Коротко

Новости

Подробно

4

Фото: File / AP

Орденоносец, солдат, спасатель, шпион

Почему личность основателя «Белых касок» Джеймса Ле Мезюрье остается такой же загадкой, как и обстоятельства его смерти

от

Основатель «Сирийской гражданской обороны» (она же — «Белые каски») Джеймс Ле Мезюрье погиб в начале недели в Стамбуле. Обстоятельства его гибели остаются загадочными. Однако такой же загадкой остается и его жизнь.


Смерть


11 ноября в 4:30 утра спешившие в мечеть люди увидели на одной из улочек стамбульского района Бейоглу лежавшего мужчину в белой рубашке и серых брюках. Вокруг головы расплывалось темное пятно. Было очевидно, что мужчина погиб, упав с высоты. Вызванная полиция быстро установила личность. Джеймс Ле Мезюрье, руководитель благотворительного фонда Mayday Rescue Foundation. В нескольких метрах от тела как раз и располагался офис организации. Над ним — квартира самого Ле Мезюрье. Подняться в квартиру или вообще войти в здание полицейским удалось не сразу. Лишь после настойчивых звонков и стука в дверь к полицейским спустилась заспанная женщина. Эмма Уинберг, жена и соруководитель фонда рассказала полицейским, что они с мужем засиделись допоздна на работе, спать ушли примерно около трех ночи. Как всегда, перед сном выпили снотворное. По ее словам, она не имела никакого понятия о том, как тело Джеймса очутилось на улице.

Во вторник, после аутопсии, представители турецкой полиции заявили, что у них нет никаких оснований рассматривать смерть господина Ле Мезюрье как подозрительную.

Он умер от травмы головы, несовместимой с жизнью. Все травмы на теле — обычные для падения с высоты. Войти в дом, где жил и работал погибший, посторонние не могли: массивная дверь открывалась сканером отпечатков пальцев. Она не была взломана, как и дверь квартиры англичанина. Подозрительным было только содержание антидепрессантов в крови погибшего. Однако, как заявила госпожа Уинберг, ее муж в последнее время страдал от депрессии и принимал антидепрессанты по рекомендации врача. Осмотр места происшествия не дал никаких зацепок для следствия, а детальный просмотр записей камер наблюдения не выявил ничего, что противоречило бы версии о самоубийстве.

Улица, на которой было обнаружено тело Джеймса Ле Мезюрье

Фото: Emrah Gurel / AP

Тем не менее полицейские не спешат закрывать дело. Ведь Джеймс Ле Мезюрье — всемирная знаменитость, а его фонд за последние несколько лет получил больше славы и наград, чем многие куда более крупные и известные общественные организации.

Разведчик из Солсбери


О самом Джеймсе Ле Мезюрье известно не так уж и много. Он родился в 1971 году в Сингапуре, где его отец служил в морской пехоте. Мать Джеймса была шведкой. Впрочем, ко времени, когда мальчику нужно было идти в школу, семья уже переехала в Англию. Джеймса отдали в школу Норто (ныне — Норман-Корт-Скул) в окрестностях города Солсбери, известного своим старинным собором и шпилем, увековеченными на одной из самых знаменитых картин Джона Констебля «Вид на собор в Солсбери из епископского сада». В Солсбери Ле Мезюрье проучился пять лет. Потом — старшая школа Кэнфорд-Скул в Дорсете. Высшее образование он получал в Белфасте. Его обучение оплачивало Министерство обороны — предполагалось, что после окончания обучения он будет служить в армии. Джеймс поступил в подготовительный офицерский корпус университета Куинс.

Жизнь кадета в Северной Ирландии не была ни спокойной, ни безопасной. Последний год обучения Ле Мезюрье провел уже по другую сторону Ирландского моря — в Уэльсе. Окончив университет в Аберистуите и получив диплом бакалавра в области международных отношений и стратегических исследований, Джеймс поступил в военную академию в Сандхерсте. Кроме диплома в память о Сандхерсте у него осталась и его первая награда — королевская медаль за личные и командирские качества.

Свою недолгую, но очень стремительную военную карьеру Джеймс Ле Мезюрье начал в 1994 году в «Королевских зеленых куртках» — одном из двух так называемых больших полков британской армии. Он стажировался в Норвегии, служил командиром батальона в Северной Ирландии, затем — в Германии. Дважды в качестве офицера разведки был на Балканах — сначала в Сараево, затем в Приштине. В Сараево он первый раз женился (на француженке Орели Мерль), но брак быстро распался. В Косово его непосредственным начальником оказался Ник Картер, ныне — сэр Николас Картер, начальник штаба обороны Великобритании, профессиональный глава британских вооруженных сил.

Начальник штаба обороны Великобритании Николас Картер

Фото: Adnan Abidi / Reuters

Джеймс был его советником в том, что касалось реинтеграции боевиков Армии освобождения Косово в политическую жизнь созданного государства. В Косово, как и в Боснии и Герцеговине, он, несмотря на молодость и относительно невысокое звание, довольно часто мелькал на публике. Вспоминают даже, как ему сделали замечание во время одного из выступлений в присутствии боснийского муфтия. К содержанию его выступления претензий не было. Но в пылу спора он начал с силой ударять кулаком правой руки в раскрытую ладонь левой. Его прервали и объяснили, что в этой части мира такой жест считается крайне неприличным.

Отставник


На действительной военной службе Джеймс Ле Мезюрье пробыл удивительно недолго, учитывая его способности и возможности, открывавшиеся перед ним. В 2000 году он ушел в отставку в звании капитана, а в 2002-м в качестве частного специалиста по безопасности отправился в Иерихон, оказавшись одним из действующих лиц истории, связанной с военной операцией «Щит обороны». В 2002 году, в разгар второго палестинского восстания, израильские вооруженные силы заблокировали резиденцию тогдашнего палестинского лидера Ясира Арафата в Рамалле. Причина — пребывание в резиденции шестерых террористов, место которых было, по мнению израильтян, в тюрьме. Арафат выдавать террористов не хотел, справедливо опасаясь потерять авторитет у своих же. Его встречное предложение — посадить террористов в палестинскую тюрьму — израильтянами было поначалу отвергнуто: они не доверяли местным тюремщикам. В итоге был достигнут компромисс. Преступники будут сидеть в палестинской тюрьме, но следить за ними будут британцы и американцы. Одним из них и был Джеймс Ле Мезюрье.

В 2004 году отставной капитан переехал в Амман, где стал консультировать по вопросам послевоенного восстановления в Ираке. Потом отправился в Индонезию и Шри-Ланку, где его до сих пор вспоминают с благодарностью за организацию эффективных спасательных работ после разрушительного цунами.

Затем он устроился на работу в компанию Good Harbour, которую создал Ричард Кларк, бывший советник президента Джорджа Буша-младшего по борьбе с терроризмом. В компании, штаб-квартира которой находилась в Абу-Даби, он проработал пять лет и ко всему прочему выучил арабский язык и отреставрировал старый полицейский катер. А еще он женился. Брак длился достаточно, чтобы у Джеймса родились две дочери. Впрочем, и этот брак закончился разводом.

Наиболее известен Джеймс Ле Мезюрье как создатель «Сирийской гражданской обороны»

Фото: Ammar Abdullah / Reuters

После окончания контракта с Good Harbour Ле Мезюрье перешел на работу в компанию Ark, которая, как следует из информации на ее сайте, занимается «стабилизацией и восстановлением» в странах, охваченных конфликтами. Среди своих спонсоров и партнеров компания называет ООН, ЕС, правительственные учреждения США, Британии, Канады, Японии и некоторых других стран. В Ark Ле Мезюрье работал в основном по Сирии. В 2014 году он создал организацию, сделавшую из него персону мирового значения,— Mayday Rescue.

Белокасочник


Главным достижением Mayday Rescue называют организацию «Сирийской гражданской обороны» — формирования, которое больше известно под названием «Белые каски». Эта группа быстрого реагирования состоит из добровольцев, подготовленных для оказания первой помощи в чрезвычайных ситуациях. Организация довольно быстро стала одной из самых известных и заметных в конфликте в Сирии, в значительной степени благодаря активному использованию социальных сетей для рассказа о своей деятельности. По данным самой организации, сейчас в ней состоит около 3 тыс. человек.

Деятельность «Белых касок» вызывала противоречивые оценки. Хотя она работала по обе стороны конфликта, официальные сирийские власти ее невзлюбили, поскольку она отказывалась работать под контролем Дамаска.

В Европе и Америке к «Белым каскам» относились как к героям. Организацию каждый год номинировали на Нобелевскую премию мира (которую она до сих пор не получила), фильм об организации, выпущенный Netflix, получил «Оскара», а сама организация стала лауреатом многочисленных премий различных благотворительных фондов. Официальные власти Сирии и их союзники относятся к «Сирийской гражданской обороне» куда строже. Кто-то называет ее террористической организацией, кто-то обвиняет ее в том, что она выполняет пропагандистские задачи по дискредитации официального Дамаска. В конце концов, значительная часть, если не большинство обвинений в нарушениях прав человека, бомбардировках мирного населения и использовании химического оружия, которые выдвигались против Башара Асада, основывались на заявлениях или данных «Белых касок».

Безнадежное расследование


Джеймс Ле Мезюрье безотносительно к тому, был он сотрудником британских спецслужб или не был, казалось, вышел из шпионского романа. А потому, даже если его смерть была действительно несчастным случаем или самоубийством, в это, похоже, никто никогда не поверит. Тем более что поводов усомниться в официальной версии как у ответственных журналистов, так и у любителей теорий заговоров достаточно.

Главный аргумент противников версии о самоубийстве — сложность. В доме Ле Мезюрье пять этажей. При этом четыре первых совершенно непригодны для смертельного прыжка.

Первый — слишком низко. На втором и третьем окна забраны в решетки. Окна четвертого этажа слишком малы.

Для того чтобы упасть вниз, Ле Мезюрье сначала надо было подняться на пятый этаж по не очень удобной лестнице и потом уже осуществить задуманное. Зачем это надо человеку, у которого в распоряжении сколько угодно транквилизаторов и снотворного?

Одним из сторонников версии об убийстве, а не самоубийстве оказался президент Сирии Башар Асад. Британские газеты не столь категоричны. Тем не менее они обращают внимание на два момента — неожиданное заявление российского МИДа, случившееся буквально за три дня до гибели Ле Мезюрье, в котором он называется агентом MI6, и то, что в британской журналистской традиции выпадение из окна прочно связано с убийством и Россией. Одна из газет даже опубликовала довольно длинный список лиц, которые выпали из окна при подозрительных обстоятельствах, а до этого, по версии СМИ, обозлили власти. В свою очередь, правозащитная организация Amnesty International призвала турецкие власти учитывать контекст происшествия и «не отбрасывать ни одну из версий» случившегося.

Следствие по делу о гибели основателя «Белых касок» продолжается, и пока турецкие власти не говорят даже о возможных его сроках. К делу, как сообщается, подключилось подразделение по борьбе с терроризмом, что можно рассматривать как косвенное подтверждение того, что следствие не зациклено на версии о самоубийстве. Тем не менее уже сейчас понятно, что, каким бы ни был окончательный вывод турецких следователей, обязательно найдутся те, кто не будет им удовлетворен. Хотя бы потому, что, как принято считать, «просто так такие люди не умирают».

Вячеслав Белаш


Комментарии
Профиль пользователя