Коротко

Новости

Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

«Копии черновиков»

Седьмое заседание по делу «Седьмой студии»: прокуратура за три дня представила основной объем письменных доказательств

от

На заседании по делу «Седьмой студии» в Мещанском суде Москвы 12 ноября гособвинение закончило представлять основной объем письменных доказательств по делу. Прокурор Олег Лавров сказал суду, что еще будет возвращаться к материалам дела, но уже с завтрашнего дня намерен перейти к допросам свидетелей. На оглашение материалов дела гособвинению понадобилась три дня процесса.


Седьмое заседание по делу «Седьмой студии». Главное

  • Гособвинение представило основной объем письменных доказательств. Как пояснил прокурор Олег Лавров после сегодняшнего заседания “Ъ”, он исследовал все 272 следственных тома, но не все полностью (все дело это не только 272 тома, есть еще примерно 50 томов, сформированных во время первого процесса). К неисследованным материалам прокуратура намерена возвращаться в ходе процесса. На оглашение томов дела у гособвинения ушло три дня. На первом процессе чтение материалов дела растянулось на несколько месяцев.
  • Прокуратура пока не стала оглашать комплексную экспертизу по делу. На заседании 11 ноября прокурор Олег Лавров зачитал выводы экспертизы, сделанной на стадии следствия. Из нее следовало, что руководство «Седьмой студии» обналичило 133 млн рублей, что привело к «безвозмездному выбытию», именно такова сумма хищений по делу. Но сегодня, в последний день оглашения доказательств, прокурор не стал зачитывать выводы экспертизы, сделанной в ходе первого судебного процесса. Из второй экспертизы следовало, что «Седьмая студия» не только не похищала средства, а изыскала дополнительные средства на «Платформу».
  • Судья отказала защите в отводе прокурора. Адвокат Ксения Карпинская, защищающая Алексея Малобродского, заявила отвод прокурору, обвинив его в «тенденциозности» и «заинтересованности в исходе дела». Основанием для таких заявлений стала манера прокурора оглашать материалы: зачитывать одну часть письма, но не читать другую, представлять документы на иностранным языке только с частичным переводом на русский. «Суд не усматривает законных оснований в отводе прокурора»,— зачитала решение судья Олеся Менделеева.
  • Защита вновь указала на большое число в деле черновиков. Сегодня прокурор частично исследовал 57 томов дела. Почти после каждого исследованного тома поднимались адвокаты и указывали, что в материалах есть черновики – перечеркнутые документы без печатей и подписей. Некоторые документы встречаются как в оригинале, так и в черновиках, поэтому звучали в зале несколько раз. «Нет никаких доказательств. Поэтому они по пять раз зачитывали одно и то же»,— сказал «Ъ» адвокат Дмитрий Харитонов, который представляет интересы Кирилла Серебренникова.
  • На заседании 13 ноября суд перейдет к допросу свидетелей по делу.

17:23. На этом судья объявлет перерыв в процессе до завтра, до 11:00. Просит не опаздывать. «Мы начнем прямо в 11:00»,— говорит судья и выходит из зала.

17:22. Прокурор исследовал первый том, затем открыл второй: в нем — договоры «Седьмой студии» с «Инфостилем», копии госконтракта за 2012, 2013, 2014 годы.

«Это все, что было запланировано»,— говорит прокурор. В то же время он просит суд не лишать его возможности представлять письменные доказательства дальше, но «пока завершил». «То есть на следующем заседании мы переходит к допросу свидетелей?»— спрашивает судья. «Да»,— отвечает прокурор.

17:17. На заседании всего шестеро слушателей. В начале заседания их было большое, но несколько человек ушли еще до перерыва.

Одна слушательница села за колонной, которая стоит в центре зала — так, чтобы судье не было видно — и занялась медитацией. Сейчас слушательница зевает.

17:16. Том 209 исследуется частично: протокол обыска в кабинете Александры Балашовой в Минкульте, смета расходов «Седьмой студии» за 2012 год. Это показывают Серебренникову, после чего судья спрашивает, его ли подпись. «Мне трудно сказать»,— говорит он.

Далее — отчет об использовании средств. Серебренников вновь подходит к столу прокурора. «Эти подписи на мои вообще не похожи»,— говорит он. Лысенко говорит, что у него в деле (он сверяется с теми материалами, которые ему представило следствие) творческий отчет начинается на 181 листе, а заканчивается на 189, у прокурора в томе отчет заканчивается на 191 листе.

