Коротко

Новости

Подробно

27

Фото: GPHG

Метки и стрелки

Победители женевского Гран-при

"Стиль Часы". Приложение от , стр. 21

В девятнадцатый раз в женевском театре Леман вручили призы за лучшие часы года. Награждены были и давно известные марки-гиганты вроде Chanel или Audemars Piguet, и малыши MB&F и Urwerk, и старейшая женевская мануфактура Vacheron Constantin, которой уже 264 года, и новички из женевской же Genus, существующей едва четыре месяца. В числе лауреатов преимущественно швейцарцы (к ним относятся заодно работающие в стране часов французы, и финны, и даже малайцы), но есть и немцы, и японцы.


Абсолютным рекордсменом GPHG-19 стала Audemars Piguet, победившая в трех категориях, в том числе и в главной: марка получила «Золотую стрелку». Но сначала генеральный директор Audemars Piguet Франсуа-Анри Беннамиас запросто, в кожанке, поднялся на сцену, чтобы получить премию в категории Montre Iconique. Ее дали за Royal Oak «Jumbo» Extra-plat, и в самом деле икону из икон, входящие в десятку самых узнаваемых, самых с руками отрываемых часов на свете. Сходство с молитвой было полным, потому что Беннамиас обратился с благодарностью к великому создателю Royal Oak дизайнеру Джеральду Дженте, давно обретающемуся на небесах. «Если ты нас слышишь, ты доволен»,— сказал Беннамиас, и в этот момент над Женевой должен был прокатиться звон репетира, сопровождаемый короткой вспышкой молнии.



Глава Audemars Piguet Франсуа-Анри Беннамиас посвятил главный приз владелице марки Жасмин Одемар

Фото: GPHG

Я подумал, что, как ни упражнялись мастера Audemars Piguet в иконоборчестве, чтобы сделать какие-нибудь другие, столь же удачные часы на замену своему многолетнему хиту, ничего не получилось, публика, в том числе и такая требовательная, как жюри Гран-при, все равно просит «Королевский дуб», вынь да положь. Но я оказался неправ, потому что премию за усложнения в мужских часах взяла именно новая модель Code 11.59 Repetition Minutes Supersonnerie.

Над линией Code 11.59 часовщики Audemars Piguet в страшной тайне работали много-много лет, прежде чем показать ее публике накануне прошедшего в январе салона SIHH. Премьера разделила любителей часов на два лагеря. Конечно, Гран-при не накинет платок на каждый роток, но репетир пробил брешь в рядах сопротивлявшихся новой модели.

Казалось, большего невозможно и желать — но в заключение церемонии марка получила «Золотую стрелку» за сверхтонкий вечный календарь. Новый Royal Oak Quantieme Perpetuel Ultra-plat Automatique был признан вечной ценностью — и на сей раз Франсуа-Анри Беннамиас смог отдать должное его создателю, присутствовавшему в зале. «Это сделал ты, Джулио!» — и на аплодисменты встал знаменитый часовой инженер Джулио Папи, создатель мануфактуры Renaud et Papi, принадлежащей и оберегаемой Audemars Piguet. После церемонии я поздравил его с призом и заодно с выздоровлением: в последний раз, когда мы встречались, он ходил с повязкой на сломанной на лыжах руке. «Спасибо,— сказал Папи в ответ.— Рука в порядке. Со мной теперь и десяти часовщикам не справиться».

Джулио Папи, создатель мануфактуры Renaud et Papi, принадлежащей и оберегаемой Audemars Piguet, принял свою долю аплодисментов за «Золотую стрелку»

Фото: GPHG

Надо было видеть Франсуа-Анри Беннамиаса, когда он двигался на премиальный банкет, унося в охапке три призовые «золотые руки». Его собственные руки были так заняты, что он даже не мог отогнать атаковавших его фотографов. Да может, не очень-то и хотел.

