Жертвы политических депрессий

Социолог нашел в общественном сознании черты клинического состояния

Настроения российского общества можно сравнить с клинической депрессией. Такой вывод содержится в докладе социолога Виктора Потуремского. Например, протестное голосование он объясняет тягой к негативным эмоциональным стимулам, присущей больным. Социолог считает, что власти должны учитывать это состояние при работе с населением. Часть опрошенных “Ъ” экспертов считают, что аналогия с депрессией чрезмерна, но негативный эмоциональный фон в обществе действительно есть.

Фото: Михаил Гребенщиков, Коммерсантъ  /  купить фото

Фото: Михаил Гребенщиков, Коммерсантъ  /  купить фото

В распоряжении “Ъ” оказался доклад директора по политическому анализу Института социального маркетинга (ИНСОМАР) Виктора Потуремского «Восприятие политического контента в условиях "новой политической реальности". В поисках модели», в котором автор прибегает к психологическим аналогиям в оценке ситуации в российском обществе.

Автор документа утверждает, что российскому обществу свойственны эмоциональные черты больного клинической депрессией, которые особенно ярко проявляются при коммуникации граждан с властями.

«Этот доклад прежде всего попытка рефлексии собственной практики ведения и результатов многочисленных качественных исследований последних лет»,— говорится в докладе. Исследование основано на результатах опросов, проведенных в 2017–2019 годах в восьми регионах. Господин Потуремский согласен с выводами своих коллег, в частности, политтехнолога Евгения Минченко, о «новой политической реальности», в которой находится российское общество. «Новая реальность» характеризуется высоким уровнем протестного голосования, ухудшением экономической ситуации, поиском нового общественного договора после пенсионной реформы, кризисом партийной системы и неэффективностью мобилизационной внешнеполитической повестки.

Доклад господина Потуремского датирован мартом этого года и, по его словам, был представлен на различных экспертных площадках. Автор настаивает, что его выводы по-прежнему актуальны. Он отмечает негативную динамику социального самочувствия населения, описывая его как разочарование, ощущение отсутствия развития, откат назад и деградацию; утрату веры и доверия к социуму и власти, неверие в возможность управлять или даже обеспечить свою жизнь и жизнь своей семьи; утрату надежды и веры в «светлое будущее».

Согласно докладу, будущее граждан «страшит» и даже выглядит для них «зловеще». «Это похоже на депрессию»,— приходит к выводу исследователь.

Депрессия, указывает он, характеризуется негативным эмоциональным фоном, а также изменениями в психике и соматическими проявлениями. Человек начинает пессимистически смотреть на все происходящее, утрачивает способность к ощущению радости. Изменению подвергаются и мыслительные процессы. Человеку становится сложнее прослеживать причинно-следственные связи, свою картину мира он подгоняет под собственные негативные убеждения, мыслит упрощенно и избирательно. Общество в депрессии, по словам политолога, мыслит исключительно в категориях «хорошо» или «плохо», не различая полутонов.

Изменение когнитивных процессов, отмечается в исследовании, также ведет к изменению поведения: больной предпочитает создавать негативные эмоциональные стимулы, к которым исследователь относит «иррациональное протестное голосование». Российскому обществу, как и депрессивным больным, пишет он, свойственно «чувство бессильной зависти и враждебности» к тому, что оно считает причиной своих неудач, «тягостное сознание тщетности попыток повысить свой статус в жизни». Эксперт отдельно обращает внимание на то, что депрессия характеризуется «эффектом заражения» и может стать элементом групповой идентичности.

По мнению эксперта, депрессия хорошо описывает состояние российского общества, но он напоминает, что это лишь аналогия: «Мы не имеем дело с болезнью. Но пытаемся построить модель. Общество и избиратели не больны. По крайней мере не все. По оценкам экспертов, депрессии в современном мире может быть подвержен каждый четвертый (данные ВОЗ)».

Переходя к «методам лечения», исследователь подчеркивает, что «медикаментозное не подходит», и предлагает улучшить качество жизни «пациента», предоставив «доступное жилье, осмысленную работу, социальную защиту, сильные местные сообщества для борьбы с одиночеством», а также построить «новые коммуникационные стратегии», чтобы переформатировать «депрессивные установки». Социолог считает, что «пациенту» нельзя говорить: «Не хандри!»

Власти следует также избегать «формализма», «пустых обещаний», апелляции к прошлым «победам» вместо обсуждения реальных проблем, попыток скрывать информацию или уходить от диалога.

Напротив, основными принципами стратегии «терапии» должны стать «контакт с эмоциональной включенностью», раппорт (взаимное согласие, эмоциональная связь.— “Ъ”), искренность, подлинность, полезность. Конкретных примеров таких способов взаимодействия автор не приводит. «Учет и реализация этих принципов способны принципиально изменить стратегию коммуникации между политиками, властью и гражданами. И с очень высокой вероятностью улучшат качество такой коммуникации»,— заключает автор.

Виктор Потуремский рассказал “Ъ”, что некоторые практики, затронутые в докладе, успешно использовались губернаторами, избравшимися на выборах в этом году, и обсуждались на съезде «Единой России». Господин Потуремский рассчитывает, что предложенная им модель позволит повлиять или скорректировать отношение и восприятие политического контента избирателями. По его словам, депрессия может уйти только в силу эффекта накопления позитивных изменений, но пока прогнозировать такие перемены он не готов.

Собеседники “Ъ” в экспертном сообществе отзываются о профессиональной деятельности Виктора Потуремского положительно. По их словам, он участвовал в ряде губернаторских кампаний этого года в качестве консультанта провластных кандидатов. Социолог также работает с внутриполитическим блоком администрации президента, участвовал как эксперт в работе Высшей партийной школы «Единой России».

Напомним, что ранее глава ВЦИОМа Валерий Федоров характеризовал состояние российского общества как «эффект черных очков». Его суть в том, что граждане не верят в позитивные изменения в будущем. По словам господина Федорова, оценить, сохраняется ли этот эффект, можно будет в конце года.

Глава Фонда развития гражданского общества Константин Костин заявил “Ъ”, что, по его мнению, говорить об общественной депрессии «все же перебор».

Ему больше импонирует концепция «черных очков»: «Если мы попытаемся понять экспрессию и направление коллективной эмоции, она действительно больше склоняется к негативу, выжиданию и большей подозрительности. Но это все-таки не депрессия». При этом коллективная эмоция на выборах часто преобладает над рациональными мотивами, отмечает господин Костин, и власти нужно точнее попадать в те «ноты», которые характеризуют общество. Руководитель экспертного совета ЭИСИ Глеб Кузнецов считает, что, как любая модель, концепция «общественной депрессии» упрощает реальность, но в целом с ней можно согласиться: «Неуверенность в завтрашнем дне, неверие в изменения к лучшему, прежде всего материальные, обилие плохих новостей — все остается на повестке дня».

Андрей Винокуров

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...