Коротко

Новости

Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ   |  купить фото

Капитана засекли со смартфоном

Офицеров Минобороны наказывают за звонки по службе

от

Как стало известно “Ъ”, офицеру Минобороны объявили строгий выговор за то, что он вышел в патруль по Рязани со смартфоном. Капитан утверждал, что другие средства связи патрульным были недоступны, да к тому же его телефон был едва исправным. Но его все равно признали нарушителем закона «О статусе военнослужащих», запрещающего при несении службы иметь при себе «электронные изделия» с возможностью выхода в интернет, а также позволяющие «распространять или предоставлять аудио-, фото-, видеоматериалы и данные геолокации».


В неприятную историю капитан Георгий Варламов, проходящий службу в дислоцированном в Рязани 230-м военном представительстве Минобороны, попал, отправившись в патруль по гарнизону. После того как военному коменданту Рязани Денису Масленникову доложили, что капитан Варламов отсутствует на маршруте патрулирования, тот приказал найти и доставить офицера для объяснений.

Вполне возможно, что вся эта история имела бы для офицера куда меньшие последствия, если бы в кабинете подполковника Масленникова у него не зазвонил мобильный телефон. Капитану приказали предъявить средство связи.

Как следует из составленного протокола, офицер Варламов добровольно достал из нагрудного кармана своей куртки мобильный телефон HTC «с большим сенсорным экраном и фотокамерой».

В итоге капитана Варламова обвинили в нарушении федерального закона «О статусе военнослужащих», в который в марте этого года были внесены изменения, запрещающие во время несения службы «иметь при себе электронные изделия (приборы, технические средства) бытового назначения, в которых могут храниться или которые позволяют с использованием информационно-телекоммуникационной сети интернет распространять или предоставлять аудио-, фото-, видеоматериалы и данные геолокации». Офицера обвинили в грубом дисциплинарном проступке, объявили строгий выговор и отстранили от несения службы в гарнизонном наряде.

Отметим, что из объяснений самого Георгия Варламова следовало, что «ему известно, что использование и наличие данного телефона, имеющего расширенные мультимедийные возможности, на территории воинских частей и организаций Минобороны РФ запрещено и является грубым дисциплинарным проступком». При этом свою вину он полностью признал и раскаялся.

Впрочем, через некоторое время у офицера появилась новая версия. Ее он изложил в своем иске, поданном в Рязанский гарнизонный военный суд к военному коменданту Масленникову. В нем офицер настаивал на снятии строгого выговора, мотивируя это тем, что административное расследование в отношении него было проведено «формально».

В частности, якобы не был учтен тот факт, что его смартфон «находился в нерабочем состоянии».

Кроме того, по словам истца, комендатура не обеспечила начальников патрулей средствами связи, требуя при этом фотоотчеты о ходе патрулирования, где военнослужащие должны были «фотографироваться вместе с сотрудниками транспортной полиции». Делать это, по словам капитана Варламова, приходилось на личные телефоны, номера которых требовал оставлять дежурный помощник коменданта. «К тому же маршрут патруля проходил в городе, где не запрещено ношение и использование электронных средств связи»,— утверждал в своем иске капитан Варламов. Последним же доводом офицера стал тот факт, что в помещении комендатуры вообще нет специального места, куда «военнослужащий мог бы сдать на хранение имеющиеся при нем электронные изделия».

Впрочем, все эти аргументы суд счет неубедительными. В частности, в своем решении военный суд отметил, что в своих первоначальных объяснениях истец не упоминал о неработоспособности своего смартфона. Более того, из показаний свидетелей следовало, что во время общения с комендантом на него поступил звонок.

Поддержала позицию суда первой инстанции и судебная коллегия по административным делам 2-го Западного окружного военного суда, куда обратился с жалобой представитель Георгия Варламова. «Доводы автора жалобы судебная коллегия находит основанными на неправильном понимании норм действующего законодательства»,— говорится в апелляционном определении.

Там же отмечается, что в вину истцу поставлено «не наличие у него телефонного аппарата сотовой связи, а электронного изделия, в котором могут храниться аудио-, фото-, видеоматериалы».

Напомним, что совсем недавно в аналогичную историю попал и офицер контрразведки ФСБ Михаил Самохин, застигнутый, вопреки приказу директора ФСБ Александра Бортникова, в спецпомещении сразу с несколькими смартфонами (см. “Ъ” от 11 октября). Подполковнику сначала также объявили строгий выговор, а затем отказались продлевать с ним контракт. Попытка офицера опротестовать наложенное на него дисциплинарное взыскание успехом тоже не увенчалась.

Олег Рубникович


Комментарии
Профиль пользователя