Коротко

Новости

Подробно

Фото: Jae C. Hong / AP

От инфляции не отгородиться

Влияние мировой экономики на национальные цены может быть тоньше, чем считается

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 2

Снижение темпов мирового роста может нестандартно отражаться в динамике инфляции в конкретных странах, а в целом стандартные подходы к учету «импорта инфляции», видимо, должны быть пересмотрены в силу глобализации, предполагает новая статья Кристин Форбс из MIT. «Странности инфляции» активно обсуждаются экономистами после 2008 года и особенно значимы сейчас. Взаимное влияние на инфляцию в странах—торговых партнерах уже не ограничивается прямым импортом, а в интегрированных в мировую экономику государствах с волатильной инфляцией это влияние, в том числе отражающееся на рынке труда, может быть сильнее.


В серии публикаций американской ассоциации экономических исследований NBER выпущен препринт статьи Кристин Форбс из бизнес-школы Sloan Массачусетского технологического института (MIT) «Динамика инфляции: умерла, замерла или определяется за рубежом?» — она, возможно, станет одной из самых заметных публикаций 2019 года по теме, актуальность которой в 2020–2021 годах будет очень высока. Форбс, имеющая опыт работы в МВФ, Банке Англии и группе экономических советников президента США, в MIT занимается в том числе макроэкономикой взаимного влияния стран в ходе мировых финансовых кризисов.

Статья предлагает новый системный взгляд на проблему, активно обсуждаемую после кризиса 2008 года — расхождение показателей потребительской инфляции в крупнейших экономиках с предположениями стандартных для мировых центробанков DSGE-моделей.

В последние годы эта дискуссия сильнее фокусировалась вокруг тезиса о «неактуальности» или «плоскости» кривой Филлипса (взаимозависимость безработицы и инфляции) в современной экономике. Наиболее влиятельные работы по теме опубликованы с 2004 года Беном Бернанке, Клаудио Борио и Эндрю Филардо, Фредериком Мишкином, Джеймсом Стоком и Марком Уотсоном, Бруно Альбукерком и Урселом Бауманом: практически все они рассматривали как причину происходящего влияние на национальные уровни инфляции слабости мирового спроса. «Импорт» или «экспорт» инфляции в силу глобализации формально учитывается в стандартных макромоделях прямо — через изменение цен импорта, однако по причинам, обсуждаемым в том числе Кристин Форбс, это не повышает точности прогнозов. Как констатирует Форбс, в последние 25 лет средняя доля «глобальных» (зависящих от мировых, а не только национальных факторов) компонентов индексов потребительских цен (ИПЦ) в мире в развитых экономиках выросла с 27% (1990–1994 годы) до 57% (2015–2017 годы). Но и «национальная» часть ИПЦ также испытывает влияние извне: в последние годы много работ экономистов посвящено феномену сильной «синхронизации» макроэкономических циклов в мировом масштабе.

Кристин Форбс предлагает учитывать характер связи национальных экономик с торговыми партнерами не только как результат прямых торговых операций или ожиданий игроков в национальных экономиках в отношении внешней торговли (вышеупомянутая «слабость мирового спроса»), но и как результат влияния еще четырех факторов. Речь идет об эффекте изменения активности в мировых цепочках стоимости крупных международных компаний и производственной кооперации в целом, «синхронизации центробанков» через изменения ключевых ставок в крупных экономиках, импорте инфляционных ожиданий (еще одна составляющая «слабости мирового спроса»), разнородности влияния этих и других, в том числе циклических, факторов на разные компоненты ИПЦ (и разных способов его измерения — например, инфляции зарплат, базовой инфляции). Работа констатирует, что «глобализованно» ведет себя скорее общий ИПЦ — базовая же инфляция, циклические компоненты инфляции и динамика зарплат имеют в значительной мере «национальный» характер. Кроме того, на характер поведения национальной инфляции могут сильно влиять цены на мировой неэнергетический сырьевой экспорт.

Расчеты Форбс показывают, что учет этих сложно и неочевидно взаимосвязанных факторов важен — по предварительным оценкам, они определяли или могли определять в последнее десятилетие около 0,34 процентного пункта мировой инфляции, или отклонение на 12% от ее медианного значения, что, учитывая точность предсказаний современных DSGE-моделей, очень много. Предлагаемые выводы для РФ как сильно глобализованной экономики, видимо, даже актуальнее, чем для более развитых экономик: исходя из логики Кристин Форбс, эффекты «неправильной» инфляции могут быть здесь сильнее.

Дмитрий Бутрин


Комментарии
Профиль пользователя