борис Джонсон и Джереми Корбин дали интервью телеканалам BBC One и Sky соответственно.

«Убийца оказался на наших улицах из-за программы автоматического досрочного освобождения, которую придумало правительство леваков»,— без обиняков заявил ведущему Эндрю Марру премьер-министр, напрямую обвинив в случившемся политических оппонентов.



Напомним, в 2012 году Усман Хан был приговорен к бессрочному тюремному заключению за участие в террористическом сообществе «Аль-Мухаджирин», вдохновленном запрещенной в РФ организацией «Аль-Каида». Преступники планировали взорвать Лондонскую биржу и организовать лагерь подготовки боевиков в Кашмире на землях, которые принадлежат семье Усмана Хана. В 2013 году, когда такие приговоры запретили, срок пересмотрели и назначили террористу 16 лет, что позволило ему выйти на волю условно-досрочно по истечении половины срока автоматически, без участия особой комиссии, которая могла освобождение запретить.

И Борис Джонсон, и Джереми Корбин провели практически весь день, заочно споря друг с другом о теракте, что позволило выделить три его причины — внешнеполитическую, тюремную и законодательную, важность каждой из которых политики оценивали по-разному.

Что касается законодательной причины, на нее больше всего напирал господин Джонсон, настаивая на отмене введенной лейбористами практики и введении минимального 14-летнего срока за терроризм. Он также рассказал, что благодаря действующему закону на свободу досрочно вышли 74 осужденных за терроризм, и пообещал исправить ситуацию.

Господин Корбин призвал уделять больше внимания реабилитации и заявил, что досрочное освобождение террористов возможно, но не автоматически, а по разрешению комиссии по условно-досрочному освобождению. В деле Усмана Хана комиссия принимать участие не могла из-за принятого при лейбористском правительстве закона.

Зато господин Корбин активнее всего говорил о внешнеполитической причине, которой премьер практически не касался. «Шестнадцать лет назад я отговаривал от вторжения в Ирак и его оккупации. Я предупреждал: оно запустит спираль из конфликтов, ненависти, страданий и отчаяния, которая будет питать войны, конфликты, терроризм и страдания будущих поколений. Так и получилось, и сегодня мы все видим последствия»,— заявил он, упомянув «неоднократные военные вмешательства Британии в Северной Африке, на Ближнем Востоке и в Афганистане».

И Борис Джонсон, и Джереми Корбин, однако, высказались по тюремной теме, дав комментарии о состоянии современной британской пенитенциарной системы.

«Мы должны узнать, что творится в тюрьмах. Это ведь не только места, куда отправляют людей за наиболее серьезные преступления, но и места реабилитации»,— заявил господин Корбин.



«Конечно, я считаю, что мы должны вкладывать больше денег в систему уголовного правосудия»,— рассказал, в свою очередь, господин Джонсон, посетовав, что правительство лейбористов почти не оставило свободных денег. Ведущий напомнил ему, что консерваторы у власти в Британии с 2010 года. «Я у власти только 120 дней. Я новый премьер-министр. Мы пойдем другим путем»,— пообещал в ответ господин Джонсон.

Проведенные в конце ноября, еще до политических баталий вокруг лондонского теракта, социологические опросы дают разные оценки: по данным компании DNG, преимущество консерваторов перед лейбористами сократилось до 6%, опрос же компании Savanta ComRes показал рост этого преимущества до 10%.

До выборов осталось меньше двух недель — вопрос защиты граждан и борьбы с преступностью и террором и так был третьим по важности. Теперь его актуальность, несомненно, возрастет.

Алексей Наумов


Комментарии
Профиль пользователя