«Я сторонник смертной казни»

Глава Верховного суда Татарстана высказался за исключительную меру наказания

Председатель Верховного суда Татарстана Ильгиз Гилазов поддержал возвращение смертной казни. Выступая вчера перед студентами Казанского федерального университета (КФУ), он заявил, что содержание в тюрьме не является соразмерным наказанием, «когда детей убивают», в этом случае «должно быть определенное возмездие». Главный судья напомнил, что такой позиции придерживается «очень большая часть общества». В Госсовете Татарстана к такой инициативе отнеслись неоднозначно. Одни депутаты соглашаются, что «закон должен быть суров». Другие полагают, что для отмены моратория «должно произойти что-то сверхъестественное», поскольку это грозит России исключением из Совета Европы.

Фото: tatarstan.ru

Фото: tatarstan.ru

За возвращение смертной казни председатель Верховного суда Татарстана Ильгиз Гилазов высказался вчера, выступая с мастер-классом перед студентами юридического факультета КФУ. «Я сторонник смертной казни. Есть преступления, которые могут быть пограничные, ситуативные, случайные. А как относиться к таким преступлениям, которые совершал Чикатило? По 50-60 трупов… Когда детей убивают? Когда издеваются? Разве это соразмерно – пожизненное лишение свободы?»— сказал он. Господин Гилазов добавил, что «есть преступления очень страшные, за которые, прошу прощения, только высшая мера наказания». «Там говорить об исправлении невозможно. Должно же быть определенное возмездие. Мера наказания несет много функций. Это не только исправление, но и наказание, соразмерное содеянному»,— подчеркнул председатель суда.

Ильгиз Гилазов рассказал студентам, что ему лично «приходилось четыре раза выносить решение о высшей мере наказания»: «Это в тех случаях, когда уже другое невозможно». При этом он оговорился, что необходимо придерживаться принципа «если ты можешь вынести не высшую меру наказания, не бери на себя». Глава суда обратил внимание, что «очень большая часть общества говорит, что надо вернуть» смертную казнь. «Мы ее не отменили, мы ее остановили. И то, что общество так относится, определенная доля оправданности в этом есть»,— сказал он. Слова председателя суда студенты поддержали аплодисментами.

Напомним, в России последний смертный приговор вынесли в 1996 году. В Уголовном кодексе смертная казнь называется «исключительной мерой наказания», которая «может быть установлена только за особо тяжкие преступления, посягающие на жизнь». Она не назначается женщинам, несовершеннолетним и пожилым. После вступления России в Совет Европы был введен мораторий на смертную казнь. Россия была вынуждена подписать в 1997 году протокол к Конвенции о защите прав человека и основных свобод по отмене этой меры наказания.

Дискуссия о возвращении смертной казни в России вновь развернулась в связи с убийством девятилетней девочки в Саратове в октябре этого года. После трагедии Госдума провела опрос среди россиян во «ВКонтакте», и большинство из них высказались «за». В то же время председатель Совета федерации Валентина Матвиенко убеждена, что в России не нужно возвращать эту меру наказания. Против смертной казни выступил глава Совета по правам человека при президенте России Михаил Федотов (сейчас покинул этот пост). По последнему опросу «Левада-центра», возвращение смертной казни поддерживают 49% россиян, по опросу Фонда общественного мнения — 52%. Депутаты Госдумы от «Справедливой России» и КПРФ обещали внести законопроект об отмене моратория на смертную казнь.

Опрошенные “Ъ” депутаты Госсовета Татарстана по-разному отнеслись к идее вернуть высшую меру наказания. Глава парламентского комитета по законности и правопорядку, единоросс Шакир Ягудин напомнил, что «исходя из правовых обязательств, данных при вступлении в Совет Европы, Россия отказалась от применения смертной казни». Депутат полагает, что для отмены моратория «должно произойти что-то сверхъявственное». «Вы представляете, чтобы был разворот в таком направлении и Россия вышла из Совета Европы? Я думаю, что в ближайшее время такая перспектива не просматривается»,— сказал “Ъ” господин Ягудин.

«С одной стороны, в 90-х мы сильно боролись, чтобы отменить смертную казнь. С другой стороны, если главный судья в Татарстане говорит об этом, может мы что-то не знаем»,— сказала “Ъ” вице-спикер Госсовета третьего-пятого созывов, ныне член парламентского комитета по госстроительству Римма Ратникова («Единая Россия»). Она подчеркнула, что «внутри души категорически против смертной казни, но нужно прислушиваться к мнению людей, которые соприкасаются с этой темой».

Глава фракции КПРФ Хафиз Мираглимов уверен, что смертная казнь «в исключительных случаях должна быть» для людей, которые «осознанно лишают жизни нескольких человек и знают, что кроме тюрьмы им за этого ничего не будет». «Этот вопрос стучится во все двери и щели. Вот скажите, в такой демократической стране, как США, которая вмешивается в дела других стран, есть электрический стул или нет?»— сказал коммунист “Ъ”. Он задался вопросом: «Почему преступники идут на такие преступления, которые в голове не укладываются, а юристы и суды ничего не могут сделать?» «Конечно, да. Смертная казнь должна быть. Закон должен быть суров и необратим»,— заключил лидер КПРФ в республике.

Кирилл Антонов

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...