Коротко

Новости

Подробно

10

Фото: Thaier Al-Sudani / Reuters

«Иран, вон!»

Протесты в Ираке обернулись против соседней страны

от

В столице Ирака Багдаде продолжаются столкновения между демонстрантами и силами правопорядка. В ночь на понедельник на юге страны десятки иракцев попытались поджечь консульство Ирана в священном для шиитов городе Кербеле. Символично, что это произошло в сороковую годовщину захвата посольства США в Тегеране. 1979 год стал точкой отсчета для роста влияния Исламской Республики Иран на Ближнем Востоке. В 2019 году эксперты заговорили о том, что Тегеран, похоже, сдает позиции в регионе.


В воскресенье в Багдаде протестующие перекрыли основные транспортные магистрали. Несколько человек были убиты правоохранителями, но демонстрации не прекратились.

Люди продолжают выходить на улицу не только в иракской столице. По меньшей мере три человека погибли и около двадцати пострадали в ходе разгона демонстрантов в районе иранского консульства в Кербеле на юге Ирака в ночь на понедельник. Протестующие закидывали территорию консульства бутылками с зажигательной смесью и пытались заменить иранский флаг на иракский. Проникнуть во двор у них не получилось, иракский флаг был размещен на заборе, окружающем здание.

МИД Ирака осудил нападение на консульство, заявив, что безопасность дипломатических миссий является «красной линией, которую нельзя пересекать».

В заявлении министерства выражена надежда, что инцидент в Кербеле «не повлияет на дружественные и добрососедские отношения» между Багдадом и Тегераном.

Напомним, протесты в Ираке не прекращаются с 1 октября и уже унесли свыше 250 жизней, тысячи человек пострадали. Демонстрации начались с лозунгов против коррупции и безработицы, а закончились требованиями смены режима. Правительство обещало демонстрантам реформы, но протесты не прекратились. В итоге президент Ирака Бахрам Салех объявил о готовности премьер-министра Аделя Абдель Махди уйти в отставку, в случае если ему будет найдена замена. Но и это не заставило протестующих покинуть улицы. На данный момент в Багдаде продолжаются политические консультации. По данным местных СМИ, в ближайшие дни будет объявлено или о новой кандидатуре на пост главы правительства, или же Адель Абдель Махди получит дополнительные шесть месяцев, чтобы справиться с кризисом.

Адель Абдель Махди стал премьер-министром год назад в результате компромисса между двумя крупнейшими парламентскими блоками: один из них возглавляет бывший лидер шиитского ополчения проиранский политик Хади аль-Амири, второй — шиитский имам Муктада ас-Садр, который весьма независим во взглядах. Новый глава правительства проводил достаточно взвешенную внешнюю политику, пытаясь балансировать между США и Саудовской Аравией, с одной стороны, и Ираном — с другой. Более того, он даже предлагал посредничество между Вашингтоном и Тегераном. Но на внутреннюю аудиторию его амплуа компромиссной фигуры и посредника не сработало.

Год назад тысячи иракцев вышли на улицы, возмущенные проблемами с перебоями с питьевой водой и электричеством. Центром протестов стал шиитский юг, и тогда также демонстранты подожгли иранское консульство в Басре. Волнения стали фоном для безуспешных попыток политических партий сформировать правительство. Однако в итоге политики договорились, а демонстрантов удалось увести с улиц, посулив миллионы долларов на развитие юга. Но спустя год протесты повторились в еще большем масштабе. Никакие обещания в этот раз не работают. Разрушенная войной экономика, господство кланов и вооруженных группировок, поделивших страну, бесконечные денежные поборы, безработица и невыносимые бытовые условия переполнили чашу терпения иракцев.

Иран как один из спонсоров шиитского вооруженного ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби» и в целом как сторона, оказывающая существенное влияние на политику Багдада, стал одной из мишеней демонстрантов.

«Все наши лидеры в кулаке у Ирана»,— цитирует агентство AFP одного из демонстрантов в центре Багдада. «Иран, вон! Багдад будет свободным!» — эти лозунги можно услышать по всему Ираку. В интернете появились кадры, на которых иракцы бьют ботинками по фотографиям командующего подразделением «Аль-Кудс» Корпуса стражей исламской революции генерала Касема Сулеймани. Это одно из самых серьезных оскорблений в регионе. В Ираке еще не забыли, как 11 лет назад иракский журналист во время пресс-конференции президента США Джорджа Буша в Багдаде кинул в него ботинок. После этого ботинок в стране стал символом оккупации.

По данным AFP, Касем Сулеймани за пять недель протестов несколько раз посещал Багдад, чтобы дать совет местным политическим силам, как следует себя вести. «Он руководит шоу»,— сказал AFP источник в иракском правительстве. Согласно информации агентства, Касем Сулеймани в ходе одной из встреч заблокировал возможный союз против действующего премьера между Хади аль-Амири и Муктадой ас-Садром. В то время как имам, всегда достаточно чутко реагирующий на настроение улицы, одним из первых иракских политиков выступил на стороне протестующих, Хади аль-Амири до последнего момента поддерживал правительство. Однако в конце прошлой недели он заявил о крахе парламентской системы в Ираке и необходимости конституционной реформы. Не исключено, что смена взглядов связана с поиском Тегераном лучшего для себя расклада в иракских событиях. Для Ирана не проблема пожертвовать Аделем Абдель Махди, но, как показали последние события, иракская улица не считает уход одного премьер-министра достаточным.

На прошлой неделе руководитель и духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи заявил, что «вражеские силы» пытаются разрушить правовую базу и посеять хаос в Ираке и Ливане, который также уже почти месяц охвачен протестами и где демонстранты впервые осмелились публично критиковать шиитское движение «Хезболла», одного из ближайших союзников Ирана в регионе. По словам аятоллы Хаменеи, гражданам Ливана и Ирака нужно осознать, что первостепенная задача — это устранение угроз безопасности, а единственный способ реализации своих требований — «это действовать в рамках закона». А уже на этой неделе Иран указал на виновных в подогревании протестных настроений в регионе.

«Данные разведки показывают, что США, Израиль и некоторые страны региона пытаются использовать волну протестов в своих интересах, ведут пропаганду и стремятся рассказать народу ложную информацию»,— указал в понедельник официальный представитель правительства Ирана Али Рабии.

Он подчеркнул, что правительство в Багдаде должным образом реагирует на требования демонстрантов экономических реформ, и отметил «особую важность ситуации в Ираке для Тегерана». На этом фоне позиция иракских политиков может поменяться. Однако улица не собирается сдаваться. Более того, самое влиятельное духовное лицо среди иракских шиитов аятолла Али ас-Систани в своей пятничной проповеди в Кербеле предупредил о недопустимости любого иностранного вмешательства в дела Ирака. Спустя два дня в Кербеле протестующие напали на консульство Ирана.

«"Хезболла" не исчезнет завтра из-за восстания. "Аль-Хашд аш-Шааби" не согласится полностью интегрироваться с иракской армией. Но эти силы серьезно ослаблены. Они сталкиваются с гневом людей, которые, как они предполагали, будут их последователями по умолчанию»,— пишет ливанский политолог Рагида Дергам в газете The National. Она подчеркивает, что иранские лидеры находятся в состоянии паники из-за проблем в реализации их проектов в Ираке, Ливане, Сирии и Йемене. О проблемах для Ирана пишут и другие региональные и западные СМИ.

«Американские санкции подрывают экономическую ситуацию в Иране, и иранцам становится все труднее финансировать свои региональные проекты»,— сказал “Ъ” старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сажин.

При этом он отметил, что, несмотря на имеющиеся проблемы, финансовые и идеологические ресурсы Ирана еще не исчерпаны.

«Экспорт революции уже давно не видится в качестве амбиций Тегерана. Иранские власти действуют исходя из прагматичных интересов, наращивая влияние там, где это позволяет ситуация»,— сказала “Ъ” научный сотрудник Высшей школы экономики Юлия Свешникова. Эксперт отметила, что именно в этой логике и строится политика Тегерана в Ираке и Ливане. «Да, Иран пытался влиять на ситуацию в этих странах, и естественно, что это стало раздражающим фактором для протестующих, но не Иран источник проблем в этих странах, и не стоит во всем видеть иранский след»,— подчеркнула она.

«Деятельность Ирана в регионе по своей сути — и намеренно — недорогая и, следовательно, в значительной степени невосприимчива к экономическим колебаниям. Администрация Трампа утверждает, что Иран потратил с 2012 года $16 млрд на свои проекты влияния в регионе. Если быть точным, хотя цифра, вероятно, завышена, это составляет в среднем $2,6 млрд в год. Это необременительные расходы для страны, которая даже в условиях санкций получит более $25 млрд нефтяных доходов в 2019 году» — такой прогноз был сделан в докладе The International Crisis Group в ноябре прошлого года. Однако по опубликованным несколько недель назад отчетам Международного валютного фонда ВВП Ирана в этом году снизится на 9,5%, и, чтобы сбалансировать свой бюджет, Ирану понадобится в следующем году продавать нефть по цене $194,6 за баррель. Это более чем в три раза выше сегодняшних цен на нефть.

Тем не менее Иран не собирается сдаваться. В эти дни в Тегеране с размахом отмечают 40-ю годовщину захвата американского посольства, ставшего одним из символов победы исламской революции над «империализмом».

«После победы революции США предпринимали враждебные действия против иранского народа. Конечно, мы не бездействовали и делали все, чтобы противостоять США, и во многих случаях нам удалось загнать их в угол»,— написал в Twitter аятолла Али Хаменеи.

Он подчеркнул, что Ирану следует и дальше избегать переговоров с США «Это означает, что в мире существует народ, не признающий узурпации, тирании и международного диктата США»,— добавил он. В годовщину захвата посольства Иран также демонстративно объявил о резком увеличении производства урана.

Вашингтон по-своему отметил 40-летний юбилей, введя против Ирана новые санкции. В санкционный список попали девять иранских граждан, включая сына аятоллы Али Хаменеи Моджтаба Хаменеи. «Он тесно работает с командующим силами специального назначения "Аль-Кудс" Касемом Сулеймани, а также с "Басиджем" (иранское ополчение.— “Ъ”), продвигая дестабилизирующую повестку своего отца во всем регионе»,— заявил министр финансов США Стивен Мнучин.

Марианна Беленькая


Комментарии
Профиль пользователя