Потом к столу прокурора подходит Серебренников. Он говорит, что под творческим отчетом его подпись: «Да, моя». Прокурор исследует том. В это время Карпинская подходит к судье и что-то ей показывает в томе 209. Она начинает его листать.

«Очередность листов нарушена здесь»,— вдруг говорит прокурор.

Судья смотрит на него, нахмурив брови. Полистав 209 том, судья говорит, что в томе есть исправление нумерации. «А, ну у нас (нет — “Ъ”)», – говорит Лысенко.

16:58. Судья поднимается из-за стола. Идет к стопкам с материалами дела на местах присяжных. Обходит ее с одной стороны, затем с другой. Затем возвращается на место, но на полпути останавливается и начинает вглядываться в тома на столе прокурора. Она ищет какой-то том, но он не попадается ей на глаза. Возвращается на место. Прокурор между тем невозмутимо исследует 74, затем 118, а после 67 том дела. В нем — отчет за 2012 год. Адвокат просит показать подпись под отчетом Серебренникову. Режиссер подходит, смотрит. Говорит, что эта подпись не похожа на его.

Далее поднимается адвокат, говорит, что прокурор не читает документ из Минкульта, и ему (адвокату — “Ъ”) понятно, почему. Защитник начинает цитировть документ. «Министерство культуры приложит все усилия для поддержки проекта «Платформа»,— говорится в документе. В нем также сообщается, что у ведомства не только нет вопросов к «Платформе», но, напротив, выражается благодарность организаторам проекта.

16:46. Речь заходит о соглашении «Седьмой студии» и министерства. Серебренников говорит, что подписывал соглашение за 2011 год. Итин говорит, что тоже ставил подпись. «Вы подписывали финансовые отчет за 2012 год?» — спрашивает судья Серебренникова. «Я подписывал. Я проверял их по факту, которые были проведены», —говорит он и добавляет, что в бухгалтерию не имел права влезать. Такой же вопрос про отчет за 2013 год. Серебренников говорит, что подписывал по списку мероприятий. «Это же деньги, которые выделялись на год. Эти мероприятия, которые мы поставили за эти деньги», — поясняет он.

«Были ли в этих отчетах мероприятия, которых не было?» — спрашивает судья. «Нет. Такого я не помню. Там были нюансы с заменами мероприятий, но я про это поясню позже»,— говорит Серебренников. После поднимается Апфельбаум. Она говорит суду, что, помимо отчета, были еще формы промежуточных отчетов. «Никакого финансового отчета не было в принципе»,— отмечает она и подчеркивает, что в обвинительном заключении говорится, что Апфельбаум проверяла финансовые отчеты.

16:36. Прокурор открывает 195 том, исследует его полностью. Адвокат Харитонов говорит, что в томе компании, которые не имеют отношения к «Седьмой студии».

«''Нектарин'' и прочие цитрусовые»,— говорит он.

Том исследовался уже не в первый раз, подчеркивает защитник. Прокурор не обращает на него никакого внимания, открывает том 236: учредительные документы по ИП Синельникову. «Ну, это не учредительные документы»,— говорит Харитонов. Прокурор начинает перечислять: документы о постановке на учет в налоговой и прочее.

Далее прокурор открывает 11 том. Судья ему говорит, чтобы он не отвлекался, а сама идет к нему и берет те тома дела, которые он изучил, переносит их на места присяжных заседателей, где громоздятся уже высокие стопки с делом.

Когда судья ставит на них еще пару папок, стопки начинают ехать. Коллега корреспондента ‘’Ъ’’ на скамейке за его спиной шепотом шутит: «Разваливается дело».

Судья возвращается на место. Прокурор продолжает исследовать 11 том.

16:34. После прокурор начинает изучать 215 том. В нем вновь встречаются сведения, что изъятия документов проводились в главном здании Следственного комитета РФ. Судья обращает на это внимание. Прокурор, наконец, дает этому факту объяснение: «Ряд моментов, когда в протоколах осмотра указывается кабинет в Следственном комитете, это значит, что туда приходили свидетели с документами, какие-то документы у них изымали. Это происходило в 508 кабинете».

После прокурор пролистывает еще два тома, затем открывает 176 том: документы «Нескучный сад». Следом он открывает 4 том: документы по «ПрофКонсалтингу», «Горизонту», финансовые отчеты. «Кем были подписаны финотчеты»,— спрашивает судья. Прокурор говорит, что подписи от «Седьмой студии» стоит Серебренникова, а от министерства — Тарасовой.

