Коротко

Новости

Подробно

«У меня винтик серьезности куда-то сдвинут»

Анна Пармас — о спасительной иронии, лабутенах и трех правилах получения денег

от

Клип группы «Ленинград» про лабутены, появившийся на Youtube три года назад, набрал 151 миллион просмотров. «В Питере пить» — 88 миллионов. Стоит ли удивляться, что имя режиссера и сценариста Анны Пармас, которая сделала для Сергея Шнурова эти мини-фильмы, теперь у всех на слуху. На экраны вышла ее первая полнометражная картина — комедия «Давай разведемся», уже успевшая получить приз зрительских симпатий на «Кинотавре». Мы встретились в новосибирском кинотеатре «Победа» сразу после премьеры.


— Анна, тема развода — не самая смешная. Почему вдруг комедия?

— Потому что мне свойственно выходить из любой ситуации с помощью юмора. Конечно, если совсем тяжело и даже подруги не помогают, надо обращаться к специалисту. Но самоирония — великое лекарство. Как только начинаешь немного успокаиваться и шутить над собой, это работает лучше любой терапии. Поэтому мне захотелось посмотреть на эту ситуацию иронично.

— Для вас это личная история?

— Когда режиссер начинает снимать свой первый фильм, он часто подстраховывается тем, что берет близкую ему историю. Так случилось и со мной. Тема развода мне знакома. И я догадывалась, что она вызовет отклик у многих мужчин и женщин.

— Вы хотели показать, что расставание — это не конец?

— Знаете, за год до съемок мы ходили на питчинг Министерства культуры, чтобы получить финансирование. Понятно, что я пришла туда с сильным продюсером (Сергеем Сельяновым), но необходимо было еще как-то произвести впечатление. Я рассказала историю своей подруги. Известная в Петербурге женщина-модельер была замужем 30 лет. И вот поехала с подругой в Тибет. Там стоит огромный храм бога Ганеши, и если ты «наматываешь» какое-то количество кругов вокруг него, твое желание исполняется. Бежит она вокруг храма, считает круги и твердит: «Похудеть, но только не по здоровью». Намотала положенное, прилетает в Россию, ее встречает муж и говорит: «Я от тебя ухожу». Подруга за две недели похудела на 15 кг. И я ей сказала: «Слушай, ведь есть же позитив во всем этом. Ну да, нет мужа… Но минус 15 кг!» Почему я вспомнила эту историю? Потому что хотелось показать женщинам, которые зацикливаются на проблеме и видят свое счастье только в этом конкретном человеке, что это мысль утопическая и ведущая к неврозам. Что обязательно есть альтернатива, что-то хорошее даже в самой драматической, даже трагической ситуации. Кстати, субсидию от Минкульта мы получили: тему посчитали актуальной.

— Весь фильм снят с такой любовью к женщине и с иронией, порой безжалостной, по отношению к мужчинам. Почему так?

— Тут я с вами не соглашусь. Я не старалась так сделать, может быть, из подсознания что-то вылезло? Мне кажется, мужской образ тоже с любовью выписан. Это история о том, что каждый мечтает о счастье. Миша, главный герой, — неплохой человек. Жена Маша его забросила, оставила с детьми. И тут пришла другая женщина, Оксана, для которой он самый лучший и самый красивый. И он подумал, что сейчас, наконец, начнется новая жизнь, и он сможет переписать этот черновик начисто. Ничего дурного в этом нет. Мне кажется, так в жизни и случается: нет хорошего и плохого, все мы люди, у каждого свои желания, и в этом своем эгоизме мы упускаем важные моменты.

— Довольно неожиданная у вас пара главных героев — известная, признанная Анна Михалкова и молодой Антон Филиппенко, знакомый зрителям в основном по вашему же клипу «Экстаз»…

— Анна Никитична — великолепная актриса. То, как она может сыграть, не сделает никто. И что ее подругой будет Светлана Камынина, а мамой — Людмила Маркина, я знала, даже пробы не проводила. Вот с главной мужской ролью была проблема. Мы очень долго искали артиста на роль Миши. Мне нужен был человек, в котором есть мягкость и в то же время способность транслировать юмор на экране так, чтобы это шло не от шутки, написанной в сценарии, а от ситуации, образа, какого-то движения глазами. Когда я познакомилась с Антоном на съемках клипа для Сергея Шнурова, то увидела в нем это качество. Но поскольку мы имеем 33-летнего Антона Филипенко и 45-летнюю Анну Михалкову, даже не стала приглашать его на пробы. Раз, два, три... 10, 15 мужчин. Тут я уже поняла, что нужно что-то делать. Приезжает Антон — красивый, загорелый, накачанный. Худой! Анна Никитична так смотрит на меня: «Серьезно? Ань, ты нормальный человек вообще? Это что у нас за концепция? Молодой муж?» Но он попробовался, и это было очень смешно. Снимали сцену в постели. Когда закончили и посмотрели материал, впервые за многие пробы мы с ней обе смеялись.

