Коротко

Новости

Подробно

3

Фото: Courtesy of Bvlgari

«Нам нет дела до ''идеальной формы''»

Фабрицио Буонамасса, Bvlgari

"Стиль Часы". Приложение от , стр. 54

Фабрицио Буонамасса считает итальянский дизайн лучшим в мире. На только что состоявшейся церемонии Grand Prix d’Horlogerie de Geneve, где были премированы две работы римского ювелирного дома, креативного директора часового направления Bvlgari назвали «часовым Леонардо да Винчи». Фабрицио Буонамасса рассказал корреспонденту «Стиль. Часы», что он об этом думает.


— В своей речи глава Bvlgari Жан-Кристоф Бабен сравнил вас с Леонардо да Винчи. Он прав?

— Ну что тут скажешь, итальянцам свойственны преувеличения. А мы итальянская марка. Сравнивать себя с Леонардо да Винчи по меньшей мере нескромно. Лучше вспомнить об итальянском Возрождении. И вот тут обратиться к нашим премированным на Гран-при часам Octo Finissimo Chronographe GMT Automatique будет не лишним. Что такое итальянское Возрождение?

— Союз художников, музыкантов, поэтов, преобразивших мир культуры. Но уж очень давно это было.

Bvlgari Octo Finissimo Chronograph GMT Automatic, премированный на женевском Гран-при, в титане и на эскизах Фабрицио Буонамассы

Фото: Bvlgari

— Поэты, я согласен. Но почему мы не говорим и о дизайне? Об умении итальянцев представить вещь, которой еще не существует. Леонардо — титан, но для своих современников он был умным парнем, который способен делать то, о чем другие не думают. Он вел себя странно, не развивал того, что изобрели другие, а шел прямо в неизведанное. В том и состоит его значение, что он пролагал дорогу для других. Так же сейчас поступает Bvlgari.

— Объясните же, в чем Bvlgari следует законам Возрождения.

— Например, мы делаем особенные мужские часы. У них очень итальянский дизайн, современный, но не вызывающий — ведь сверхтонкие часы изобретены как раз для того, чтобы их можно было носить не напоказ, а под рубашкой.

Мы не связаны с корнями часового дела, мы же не швейцарцы, а потому так любим играть с материалами и каждый год делаем что-то необычное.

Возьмите наш минутный репетир в титановом корпусе. Сначала речь шла о том, чтобы сделать самый тонкий в мире репетир. Но нужен был материал, способный усилить звук молоточков. И мы сказали себе: «Давайте используем титан». Какой титан? Конечно же, матовый. Одно вытекает из другого. Благодаря функции я выбираю материал, благодаря материалу я создаю эстетику. Это очень по-итальянски, в этом и состоит genio italiano.

— Но ведь и швейцарский дизайн тоже знаменит.

— Мне кажется, у швейцарцев нет целостной дизайнерской школы. Они славятся своими часами, техникой. Но швейцарский дизайн — это смесь французского и немецкого дизайна. Я, конечно, очень люблю и уважаю немецкий дизайн, особенно работы Дитера Рамса, создавшего «браунстиль». Красив и французский дизайн, очень «артдекошный», декоративный. В то время как итальянскому дизайну на самом деле чужды и догматизм, и пышность, он очень рационалистический, функциональный. И чувственный.

— Вы ищете идеальную форму?

— Нам нет дела до «идеальной формы», потому что идеальная форма холодна. А нам нужно что-то теплое, то, что привлекает, приносит радость. Когда вы смотрите на наши Lvcea, Serpenti, Octo, вы видите, что каждый раз мы пытаемся заново их изобрести, потому что главное в дизайне — это не вневременной, а современный подход.

— Когда мы с вами встречались в Лондоне и вы показывали новые Serpenti, мне казалось, что вы слишком отдаляетесь от традиции витого браслета «тубогаз» вокруг запястья.

Эскиз часов Bvlgari Octo Finissimo Chronograph GMT Automatic

Фото: Bvlgari

— У нас очень много разных «змеек», Serpenti: Incantati, Seduttori, Misteriosi Romani. Это всего лишь поиск нового метода, как носить такие часы. Как сделать их украшением на каждый день, когда змейка посажена на ремешок, а не извивается вокруг запястья. Но все равно, если вы посмотрите на корпус новых часов, вы увидите все коды Serpenti. Дизайн браслета «тубогаз» очень активный, очень объемный, а наши Seduttori по форме более плоские, удобные.

— Вы ведь занимались не только часами. Вы начинали в дизайнерском подразделении FIAT. Вам пришлось меняться или законы дизайна одни и те же?

— Часы — это тоже машина, с мотором и корпусом. А дизайн — всегда дизайн. Его язык — рисунок. Я рисую. Я всегда рисую. В рисунке я нахожу свободу и умиротворение, переносить в свой блокнот я люблю все на свете, от машин и самолетов до часов и куполов Василия Блаженного. Когда я вижу что-то, что меня привлекает, я берусь за карандаш. По-моему, самое интересное в работе дизайнера — это рисунки.

Беседовал Иван Тарханов


Комментарии
Профиль пользователя