— Это за какой год?— спрашивает судья.

— 2014,— отвечает прокурор.

— Серебренников, подписывали этот документ?— спрашивает судья.

Серебренников подходит к столу прокурора, смотрит в том.

— Не похожа на мою,— отвечает режиссер и садится на место.

Потом подбегает Апфельбаум.

— Можно я тоже посмотрю. Похоже на черновик. А, подпись Тарасовой, – говорит она и возвращается на место.

16:22. Судебное заседание продолжено после перерыва. Прокурор открывает 166 том: в нем документы по «ПрофКонсалтинг». Следом том 98: положение об учетной политике «Седьмой студии». После 175 том: документы «Кино и театр» — выписки, уставы, договор банковского счета.

Вдруг встает адвокат Карпинская.

— Я хотела бы о фальсификации заявить,— пока прокурор оглашал 175 том, Карпинская изучала 98 том, его ей передала судья, получив от прокурора.— 147 положение об учетной политике за 2012 года, которое кончается... Документ странный — тут не одно положение, а несколько.

Карпинская подходит к судье.

— Вот находится 147, а здесь 167,— говорит адвокат. Видимо, речь идет о страницах в томе.— А тут совершенно... 166 у нас, как лист 167. Черновики с какими-то каракулями. А здесь как бы идет оригинал, то есть это три разных документа: входят, но листы дела перепутаны.

Судья берет том. Тяжело вздыхает.

— Действительно, имеется нумерация... 161 и 167-ая.

А, это у них двойка такая. 162 — положение уже с какими-то поправками.



У нас идет последний лист — это копия с какими-то дописками. Защита, приняли,— говорит судья Мендеелева.

15:51. Прокурор открывает 203-й том, в нем документы по ИП Артемова. «У вас вот эта стопочка, вы к ней больше не будете возвращаться?»— судья указывает ручкой на высокую стопку томов на углу стола гособвинения. «К этой не буду»,— прокурор кладет правую руку на стопку. Затем берет ее и относит на один из стульев, которые приготовлены на случай суда присяжных и уже все заставлены томами.

Вдруг Апфельбаум просит перерыв на 10 минут. Судья интересуется у прокурора, сколько ему еще надо времени, чтобы зачитать запланированный на сегодня объем. «Полтора часа»,— отвечает он.

Судья объявляет перерыв на 10 минут.

15:39. В томе 6 — договоры «Седьмой студии» с ИП Завадский, «Инфостиль» и еще несколько Карпинская вновь говорит, что в томе много черновиков.

Прокурор тем временем открыл 9-й том — договоры «Седьмой студии» с ИП Завадский и другие. «Том исследован»,— говорит прокурор и быстро пролистывает другой, 57-й том. Аналогично исследуется 64-й том.

После вновь Карпинская говорит о черновиках. Далее она комментирует документы, из которых следует, что они описывают гастроли «Седьмой студии» со спектаклем «Метаморфозы». «Это не то, о чем говорил прокурор»,— поясняет Карпинская. Далее адвокат говорит, что есть документы о том, как безналичные средства переводились в наличные. Судья говорит, что ей понятно, и разрешает прокурору дальше исследовать доказательства. Тот быстро пролистывает тома 100 и 106.

15:13. Том 138 — протокол общего собрания учредителей «Кино и театр», устав «Кино и театр». Судья говорит прокурору, что он сейчас оглашает документы, которые подтверждают, что контрагенты «Седьмой студии» вели хозяйственную деятельность. По словам судьи, этого делать не нужно, можно просто зачитать названия фирм, по которым в деле есть такие документы.

15:12. «У нас есть экспертиза Рафиковой, где она пишет, что такое документы, что это первичный бухгалтерский... А сейчас нам зачитывают какие-то черновики. Под это понятие (определение в экспертизе Рафиковой.—“Ъ”) не подходят»,— говорит адвокат Карпинская.

15:04. Прокурор быстро изучил 112-й том. Поднимается адвокат Харитонов. «У нас прокурор читает все, кроме того, что важно. На листах дела 5 и 6 находится платежная ведомость “Седьмой студии”, в которой указаны должностные лица, которые работают в “Седьмой студии”, и указаны зарплаты»,— говорит адвокат Харитонов. Он называет зарплаты, все они — не более 60 тысяч рублей. После прокурор исследует 113 том.

15:01. — Ваша честь, нельзя ли кондиционер включить?— интересуется адвокат Поверинова.

— У меня Серебренников чихает,— говорит судья.

— Когда?— удивляется адвокат Харитонов

Судья поднимается, идет к кондиционеру, включает.

15:00. Далее прокурор листает тома 108, 109, 110.

«Уважаемый суд, с листов 150 находятся черновики сальдовых ведомостей. У человека был черновик, он его зачеркнул и использовал для подсчета. Обороты листов 157, 158 перечеркнуты. Причем они вшиты вверх ногами. Это специально созданное дело из черновиков, которые являются доказательством»,— говорит адвокат Карпинская.



14:58. Прокурор быстро пролистывает том 107. «Все эти документы, источник их происхождения неизвестен»,— говорит Карпинская. «Обращаю внимание, что это выписка с 1 января по 30 июня за 6 месяцев»,— добавляет Лысенко. «Суд услышал»,— отвечает судья.

«На листах тома 85 находится черновики сальдовой ведомости. С листа 86 по 88 черновики сальдовых ведомостей. То есть большое количество черновиков, о которых прокурору хорошо известно, но он продолжает зачитывать их. Жирикова (бухгалтер «Седьмой студии».—“Ъ”) сказала, что это мусор»,— говорит Карпинская. «Адвокат, я не знаю, что сказала Жирикова»,— отвечает ей судья, имея в виду, что на этом процессе она еще не допрашивалась. Далее прокурор листает тома 108 и 109.

14:52. Прокурор открывает 8-й том — договоры «Седьмой студии» с «Инфостилем», «Рилкомом», «Солостудио», «ПрофКонслатинг» и другими. Со стороны «Седьмой студии» подписи ставил Итин, говорит прокурор. «Я помню том 8. Там видно, что подписи стоят других людей, они все разные»,— говорит Итин и добавляет, что просил следствие провести почерковедческую экспертизу, но ему было отказано.

Том 13 — договоры «Седьмой студии» с «Солостудию» и «Премиум», счета-фактуры, акты.

Том 55 — договоры «Седьмой студии» с «ПрофКонслатинг», «Горизонт», «Актив Эйм», ИП Виноградов.

Том 56 — договоры «Седьмой студии» с Синельниковым, «Объединение театров танца», «Сценический портал», «Театральная технология», «Кино и театр», «Голдстим».

«Итин, правильно я поняла, что все договоры, под которыми стоят ваши подписи, эти подписи якобы недействительны»,— спрашивает судья. «Все, кроме МВК «Эстейт», это договоры аренды»,— отвечает Итин.

Том 79 — счет «Седьмой студии» в ББР-банке. «Был кредит, который «Седьмая студия» получила в банке ББР. На листе дела 34, 35, 36 находится выписка, из которой следует, что “Седьмая студия” получила деньги не от государства и направила эти деньги Синельникову, в “Солостудию”, <...>. После все эти деньги были возвращены банку. Масляева со всеми деньгами обращалась одинаково. Она отправляла их своим друзьям. Скоро вы о них узнаете»,— говорит суду адвокат Харитонов. Затем выступает адвокат Лысенко. «Я вас услышала»,— отвечает ему судья. После прокурор быстро исследовал 102-й и 103-й тома дела.

14:36. Далее прокурор пролистывает несколько страниц томов 220, 217 и 12. «По изъятому — это было несущественными доказательствами, не имеющими отношения к делу. Мне все это вернули»,— прокомментировал Итин материалы в первых двух указанных томах.

В 12-м томе — займ Масляевой у «Седьмой студии», договоры Синельникова и «Рилкома» с «Седьмой студией». «Со стороны “Седьмой студии” в большей части подписантом указан Итин»,— говорит прокурор на вопрос судьи, кто подписывал документы. Итин говорит, что это не его подпись. «Будем считать, что том исследован»,— сказала на этом судья.

До этого прокурор зачитал документ, согласно которому спектакли с «Платформы» игрались в других местах. По этому поводу Серебренников сказал, что смысл «Платформы» был в том, что удачные спектакли остаются и затем играются на других площадках, в том числе в «Гоголь-центре». «Это все оформлялось?»,— спрашивает судья. «Оформлялось. Была куча документов»,— отвечает ей Серебренников.

14:22. Судья спрашивает у Малобродского, получал ли он деньги от Серебренникова. Малобродский говорит, что получал. «На валюте был займ, который Серебреников предоставлял АНО»,— поясняет Малобродский. По его словам, это было только один раз, и ему непонятно, почему в деле две расписки.

14:18. Судья Менделеева входит в зал с решением.

«Суд не усматривает законных оснований в отводе прокурора. <...> Суд постановил в заявленном ходатайстве об отводе прокурора отказать»,— зачитала решение судья.

Она садится на место и разрешает прокурору продолжить чтение дела.

«Том 219»,— невозмутимо объявляет прокурор Олег Лавров. В этом томе договор беспроцентного займа. Затем прокурор открывает 205 том, а следом вновь 219 том. «Это документы на иностранном языке с переводом. Согласно документу, Серебренникову выставлен счет о продаже объекта (недвижимости) в Германии»,— говорит прокурор.

14:00. Судья удалилась в совещательную комнату для вынесения решения по ходатайству об отводе прокурора. В процессе перерыв.

14:00. Затем прокурор открыл 212 том, а после 219. В них документы на немецком о покупке Серебренниковым квартиры в Берлине. Прокурор говорит, что в томах документы на немецком «с частичным переводом на русский».

Поднимается адвокат Карпинская. Она возмущается. «Что значит частичный перевод на русский?» — спрашивает она. Адвокат говорит, что если прокурор представляет доказательства, то у всех должна быть возможность их оценить. По ее мнению, нужен полный заверенный перевод на русский. «Я не знаю степень вашего владения немецким»,— говорит Карпинская, обращаясь к судье. Та улыбается. На этом основании Карпинская заявляет отвод прокурору. Остальные адвокаты и подсудимые ее поддерживают.

«Крайне странно все это слышать заново без учета предыдущего процесса, где мы на письма по поводу квартиры приносили справки, прикладывали их. Прокурор, как будто этого ничего не было, начинает оглашать заново»,— заявил по поводу ходатайства Карпинской режиссер Серебренников.



Прокурор выступил против собственного отвода. «Довод в заинтересованности голословен. То, что не нравится, как представляются доказательства, не может быть основанием для отвода»,— заявил прокурор.

13:57. Представитель гособвинения открывает 249 том, после том 33. В 33 томе письмо из Росфинмониторинга. В письме, читает прокурор, говорится, что с 10 января 2011 года по 27 марта 2014 года со счета «Седьмой студии» в банке было снято 46 млн руб.

— Маловероятно,— поднимается Малобродский.

— Организация была зарегистрирована только в августе,— удивляется Апфельбаум.

— Мониторинг как-то справился,— шутит Малобродский.

Судья их останавливает. Дает возможность продолжить чтение материалов. Представитель гособвинения открывает 217 том дела, в нем — осмотр предметов в ходе обыска квартиры Масляевой. После он открыл 216 том, там переписка Масляевой и Апфельбаум. Апфельбаум говорит, что Масялева приходила к ней с просьбой о трудоустройстве, но ей отказали. Это было после «Платформы». Апфельбаум про это не раз рассказывала суду. Судья кивает ей в ответ. Прокурор открывает 212 том, говорит, что там переписка Балашовой, сотрудницы Минкульта. Затем открывает другой том, но тут поднимается адвокат Харитонов.

— В документах находятся сметы. Прокурор их не читает. Там расписано, куда шли наличные деньги. Это и есть суть этого дела. Прокурор этого не читает,— возмущается защитник Серебренникова.



— Не трогайте прокурора. Он предъявляет так, как считает нужным,— говорит судья.



— Мы здесь правосудием занимаемся. Я надеюсь,— говорит адвокат Харитонов и садится на свое место.

Прокурор открывает 216 том. В нем переписка между Серебенниковым и Шалашовой.

13:53. Затем выступает адвокат Карпинская. Она обращает внимание на девятый лист экспертизы. По ее словам, предметом исследования была электронная бухгалтерия 1С «Седьмой студии». «Это все из компьютера Жириковой было получено»,— говорит Карпинская. Она обращает внимание суда на листы дела, где содержатся документы о снятии средств со счетов «Седьмой студии» в «Альфа-банке». Она говорит, что было снято больше, чем 10 млн руб., то есть больше, чем перечислил Минкульт.

Также Карпинская обращает внимание на метод исследования: «сопоставление документов», «индукция», далее — «дедукция», «конкретизация».

«Индукция и дедукция — это взаимоисключающие методы,— говорит Карпинская. — У эксперта должны быть методы, которые мы можем проверить. Эти методы мы не можем проверить».

«Это бухгалтерские документы»,— отмечает адвокат Дмитрий Харитонов. Судья говорит, что ей понятны замечания защитников, и позволяет прокурору продолжить чтение материалов дела.

13:31. Заседание начинается. Слово просит адвокат Лысенко, он говорит, что вчера не успел высказаться по первой экспертизе. Он говорит, что эксперт не сказала ни о каких деньгах, поступивших «Седьмой студии» из БРР Банка. Кроме того, по словам Лысенко, эксперт указала, что летом 2011 года «Седьмая студия» не имела госсредств и осуществляла деятельность на займы ее участников, в частности Итина. По словам адвоката, эксперт отметила, что акты заключались от имени Итина, но ни один из них им не подписан.

«Эксперт указал, что со счета Синельникова на счет «Седьмой студии» перечислены 500 тыс. руб. Эксперт включил эти деньги в общую сумму средств»,— говорит адвокат. Также он указывает на сумму в размере 1,5 млн руб. Говорит, что дальше тоже будет говорить про эти суммы — в 500 тыс. и 1,5 млн руб. После адвокат Лысенко говорит, что эксперт определил только текущие расходы «Седьмой студии». Эксперт указывает, что частично оплачивались наличными, но тут же включает выведенные наличные в сумму ущерба, отмечает Лысенко. «Понятно, я вас поняла»,— говорит судья.

13:13. Сегодня место прокурора выглядит необычно: с правой стороны стола стоят вплотную друг к другу три стула — получилось так, как будто к столу вплотную приставили скамейку.

В зал входит прокурор Олег Лавров. Он один на процессе читает материалы дела, прокурора Михаила Резниченко нет.

Лавров начинает раскладывать тома дела на импровизированную лавочку. Его стол также весь уставлен томами уголовного дела. «Ну у него и логика»,— шутят в зале, это отсылка к словам прокурора со второго заседания о том, что он будет читать материалы дела «согласно своей логике».

13:05. Затем пристав занес в зал высокую стопку уголовных материалов, за ним помощница судим занесла еще три тома. После слушателям разрешили войти в зал.

13:03. С папками в руках в зал прошли адвокаты Дмирий Харитонов и Ксения Карпинская.

13:03. Участников пригласили в зал. Слушателей пока не пускают. «Сейчас участники зайдут»,— говорит пристав.

12:58. Со стороны лестницы в коридор вошла судья со стопкой томов уголовного дела. «Сидите, сидите»,— сказала корреспонденту “Ъ”, который сидит на полу в коридоре рядом с розеткой и заряжет телефон. Затем судья зашла в зал и вышла с пустыми руками.

«Скоро начнем»,— сказала она подсудимому Юрию Итину и его адвокату Юрию Лысенко, они сегодня первыми из участников пришли на заседание, назначенное на 13:00.


Сегодня гособвинение продолжит читать материалы уголовного дела. На прошлых заседаниях прокуратура зачитала сведения, касающиеся госконтракта и субсидий от Минкульта «Седьмой студии», а также компаний, через которые, по версии следствия, проходило обналичивание. Кроме того, прокурор огласил выводы первой, сделанной на следствии, экспертизы.

Защита каждый раз критиковала качество собранных следствием материалов. По словам адвокатов, в деле вместо оригиналов имеются черновики документов, а под перепиской прокуратура порой понимает «какие-то иероглифы». Не исключено, что сегодня суду будут представлены выводы второй комплексной экспертизы, согласно которой подсудимые не похитили деньги на «Платформе», а, напротив, изыскали дополнительные средства на постановку проекта.

Фигурантами по делу проходят пять человек. Среди них — режиссер Кирилл Серебренников, директор Российского академического молодежного театра (РАМТ) Софья Апфельбаум, бывший директор «Гоголь-центра» Алексей Малобродский, экс-гендиректор «Седьмой студии» Юрий Итин и продюсер Екатерина Воронова (находится в международном розыске). Их обвиняют в хищении не менее 133 млн руб., выделенных на проект «Платформа» с 2011 года по 2014 годы. Все фигуранты отрицают вину.

Роман Дорофеев, Роман Шаталов, Ольга Лукьянова, Юлия Алексеева


Комментарии

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя