Коротко

Новости

Подробно

Фото: Юрий Стрелец / Коммерсантъ

ТОАЗ отправили в третью инстанцию

Облсуд оставил в силе сроки наказания экс-руководителям предприятия

Коммерсантъ (Самара) от

В Самарском областном суде завершено рассмотрение апелляционных жалоб на приговор Комсомольского районного суда Тольятти по громкому уголовному делу «Тольяттиазота». Экс-руководители предприятия, обвиненные в хищениях продукции на сумму 84 млрд руб., получили от восьми с половиной до девяти лет лишения свободы. Уголовное дело возбудили семь лет назад по заявлению миноритарного акционера завода АО «ОХК „Уралхим“». Процесс был заочным, поскольку все фигуранты в настоящее время проживают за границей. Решением Самарского облсуда приговор оставлен в ­силе.


Самарский областной суд своим определением подтвердил приговор Комсомольского райсуда Тольятти в отношении экс-руководителей «Тольятти­азота». Уголовное дело об особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ) в отношении топ-менеджеров ТОАЗа было возбуждено еще в 2012 году по заявлению миноритария ТОАЗа «Уралхима». Потерпевшими по делу наряду с этой компанией являются мелкий миноритарий Евгений Седыкин (0,00019% акций), а также в суде был признан таковым фактически принудительно ТОАЗ.Сам Евгений Седыкин в 2017 году был приговорен к четырем годам условно за покушение на мошенничество и попытку рейдерского захвата ТОАЗа.

Бывший руководитель «Тольяттиазота» Владимир Махлай был приговорен к девяти годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Его сын Сергей Махлай, возглавлявший совет директоров завода, и экс-гендиректор предприятия Евгений Королев получили девять лет и восемь с половиной года колонии общего режима соответственно. Директор компании-контрагента NitrochemDistribution AG Беат Рупрехт-Ведемайер и ее владелец Эндрю Циви были приговорены к восьми с половиной и девяти годам лишения свободы ­соответственно.

По версии следствия, топ-менеджеры тольяттинского предприятия похищали аммиак и карбамид под видом продажи продукции завода своим иностранным контрагентам по заниженным ценам, а те, в свою очередь, реализовывали ее по рыночным. Всю похищенную продукцию следствие оценило в 84,1 млрд руб., при этом по неизвестным причинам не приняв во внимание факт поступления оплаты за данную продукцию от компании Nitrochem в адрес ТОАЗа на сумму более 65,5 млрд руб. «Уралхим» настаивал (следствие и суд с ним согласились), что, как акционер общества, имел право на часть продукции. Ущерб компании был оценен в 10 млрд руб.— пропорционально доле «Уралхима» в акциях ­предприятия.

Судебный процесс в первой инстанции сопровождался различными скандалами. В частности, защита утверждала, что обвинительное заключение было создано «Уралхимом», что, по словам адвокатов, было обнаружено в свойствах электронного файла, врученного защитникам следователем. В ходе процесса со стороны обвинения широко привлекались так называемые засекреченные свидетели, личности которых хранились в тайне и которые допрашивались в суде под псевдонимами и удаленно от участников процесса посредством аудиосвязи с изменением голоса. Несмотря на многочисленные ходатайства и установление грубых нарушений при подсчете стоимости продукции ТОАЗа на сумму более 6,5 млрд руб. защита так и не смогла добиться допроса в суде авторов ключевого доказательства — экспертного заключения о занижении ТОАЗом рыночных цен — Натальи Семилютиной и Сергея Валентея. При этом в Комсомольском районном суде Тольятти был допрошен эксперт Николай Казанцев, которому первому была поручена данная экспертиза. Господин Казанцев заявил, что на него давили, заставляя изменить выводы и подписать ложное экспертное заключение, когда он сообщил следователю, что продукция ТОАЗа реализовывалась по рыночной цене. После этого господина Казанцева сразу заменили на экспертов Семилютину и Валентея.