– Анна Никитична – великолепная актриса. То, как она может сыграть, не сделает никто. И что её подругой будет Светлана Камынина, а мамой Людмила Маркина, я знала, даже пробы не проводила.

— После этого вы парня откормили? Что вы такое делаете с актерами, что они, снявшись в клипе, на все готовы ради роли в вашем полном метре?

— Не знаю, вроде ничего такого. Позвонила Антону, сказала: «У меня две новости. Во-первых, ты утверждаешься на главную роль». Он закричал «ура!» — это его первая главная роль в кино. Но дальше была вторая новость: «Ты должен поправиться на 10–12 кг и отрастить усы. Наклеенные не пойдут». А он параллельно играл в сериале мачо, который гоняет на мотоцикле! Но как-то решил там вопрос и сказал: «Я все сделаю». Дальше он начал даже не есть, а жрать. Правда, мы оплатили ему диетолога, чтобы он не бесконтрольно жрал, а с толком и возможностью потом все это сбросить. Каждую неделю присылал мне отчет и фотографии. Параллельно у него еще и росли усы. Когда через месяц-полтора Антон появился на съемочной площадке, все были поражены.

— Как он сейчас?

— Похудел, в прекрасной форме и опять снимается, играет какого-то красавца.

— Вы, известный сценарист, оказались в режиссерском кресле. Изменились ли ощущения?

— Когда ты сценарист, это великолепно и безопасно. Вся ответственность на режиссере, а сценарист может сказать: «Ну не знаю... Сценарий-то был отличный!» Но есть и травматичный момент: когда ты пишешь, в голове складывается картинка, образы. Затем все проходит через режиссера, артистов, монтаж, и на выходе сценарист думает: «Это что, я написал?» Есть ощущение, что тебя обманули. У меня так было, когда мы с Дуней Смирновой писали первый полный метр — сценарий фильма «Два дня». Я увидела первый монтаж и, видимо, с такими глазами сидела… Она говорит: «Ты что так разнервничалась? Плохо?» Нет, это не плохо! Но это не то, что мы писали. И вот я сама встала на узкую дорожку режиссуры и столкнулась с тем, что фильм — производное от сценария. Идет съемка, и меняется угол зрения. Не говоря уж о монтаже, когда треть материала нужно безжалостно вырезать.

— Когда вам нужно решить важный вопрос, получить денег или произвести впечатление, вы говорите: «Я Анна Пармас, режиссер лабутенов»?

— Разговаривать о гонораре меня научила Авдотья Смирнова, как и многому другому в профессии. Я человек стеснительный и по-нехорошему интеллигентный Мне кажется, что разговаривать о деньгах как-то неприлично. Дуня сказала: «Ты же работаешь. Пишешь. Страдаешь! Вот пришла к продюсеру, почему ты экономишь его деньги? Ты знаешь, что у него дом на Капри? Первое правило: никогда не работай без аванса. Второе: посчитай, сколько дней у тебя это займет, раздели на 30 и пойми, сколько будешь получать в месяц. И третье правило: начинай уже себя ценить». Что касается животворящих лабутенов, в том-то их и свойство, что мне уже не приходится объяснять, кто такая Анна Пармас. Благодаря им открылись многие двери, стало легче получить работу. Это вопрос доверия: «А, вот это кто! Давайте дадим ей сделать что-то смешное».

— А вам не хотелось «отстроиться»? Сделать несмешное, может быть, драму...

— Понимаете, какая штука… Я довольно хорошо себя знаю. Что-то во мне сдвинуто, какой-то винтик. Есть люди с трагическим сознанием, а я, видимо, человек с комическим сознанием. Вроде пытаюсь серьезную сцену написать — и не то чтобы «скатываюсь», но без иронии не могу. Для меня это уход от пафоса. При этом я с удовольствием смотрю драму и очень уважаю людей, которые умеют это делать.

— Такое адреналиновое приключение, как полный метр, затягивает?

— Конечно, затягивает! Это вызов, более высокая ступень. Я говорю сейчас не о статусе, а об уровне задачи. Короткий метр — теперь уже легкотня.

— Что планируете дальше?

— Сразу после съемок и монтажа внутри не было ничего. Вообще. Я была как батарейка на телефоне, у которой осталось одно деление и она вот-вот погаснет. Сельянов спрашивает: «Ну что, когда следующий сценарий?» А я даже думать об этом не могла. Сейчас уже подзарядилась, стали появляться какие-то мысли. Есть у меня одна задумка, тоже по поводу женщины среднего возраста. Тем более, что поляна особо не окучена, все любят снимать про молодых. А я считаю — зря, люди постарше интереснее.

Нонна Кротова


Марина Ступина / Центр культуры и отдыха «Победа», кадры из фильма «Давай разведемся»

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя