Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ   |  купить фото

Нет турбины в своем отечестве

Как четыре претендента борются за российский рынок машин большой мощности

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 10

Конкуренция за проект импортозамещения газовых турбин большой мощности в России обостряется. Четыре основных претендента — «Силовые машины» Алексея Мордашова, Объединенная двигателестроительная корпорация «Ростеха», Siemens с «Газпром энергохолдингом», а также «Интер РАО» c GE — собираются уже через два-три года представить готовые образцы турбин. Основной угрозой для всех претендентов остается перспектива низкого спроса от энергетиков. “Ъ” разбирался, на какой стадии находится каждый из проектов.


После скандала 2017 года с перепоставкой турбин немецкой Siemens в Крым правительство объявило гонку по созданию в России отечественных образцов машин большой мощности (ГТБМ). Исторически в СССР и России делали ГТУ мощностью до 25 МВт (на базе авиадвигателей), но большие машины самостоятельно производить так и не научились. Сейчас в стране их собирают только в кооперации с мировыми игроками — американским GE и немецким Siemens, уровень локализации достаточно низкий. Оба концерна думают об углублении локализации, тогда как полностью российскую турбину обещают сделать «Силовые машины» Алексея Мордашова и консорциум Объединенной двигателестроительной корпорации (ОДК) «Ростеха» с «Интер РАО» и «Роснано».

Турбины довели до дуэли


Наиболее серьезными шансами на локализацию в РФ и создание полноценного продукта, по мнению ряда собеседников “Ъ”, обладает немецкий Siemens. По его лицензии уже примерно на 60% локализована SGT-2000E (187 МВт) в рамках СП «Сименс технологии газовых турбин» с «Силовыми машинами» Алексея Мордашова (СТГТ, у Siemens 65%). После введения санкций США и ЕС в отношении Алексея Мордашова и его бизнеса в 2018 году стало очевидно, что партнерство работает плохо и обе стороны явно хотят выйти из него. В результате сейчас основной вопрос — каким будет исход «дуэли» между акционерами.

По правилам «дуэли», у «Силовых машин» каждые три года, начиная с декабря 2016-го, возникает трехмесячный опцион на продажу своей доли партнеру. Следующее окно открывается в декабре. Siemens обязан выкупить всю долю партнера, но для доли немецкого концерна опцион не предусмотрен, говорят собеседники “Ъ”, знакомые с условием «дуэли». Siemens, со своей стороны, может инициировать опцион по выкупу доли «Силовых машин» только в декабре 2021 года. Но договориться, вероятно, придется уже сейчас: по условию акционерного соглашения, ни один из партнеров по СТГТ не вправе изготавливать и продавать газовые машины в России вне СП, говорят два собеседника “Ъ”. Они утверждают, что «Силовые машины» намерены выдвинуть предложение до конца года. Если стороны не могут самостоятельно договориться о цене сделки, она будет определена независимым оценщиком.

Поскольку по решению правительства РФ иностранная компания не может контролировать производство турбин для программы модернизации ТЭС, Siemens хочет привлечь в качестве нового партнера ГЭХ, который должен будет сменить «Силовые машины» в СТГТ. В ГЭХе отказались комментировать, намерены ли там войти в СП, если «дуэль» состоится в ближайшее время.

После выхода «Силовых машин» из СП бывшие партнеры станут явными соперниками в борьбе за рынок сбыта. Машины Siemens и «Силовых машин» относятся к одной линейке мощностей.

Напряжение между сторонами уже выходит в публичное поле. Гендиректор «Силовых машин» Тимур Липатов весьма яростно выступает против заключения Siemens с правительством РФ СПИК, дающих отсрочку по локализации до 2023 года. Господин Липатов считает, что в этот период Siemens будет поставлять готовую продукцию со складов, отобрав часть рынка у «Силовых машин». Президент Siemens в России Александр Либеров в интервью “Ъ” от 19 ноября расценивал подобные высказывания «как намерение нарушить договоренности об СП». В Siemens “Ъ” сообщили, что предложений по опциону от «Силовых машин» пока не поступало.

Деньги гребут лопаткой


«Силовые машины», которые с 2018 года позиционировали себя как лидера процесса создания российской турбины, последние несколько месяцев стали сдавать позиции в борьбе за рынок. Многие собеседники “Ъ” объясняют это общими сомнениями правительства и профильных министерств в способности «Силовых машин» выдержать сроки по разработке машин ГТЭ-65 и ГТЭ-170. Кроме того, они считают, что господин Мордашов проводит слишком агрессивную политику по отстранению конкурентов, что не устраивает других игроков, требующих общего доступа к рынку.

В частности, по данным “Ъ”, комиссия Минпромторга не удовлетворила заявку «Силовых машин» на 5 млрд руб. из бюджета на создание ГТБМ при общей стоимости проекта в 17 млрд руб. Но турбины компании не соответствовали требованиям по минимальному уровню КПД в 35%. На первом этапе для ГТЭ-170 компания заявила КПД на уровне в 34,1% с ростом до 36% в результате совершенствования модели. В результате Минпромторг будет проводить новый конкурс до 15 декабря.

В Минпромторге “Ъ” пояснили необходимость нового конкурса тем, что заявка, поданная в рамках первой процедуры, не содержала достаточных сведений для проведения экспертным советом научно-технической экспертизы проекта. Условия отбора остаются прежними, говорят в министерстве: победитель должен будет реализовать комплексный проект по созданию ГТБМ в диапазоне 60–80 МВт и 150–180 МВт с коэффициентом полезного действия не менее 35%. «Заявиться могут все желающие, соответствующие критериям»,— уточнили в Минпромторге.

Дорогостоящие эксперименты


Безуспешно завершилась и попытка «Силовых машин» пролоббировать создание ТЭС на 1,4 ГВт для обкатки пилотных образцов собственных турбин. Но, как выяснил “Ъ”, правительство не полностью отказалось от этой идеи: планируется провести общий конкурс по строительству в 2026–2028 годах новых энергоблоков на 2 ГВт для экспериментальных образцов турбин.

Минэнерго в ближайшее время опубликует соответствующий проект постановления. Как сообщили “Ъ” в министерстве, оно предлагает поделить эти 2 ГВт на несколько типоразмеров оборудования по мощности. По данным “Ъ”, отбор может быть проведен по критерию наименьшей стоимости киловатт-часа выработки за жизненный цикл (LCOE).

Таким образом, на рынке появится не один, а два или три экспериментальных энергоблока. Основными претендентами на участие в конкурсе считаются «Силовые машины», турбина ГТД-110М и совместный проект «Интер РАО» с GE. В Минэнерго “Ъ” уточнили, что предельные CAPEX еще рассчитываются, поэтому определить полную стоимость проекта пока невозможно. Экспериментальные турбины планируется ставить прежде всего на существующие станции с действующими системами выдачи мощности и топливоподачи.

Строиться проект будет по наиболее дорогостоящему на российском энергорынке механизму конкурентного отбора мощности новой генерации (КОМ НГ, верхний предел ценовой заявки по этому механизму — 1,7 млн руб. за 1 МВт в месяц). Но, как отмечают собеседники “Ъ”, по итогам конкурса цена проектов может снизиться. По оценке Владимира Скляра из «ВТБ Капитала», CAPEX ТЭС мощностью в 2 ГВт, построенных по КОМ НГ, может достигать $1,6–1,8 млрд. Ежегодная нагрузка на рынок будет достигать 22–23 млрд руб., поднимая конечные цены на энергорынке на 0,6%.

Развал и сомнения


В ближайшее время в борьбу за рынок должен вступить и консорциум во главе с ОДК, разрабатывающий турбину ГТД-110М. На этой машине лежит тень неудач: так, в конце 2017 года турбина полностью разлетелась при испытаниях, и консорциуму пришлось ставить на стенд Ивановских ПГУ новый образец. Пока его испытания идут успешно, но многие участники рынка по-прежнему сомневаются в работоспособности ГТД-110М. Как признал в интервью “Ъ” зампред правления «Роснано» Юрий Удальцов, машине еще предстоит преодолеть скепсис среди энергетиков.

Проекту также нужно финансирование для расширения производственной линии к 2021 году, но машина не соответствует требованиям конкурса Минпромторга на получение госсубсидии, поэтому вопрос об источнике финансирования выхода проекта в серию остается открытым. В «Ростехе» “Ъ” сообщили, что уже успешно завершен первый этап испытаний ГТД-110М продолжительностью 2,5 тыс. часов, следующая отметка — 8 тыс. часов. Там добавили, что готовы участвовать в конкурсах на строительство генерации, «если они будут объявлены, и в целом поддерживают соответствующие инициативы государства, в том числе с использованием механизма КОМ НГ».

Две темные лошадки


Намерения «Интер РАО» по локализации двух машин американской GE пока выглядят наименее определенными. Компании уже состоят в паритетном СП «Русские газовые турбины».

Наибольшие проблемы с согласованием условий локализации остаются с фреймом 6FA (около 80 МВт). Сейчас она производится на заводе GE во французском Бельфоре, но основные лицензионные компоненты горячей части и часть программного обеспечения для машины поступают из США, говорят собеседники “Ъ”. И уже на последнем этапе турбина собирается на заводе российского СП в Рыбинске. Турбина 6FA универсальна, может работать в нефтегазе, в комбинированном цикле в энергетике, а также самостоятельно для распределенной генерации. Вторая машина — GT13E (180 МВт, бывшая модель Alstom) производится на площадке GE в немецком Мангейме, и по ней переговоры идут проще, говорят собеседники “Ъ”, поскольку все критическое оборудование для нее производится в Европе. Эта машина может работать только в электроэнергетике.

У участников энергорынка сохраняются сомнения относительно того, что американская компания в итоге согласится передать в РФ полную лицензию по производству своих машин — таких прецедентов в мире раньше не было. Публично GE пока не делала подобных заявлений, хотя, по данным “Ъ”, глава «Интер РАО» Борис Ковальчук на совещаниях в правительстве говорил, что американцы готовы пойти на полную локализацию. Кроме того, «Русские газовые турбины», как и СТГТ, планируют заключить СПИК с правительством РФ. В Минпромторге “Ъ” сообщили, что заявка пока не поступала. В «Интер РАО» лишь отметили, что рассматривают разные варианты.

Победители гонки турбин в любом случае рискуют столкнуться с проблемой их сбыта. Спрос на отечественные машины должна создать программа модернизации старых ТЭС объемом в 40 ГВт до 2031 года, однако, по мнению многих участников рынка, он будет едва-едва достаточен для двух игроков.

Замглавы Минпромторга Василий Осьмаков оценивал потенциальный рынок сбыта в не менее чем 50 машин до 2030 года. Так, на уже проведенных отборах по модернизации до 2024 года были одобрены только два проекта по надстройке ГТУ — на Щекинской ГРЭС и Нижнекамской ТЭЦ «Татнефти». Учитывая это, производителям турбин придется либо искать рынки в России за пределами энергетики (это прежде всего нефтегазовая отрасль), либо надеяться на экспорт.

Татьяна Дятел


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя