Коротко

Новости

Подробно

Фото: Максим Поляков / Коммерсантъ   |  купить фото

Долги компаний-банкротов передадут в наследство

Кто должен выплачивать задолженности топ-менеджеров и предпринимателей

от

Долги обанкротившихся предпринимателей хотят взыскивать с их детей. Речь идет о ситуациях, когда задолженности вместе с имуществом получены по наследству. До сих пор юридическая практика не могла четко ответить на вопрос, кто должен брать в таком случае на себя ответственность — родственники или сама компания. Суды трактуют закон по-разному. Ожидается, что окончательную точку в споре должен поставить Верховный суд. Подробности — в материале Александра Рассохина.


Дело, вокруг которого возник спор, касается «дочки» компании «Роснефть» — дальневосточной сети автозаправок «РН-Востокнефтепродукт». В 2015 году она передала компании «Амурский продукт» на хранение топливо. Однако оно исчезло, а сама организация обанкротилась. Виновным в хищении признали гендиректора «Амурского продукта» Михаила Шефера. Но взыскать с него деньги не удалось — мужчина погиб в автокатастрофе, дело закрыли. Имущество бизнесмена перешло по наследству к его жене и детям, а долг компании обязали выплачивать другого топ-менеджера. Суды трех инстанций решили, что требования кредиторов связаны именно с личностью Шефера, а значит, родственники не должны отвечать за его долги.

Но в «РН-Востокнефтепродукт» с этим не согласны — там настаивают, что обязательства Шефера возникли еще до открытия наследства, и обратились в Верховный суд. Председатель коллегии адвокатов «Николаев и партнеры» Юрий Николаев уверен, что требования компании обоснованы: «Вступление в наследство — это не только права, но и обязанности для наследников, соответственно, они получают как имущество, так и те обязательства, которые имел наследодатель. При таких обстоятельствах абсолютно стандартная история, когда наследники выплачивают долги умершего, по-другому даже и не бывает. Я, вообще, удивлен, что суды трех инстанций отказали кредиторам во взыскании денежных средств с наследников».

Какую упрощенную схему личного банкротства могут предложить россиянам

Читать далее

Проблема в деле Михаила Шефера отчасти создана нижестоящими судами, которые не поддержали кредитора, соглашается партнер юридической компании «Гебель и партнеры» Сергей Гебель. Всему виной правовой пробел, который должен ликвидировать Верховный суд, считает эксперт: «Позиция суда — это же неразрывно связано с личностью. В таком случае дело вообще подлежало прекращению в связи с отсутствием субъекта, если человек погиб. У нас ведь спорная ситуация, имеющая пробел, и отсутствие правоприменительной практики — и суды нарабатывают практику таким образом. Сейчас как ВС скажет, таким и будет дальше правоприменение. Опять же, все зависит от судов. Именно в вопросе наследования, я считаю, было бы логично довести до конца и привлечь к субсидиарной ответственности».

В судебной практике нет случаев, когда наследники недобросовестных бизнесменов привлекают к субсидиарной ответственности. Однако такие попытки возникают постоянно. Поэтому решение Верховного суда может создать риски для наследников предпринимателей и менеджеров, признает арбитражный управляющий Евгений Семченко: «По моему мнению, это не совсем корректно, потому что наследники не могут представить суду доказательства, что директор в действительности не был виновен в банкротстве, потому что он умер и дать пояснения уже, безусловно, не может.

Родственники не обладают всей информацией, которая необходима для того, чтобы качественно защищать себя в суде».



Многие юристы предполагают, что Верховный суд поддержит «дочку» «Роснефти». Все это создаст прецедент, который осложнит жизнь родственникам топ-менеджеров и бизнесменов. Впрочем, у них останется шанс избежать взыскания по долгам — правда, для этого придется отказаться от наследства.

Верховный суд рассмотрит кассационную жалобу «дочки» компании «Роснефть» 9 декабря.

Комментарии
Профиль пользователя