Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Петросян / Коммерсантъ   |  купить фото

«Все пытаются предъявить свои претензии на "арктический пирог"»

Константин Симонов — о принадлежности РФ шельфа Северного Ледовитого океана

от

Министерство обороны получило исчерпывающие доказательства принадлежности России шельфа Северного Ледовитого океана. Об этом заявил вице-премьер Юрий Борисов, курирующий оборонную сферу. Специалисты министерства провели дополнительные батиметрические и гравиметрические исследования, а также акустическое профилирование. И это должно стать главным аргументом в пользу российских претензий на расширение континентального шельфа более чем на 1 млн кв. м, считает Борисов. Заявка в ООН была подана еще в 2015 году. С тех пор комиссия собиралась 11 раз, однако для решения в свою пользу российским властям не хватало аргументации. В частности, геологической истории хребта Ломоносова. В следующий раз комиссия обсудит этот вопрос в феврале 2020 года. Директор фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов полагает, что претензии на Арктику — это работа на отдаленную перспективу, но новые исследования вряд ли заинтересуют комиссию ООН.


— Что означают заявления Юрия Борисова относительно принадлежности шельфа Северного Ледовитого океана России?

— Таким образом мы пытаемся решить вопрос в свою пользу. Эта история не новая. Комиссия действительно собиралась неоднократно. Помните, до этого мы опускали батискафы на Северном полюсе, проводили забор грунта и предъявляли результаты этих исследований. Как мы видим, для комиссии ООН это не стало весомым аргументом. Тем не менее комиссия ООН такого рода вопросы сейчас решает очень аккуратно и осторожно, понимая всю деликатность и конфликтность ситуации. Я, честно говоря, не думаю, что мы нашли какие-то новые убедительные доказательства того, что шельф принадлежит нам. Территория, на которую мы претендуем, является естественным продолжением хребта Ломоносова, мы неоднократно выдвигали этот тезис, но убедить других в этом мы пока не можем. И я думаю, в немалой степени это связано с тем, что сама комиссия сознательно не хочет брать на себя такую ответственность.

Какие способы ищет государство для активизации работы в Арктике

Читать далее

Представьте, что ООН вынесла решение отдать России арктический шельф. Что другие страны скажут об этом? Нужно быть реалистами и посмотреть на текущую политическую конъюнктуру: если раньше большей части мира Арктика вообще не была интересна, то теперь страны, где даже с роду не видели снега, заявляют о своем интересе. Это одна из тех нераспределенных территорий в мире, которая, конечно, вызывает объективный интерес. Сегодня арктическими державами готов себя назвать кто угодно. И поэтому с учетом роста спроса на северные территории, комиссия перестала удовлетворять национальные заявки, сознательно относясь к ним очень придирчиво. Поэтому какие бы данные туда ни отправлялись, результат достаточно прогнозируем. И на самом деле мне кажется, что единственный выход из этой ситуации — это чтобы так называемые арктические страны договорились между собой, но здесь тоже нет никакого согласия.

В этой истории меня смущает, что данные собраны структурой Министерства обороны. Такой сбор информации опять же снижает шансы: скажут, что со стороны России происходит милитаризация Арктики.



И этот аргумент тоже, скорее всего, будет играть против нас. Хотя милитаризацией Арктики, объективно говоря, занимаемся не только мы, но и Соединенные Штаты, и Канада, и другие государства.

— Тогда почему Россия предоставляет такого рода доказательства?

— Я вижу в этом больше национальный аспект, нежели международный: это громко заявляется именно у нас для российской аудитории. И мне кажется, что тем самым Борисов и те структуры, которые подчинены ему, показывают свою собственную эффективность, то есть они говорят: смотрите, мы проводим серьезные научные исследования, нашли доказательства, и они неоспоримы. Но когда комиссия их отвергнет, они скажут, что это мировая закулиса, к России плохо относятся. Это как раз демонстрация того, что Минобороны тоже всерьез принимает участие в арктических вопросах, потому что сейчас эта тема номер один в России — все обсуждают развитие шельфа Северного Ледовитого океана и пытаются предъявить свои претензии на «арктический пирог». Государство выделяет огромные деньги, поэтому мне кажется, что Минобороны тем самым показывает: смотрите, мы собрали четкие доказательства, нам необходимо дополнительное финансирование.

— Чем так привлекателен арктический шельф для нашей страны?

— До конца никто вплотную геологоразведкой на шельфе не занимался. Иностранные компании делали предложения по «юниорским исследованиям», но им было отказано — это было связано с национальной безопасностью, и здесь никакой либерализации не происходит. Все обещания либерализовать доступ российских частных компаний к шельфу даже записали в проект Энергостратегии 2035 года, но ничего опять же не сделали, хотя Трутнев несколько месяцев назад заявлял, что мы все изменим и применим норвежскую модель. Где она? Где либерализация доступа на шельф? Ничего нет. Понятно, что в Арктике есть серьезные запасы природных ресурсов, но до конца они не изучены, поэтому исследования об объемах нефти и газа крайне условны, никакого серьезного изучения не проводилось.

Добыча там будет достаточно дорогой, и себестоимость, скорее всего, будет не ниже $100-120 за баррель, тут не поможет даже обнуление налогов при современных ценах $60-65 за баррель.

Мы понимаем, что там что-то лежит, но также и осознаем, что сейчас достать это не сможем, даже если докажем принадлежность этой зоны России.

Борис Блохин


Комментарии
Профиль пользователя