Скандалы продолжились и в Самарском областном суде. Судебная коллегия под председательством Ксении Мельниковой проводила заседания в ежедневном режиме, не предоставив, по мнению защиты, разумные временные сроки для подготовки и перевода документов для иностранных ответчиков. Процесс также запомнился «гастролями» в Тольятти: когда адвокаты подсудимых отсутствовали в Самаре по уважительным причинам, последним назначались госзащитники, а заседания переносились в соседний город. Но и они, по мнению адвокатов, проводились с нарушением закона, без каких-либо материалов уголовного дела, насчитывающего более 550 томов. Возмущение защиты вызвал и отказ суда апелляционной инстанции в допросе Натальи Семилютиной и Сергея Валентея, на котором защитники настаивали, чтобы получить ответы на многочисленные претензии к экспертизе. Как заявил в процессе представитель ТОАЗа адвокат Денис Симачев, указанные обстоятельства и категоричное нежелание прокуроров и представителей «Уралхима» допрашивать экспертов вкупе с показаниями Николая Казанцева приводят к выводу о том, что и экспертное заключение могли за господ Семилютину и Валентея готовить сотрудники «Уралхима». Апелляционная инстанция перешла к прениям сторон, отказав стороне защиты в проверке каких-либо доказательств обвинения. Судебная коллегия постановила, что заседания будут проходить в ежедневном режиме с 17 октября по 17 декабря 2019 года. Однако судьи справились с принятием решения гораздо быстрее — менее чем за полтора месяца.

Представители защиты на одном из заседаний предположили, что процесс ускорился «после звонка руководству суда из администрации президента РФ».

Защитник Сергея Махлая — адвокат Александр Гофштейн отметил, что эксперты Наталья Семилютина и Сергей Валентей сравнивали в экспертизе несопоставимые величины объемов продаж ТОАЗа со спотовыми (гораздо меньшими по объему) поставками других производителей, а также определяли стоимость продукции по дате, проставленной в штампе «Выпуск разрешен», имеющейся не в полной/окончательной, а во временной грузовой таможенной декларации, что привело к недостоверным и необоснованным выводам.

Сам Сергей Махлай назвал решение Самарского областного суда «демонстрацией глубокого кризиса судебной системы, отсутствием самостоятельности и независимости принимаемых решений». «Данное дело инициировано миноритарным акционером ТОАЗа — компанией „Уралхим“ и ее владельцем Дмитрием Мазепиным. Наплевав на нормы деловой этики, на усилия руководства страны по улучшению инвестиционного климата, на закон и здравый смысл, он тщетно пытается захватить успешный завод в Тольятти, хотя они (менеджеры ТОАЗа. — „Ъ“) честно делают свое дело и, в отличие от него, умеют вести бизнес эффективно»,— процитировал Сергея Махлая его представитель Александр Гофштейн.

Представители «Тольяттиазота» повторно заявили о категорическом несогласии с обвинительным приговором, «считая его не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным в ходе судебного процесса». «Приговор вынесен с грубыми нарушениями требований уголовно-процессуального законодательства РФ.Как было заявлено ранее, этот приговор — явная судебная ошибка. Столь же ошибочно и определение апелляционной инстанции. ПАО "ТОАЗ" вынуждено констатировать, что Самарский областной суд, как ранее и Комсомольский районный суд Тольятти, не смог (или не захотел) увидеть в данном уголовном деле признаков недобросовестного поведения миноритарного акционера Общества (АО «ОХК „Уралхим“»). В результате — рейдерские действия акционера-конкурента получили легальную судебную защиту»,— сообщили в пресс-службе ­предприятия.

ПАО «ТОАЗ» собирается обжаловать приговор Комсомольского районного суда Тольятти и определение Самарского областного суда в установленном законом порядке. Представители «Уралхима» согласны с решением суда и не намерены его оспаривать. Такой же позиции придерживается и гособвинение.

Андрей Сазонов, Анастасия Юдина, Георгий Портнов


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя