Коротко

Новости

Подробно

Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ

Сериал об аллергии: лекарства

Лекарственная аллергия чаще других приводит к летальным последствиям

от

От смертельно опасной аллергической реакции на лекарства — синдрома Лайелла — погиб, по официальной версии, известный журналист Юрий Щекочихин. Некоторые до сих пор подозревают, что смерть была неслучайной: Щекочихин никогда аллергией не страдал. Но ужас лекарственной аллергии в том и состоит, что она непредсказуема и может грянуть как гром среди ясного неба. Никогда не было — и вдруг смерть.


О побочных эффектах медицинских препаратов знают, наверное, все. Аллергия на лекарства тоже относится к их числу, только она не связана с передозировкой или нежелательным взаимодействием медикаментов. Это ошибочное «срабатывание» иммунной системы, которая воспринимает лекарственное средство как чужеродный агент, способный нанести вред организму. И если побочные эффекты лекарств становятся причиной примерно 5% госпитализаций и случаются у 10–15% пациентов в больницах, то лекарственная аллергия «виновата» в 6–10% всех этих случаев.

Лекарственной аллергии подвержены в основном люди среднего возраста, женщины — больше. Еще один фактор риска — вирусная инфекция (ВИЧ, герпес). Способ доставки лекарства в организм тоже имеет значение: внутримышечные и внутривенные инъекции чаще вызывают аллергию, чем прием таблеток, причем внутривенные вливания ведут к более тяжелым реакциям. А вот люди, страдающие любой другой аллергией, в группу риска не входят.

Редко, но страшно


Примерно в 95% случаев симптомами лекарственной аллергии становятся кожные высыпания. Такую реакцию провоцируют противоэпилептические препараты (антиконвульсанты), сульфаниламидные и нестероидные противовоспалительные средства (чаще всего аспирин), аллопуринол от подагры, рентгеноконтрастные вещества, препараты для химиотерапии и моноклональные антитела (используются для лечения рака и тяжелых аллергических заболеваний).

Самые страшные кожные проявления лекарственной аллергии — синдром Стивенса—Джонсона и синдром Лайелла. Некоторые врачи считают это двумя фазами одного состояния. Сначала на теле возникают огромные пузыри (буллезная сыпь), которые лопаются, оставляя болезненные раны. При этом повреждаются все слизистые оболочки — рта, горла, глаз, бронхов, легких. Из-за нарушения глазного эпителия на глазах появляются рубцы, падает зрение, наступает слепота. А потом с тела просто сходит эпидермис (верхний слой кожи), оставляя более глубокие слои незащищенными. Если человека не поместить в стерильный бокс, тут же начнется сепсис — и летальный исход. К счастью, эти болезни с прогнозом летальности от 10% до 60% встречаются крайне редко: синдром Стивенса—Джонсона — 0,4–1,2 случая на миллион человек в год, синдром Лайелла — 1,2–6 случаев на миллион человек в год.

Ураганный налет


Анафилактическая реакция на лекарства тоже не редкость: она происходит в 11% случаев всех аллергических реакций на лекарства и в 6–35% случаев анафилаксии от всех причин. Это самая частая причина смерти в Великобритании, Новой Зеландии и Австралии. В ходе британского исследования 1992–1998 годов от анафилактического шока погибли 164 человека, из них 39% — из-за реакции на лекарства. Анафилаксию чаще всего вызывают пенициллин и другие бета-лактамные антибиотики (цефалоспорины, карбапенемы, монобактамы), миорелаксанты, местные и общие анестетики, аллергены для аллерген-специфической иммунотерапии (АСИТ).

«На моей памяти был случай, когда всего один укол лидокаина спровоцировал анафилактический шок,— вспоминает медицинский директор проекта “Аллерготоп”, врач аллерголог-иммунолог, кандидат медицинских наук Елена Шуватова.— Реаниматологи вытащили пациентку буквально с того света. Анафилаксия на лекарства обычно развивается ураганно и при отсутствии полноценной реанимации чаще всего заканчивается летальным исходом».

Какая нужна диагностика


Исследования показывают, что аллергия на пенициллин в полтора раза повышает риск послеоперационных инфекций, потому что антибиотики другого ряда намного хуже справляются с микробами. При этом около 95% пациентов, полагающих, что страдают аллергией на пенициллин, на самом деле легко переносят антибиотик. Это касается и других препаратов. Как доказать людям, что они не больны, ведь диагностические методы, подходящие для других видов аллергии (анализ крови, кожные пробы и т. п.), тут не работают?

На Западе применяют провокационные тесты — вводят пациенту малые дозы вещества и смотрят реакцию. Но такой метод диагностики при истинной аллергии очень опасен. В России единственно достоверным и надежным считается тест торможения естественной эмиграции лейкоцитов (ТТЕЭЛ) по А. Д. Адо, или полоскательный лекарственный тест. (Андрей Дмитриевич Адо — выдающийся советский врач, основоположник отечественной иммунологии.)

Тест проводится в два этапа. «На первом пациент полощет рот жидкостью из разных стаканчиков, в одном из которых находится очень слабый раствор лекарственного препарата,— рассказывает Елена Шуватова.— После этого врач подсчитывает число лейкоцитов в полученных смывах. Если в определенных смывах лейкоцитов нет, то есть нет “эмиграции”, значит, пациент ответит на препарат значимой аллергической реакцией с вероятностью 99%».

Второй этап проходит в стационаре, где пациент получает лекарство в более значительной дозе. Если нет осложнений, дается заключение: аллергии на препарат нет. Исследование дорогостоящее, зато безопасное, потому что лекарство разводится в микроскопических дозах, к тому же практически не попадает в организм. Только так можно подобрать подходящий препарат или исключить аллергию.

Елена Туева


Комментарии
Профиль пользователя