Глава Bvlgari Жан-Кристоф Бабен унес со сцены два очень важных приза

Фото: GPHG

Две премии принял на сцене глава Bvlgari Жан-Кристоф Бабен. Марка повторила свой успех двухлетней давности, причем награды на сей раз были даны двум эмблематичным для Bvlgari моделям. Первую — в категории ювелирных часов — получил сапфировый и бриллиантовый браслет Bvlgari Serpenti Misteriosi Romani с узнаваемой змейкой, несущей в пасти часы, вторую — сверхтонкий хронограф Octo Finissimo Chronographe GMT Automatique. Он поставил в этом году очередной, пятый для Bvlgari рекорд тонкости благодаря механизму 3,3 мм с периферийным ротором и корпусу толщиной всего 6,9 мм. Все последние годы Жан-Кристоф Бабен защищает идею, что у марки два столпа — женские ювелирные и мужские сложные дизайнерские часы. Пора забыть, что Bvlgari исключительно ювелирная и исключительно женская марка — она утвердилась и на мужском рынке, принципиально важном для часов.

Что Audemars Piguet, что Bvlgari — гиганты рынка. Но тем и хорош Гран-при, что из года в год он награждает маленьких, но гордых птичек. Две премии получил знаменитый финн Кари Вутилайнен, давно работающий в Швейцарии и создавший собственную фабрику в Валь-де-Травере. В категории мужских часов он был отмечен за Voutilainen 28ti, а в «художественных часах» — за Voutilainen Starry Night Vine, над циферблатом которых поработали два мастера разных культур: знаменитая эмальер швейцарка Анита Порше и японский мастер лаковых миниатюр Татсуо Китамура. Это содружество искусств и культур показалось очень любопытным жюри, также весьма космополитичному и интернациональному.

Приз за хронограф — Bvlgari Octo Finissimo Chronographe GMT Automatique

Фото: Bvlgari

С трибуны Кари Вутилайнен обратился с благодарностью к тем, кто действительно помогает ему в работе — к своим клиентам, которые рублем голосуют за то, чтобы он продолжал совершенствоваться в своем деле. Обе модели были вдохновлены конкретными заказами. «Я очень доволен, что меня попросили сделать часы с вынесенным на циферблат механизмом,— сказал финн.— И я благодарен за то, что другой мой клиент дал мне идею сочетания двух культур. К тому же заказчик сам представил эскиз циферблата, не так-то легко было уговорить двух художников ему последовать, но в результате нам досталась награда».

Премию в категории женских часов получила Chanel J12 Calibre 12.1 — новые измененные и переработанные славные J12, созданные еще в 2000-м и вышедшие в этом году в новом дизайне Арно Шастена и с новым, сертифицированным COSC механизмом недавно приобретенной специально для этого фабрики Kenissi. Выйдя за призом, глава часового подразделения Chanel Николя Бо смог поблагодарить целую команду — от создателя первой модели, легендарного арт-директора Жака Элле до мастеров керамики фабрики Шателен и веселой команды, пропагандировавшей новинку: Киры Найтли, Лили-Роз Депп, Ванессы Паради, Наоми Кэмпбелл, Клаудии Шиффер, Кароль Буке. Едва ли когда-нибудь они могли рассчитывать победить на часовом конкурсе, едва ли когда-нибудь часовщики ожидали услышать на своем празднике имена таких победительниц. Вечером после вручения премии мы вместе с Николя Бо удивились тому, что часы, ставшие замковым камнем часовой программы Chanel и давно существующие в своем первом варианте, только сейчас дождались заслуженной награды.

Приз за женские часы — Chanel J12 Calibre 12.1

Фото: Chanel

Столь же приятна премия, которую получили часовщики Hermes в категории «астрономические часы». На циферблате Hermes Arceau L’heure de la lune две Луны, над Лунами работали два художника. Пегаса на верхнем лунном лике изобразил Дмитрий Рыбальченко, часто сотрудничающий с Hermes. А механику разработал замечательный швейцарский часовщик Жан-Франсуа Можон. Две Луны, какими мы их видим из южного и северного полушарий, перекрываются в ритме лунных фаз вращающимися шкалами с часами-минутами и числами месяца — на фоне циферблата из метеорита или авантюрина. Астрономия не столько наука, сколько поэзия, сочли французы, сделав часы, которые демонстрируют всегда художественный, хоть и технический взгляд на часовое искусство.

Приз за астрономические часы — Hermes Arceau l’heure de la lune

Фото: Hermes

Можно поздравить знаменитую женевскую марку Vacheron Constantin, самую древнюю из ныне живущих, которая вместе с тем проявила вкус к новизне, представив «модель с двумя сердцами» Traditionnelle Twin Beat. Сделав часы с изменяемой частотой колебаний, часовщики разрешили противоречие между точностью, требующей высокой частоты, и энергией, которая из-за высокой частоты слишком быстро расходуется. В Twin Beat есть и режим для активного использования, и режим ожидания, в котором часы могут тикать более двух месяцев. Благодаря этому «вечный календарь» и вправду стал вечным: часы не останавливаются, значит, его не надо заново регулировать.

Заслуженной выглядит награда, которую получил хорошо знакомый нам сопрезидент Chopard Карл-Фридрих Шойфеле за созданную им с нуля марку, вернувшую к жизни имя знаменитого часовщика Фердинанда Берту. Часы с регулятором, выпущенные новой Chronometrie Ferdinand Berthoud, победили в категории «хронометрия». Жюри, полагаю, оценило не только часы, но и всю деятельность Карла-Фридриха Шойфеле, немало способствующего развитию швейцарского часпрома и превратившего вместе со своими коллегами деревушку Флерье в одну из уважаемых часовых столиц.

Слова Максимилиана Бюссера, премированного в категории «женские часы с усложнениями» за MB&F Legacy Machine FlyingT, «не думал, что когда-нибудь сделаю женские часы» были встречены свистом: что, в самом деле, за вызов «миту»? Но когда Бюссер рассказал о том, что эту модель он проектировал в честь четырех женщин, которые его вдохновляли — матери, жены и дочек,— зал растаял. Особенно тогда, когда создатель часов признался во всеуслышание, откуда взялся летящий турбийон под стеклянным сводом — а все потому, что у дочки была музыкальная шкатулка с танцующей балериной.

Феликс Баумгартнер и Макс Фрай, создатели Urwerk, получили премию за самые сложные и самые редкие часы из всех представленных в этом году Urwerk AMC. Сложные и редкие не совсем по-часовому. Сложен и громоздок сам замысел — выпустить часы вместе со станцией точного времени, контролирующей их ход. Жюри оценило как замысел Atomic Master Clock, так и то, что создатели марки Urwerk им не ограничились, пусть даже его реализация вышла дорогой, как космическая программа. Таких часов в наличии всего два экземпляра, готовится третий, и нет никакой уверенности, что со стапелей спустят четвертый атомоход, 25-килограммовый ядерный чемоданчик стоимостью $2,7 млн.

Премия Challenge была отдана Tudor за модель Black Bay P01. Глава марки Эрик Пирсон напомнил историю этих часов, разрабатывавшихся в 1960-х по заказу американских моряков для ныряльщиков и штурманов. Жюри оценило не только модель, но и ее доступность. Это одно из больших достоинств Tudor. Марка была основана создателями Rolex специально для того, чтобы дать клиентам такое же качество, но по меньшей цене. И часовщики Tudor следуют этому курсу с 1926 года.

Премия для часов-подводников была отдана японцам из Seiko за Ligne Prospex LX Diver’s. Прошли времена, когда японских часовщиков считали в Швейцарии врагами. Оказалось, что у давних соперников близкие идеалы, что японское стремление к качеству и чувство достоинства сравнимы со швейцарскими. Приз тем более важен для Seiko, что марка прощается в этом году с Baselworld и должна будет выработать новую рекламную стратегию.

Специальный приз жюри получил создатель благотворительного аукциона Only Watch Люк Петтавино

Фото: GPHG

Специальный приз жюри получил создатель благотворительного аукциона Only Watch Люк Петтавино, который уже почти 15 лет поднимает часовщиков на борьбу с неисцелимой до сих пор болезнью Дюшенна. Победителя долго не отпускали со сцены, хотя и знали, что увидят его снова не далее чем через день в зале женевского Hotel des Bergues — на восьмом аукционе, который и вправду преподнес мощные сюрпризы.

Алексей Тарханов


Комментарии
Профиль пользователя