Коротко

Новости

Подробно

Фото: Виктор Коротаев / Коммерсантъ   |  купить фото

Россия уходит из Атлантики

Рыболовы предупредили об угрозе потери квот

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

Долю России на вылов водных биоресурсов в северо-западной части Атлантического океана могут перераспределить в пользу рыболовецких компаний из других стран, имеющих право на промысел в этом бассейне. Последние десять лет российские участники рынка освоили менее 50% от квоты, что может стать аргументом в пользу конкурентов. Эксперты утверждают, что проблема может усугубиться из-за новых правил Росрыболовства.


Заместитель губернатора Мурманской области Ольга Кузнецова предупредила главу Росрыболовства Илью Шестакова об угрозе потери Россией части квоты на вылов рыбы в северо-западной части Атлантики в рамках NAFO — организации, куда входит и наша страна. Последние десять лет российские компании вылавливают менее 50% от квоты и показатель снижается, пишет госпожа Кузнецова в своем письме (копия есть у “Ъ”).

По словам чиновницы, другие члены NAFO поднимают вопрос о перераспределении части неосвоенной доли России, что отрицательно скажется, в частности, на бизнесе рыболовов Мурманской области.

В Росрыболовстве и Минсельхозе, которое контролирует ведомство, подтвердили факт получения письма.

Помимо России в NAFO, в частности, входят Дания, Канада, Норвегия, Эстония, Латвия, Литва. В 2019 году между странами распределили квоты на вылов 138 тыс. тонн трески, морского окуня, палтуса, камбалы и др. Доля России составила 25,8 тыс. тонн. Источник “Ъ” оценивает данный объем ресурса в $30 млн. В 2018 году близко к 100% осваивалась только треска: по данным компании РКФ, осуществляющей вылов в северо-западной части Атлантики, российские рыболовы добыли 704,7 тонны из квоты 721 тонна. В 2018 году вылов морского окуня в 3М — одном из районов северо-западной Атлантики — составил 668,1 тонны из 9,137 тыс. тонн, окуня в 3О — 354,1 тонны вместо возможных 6,5 тыс. Доля вылова белого налима и ската не превышает 10%.

Ольга Кузнецова утверждает, что недобор квот связан с несовершенством законодательства России, не конкретизируя детали.

В правительстве Мурманской области не ответили на запрос “Ъ”. Источник “Ъ” знает, что до 2019 года вылов трески, окуня и ската осуществлялся по заявительному характеру: компании ежедневно информировали Росрыболовство о планируемом объеме и получали разрешение. В начале 2019 года за предприятиями закрепили квоту, исходя из добычи за последние три года. Такая квота закрепляется на 15 лет, пояснили в Росрыболовстве.

Заместитель директора УК «Норебо» Сергей Сенников сомневается, что всем компаниям, с которыми заключен договор, удастся выполнить главное условие — обеспечить в течение двух лет подряд вылов не менее 70% квоты. Иначе Росрыболовство будет обязано выставить их на аукционы, говорит он. Владелица РКФ Ирина Ширвель предлагает вернуться к заявительному принципу распределения квот, которые не осваиваются.

Как считает гендиректор Союза рыбопромышленников Севера Константин Древетняк, другие члены NAFO заинтересованы в перераспределении части российской квоты. Он указывает, что в 2019 году все квоты, закрепленные за Россией в северо-западной части Атлантики, фактически достались одной компании — СПК РК «Мурман» (ее квота — 17,9 тыс. тонн). Она вряд ли сможет обеспечить полный вылов ресурса из-за нехватки мощностей и опыта, полагает эксперт. Связаться с СПК РК «Мурман» не удалось.

В Росрыболовстве стараются не драматизировать ситуацию, отмечая положительную динамику вылова российского флота в рамках квот NAFO. По данным ведомства, в 2018 году было добыто по всем объектам компании почти 5,9 тыс. тонн, а по состоянию на 1 ноября 2019 года — почти 8,1 тыс. тонн. Освоение квоты по палтусу, окуню, треске, камбале длинной и камбале желтохвостой — от 96,4% до 99,78%, приводят данные в Росрыболовстве. Некорректно говорить о том, что освоено мало квот с российской стороны, соглашается президент Всероссийской ассоциации рыбопромышленников Герман Зверев. Но несколько видов, в том числе окуня, скатов, кальмара и белого налима, в 2019 году российские компании не добывали. В Росрыболовстве предполагают, что это связано с низкой рентабельностью объектов.

Алексей Полухин


Комментарии
Профиль пользователя