Коротко

Новости

Подробно

Фото: Николай Яблонский

Как нашли «уралмашевский» арсенал

Истории уральских сыщиков о преступлениях прошлого

от (обновлено в 10:24)

Сегодня мы публикуем очередные воспоминания уральских сыщиков из книги «Коммерсантъ-Урал» о работе уголовного розыска за последние 100 лет. В ней мы собрали документы, фотографии и истории о расследовании громких преступлений в регионе. Фотографии из книги можно посмотреть в галерее.

Оружейный арсенал в погребе

Воспоминания Сергея Деева

Это было в середине нулевых годов. Я был ответственным дежурным по городу. Тогда начальником УБОП был Таранов, а начальником ГУВД – Воротников, начальником криминальной милиции – Филиппов. Поступила информация, что совершено убийство – мужчина убил женщину из охотничьего ружья «Сайга». И я быстро на место приехал. Самым первым. Раньше только сотрудники ППС. В комнате лежит автомат Калашникова. Некто «Ч» выстрелил из него себе в голову. Перед этим он случайно застрелил свою сожительницу. Позже мы установили, что его брат входил в подразделение ОПС «Уралмаш».

Я начал собирать информацию. Погибшая – нормальная женщина, бухгалтер, а «Ч» нигде не работал. Мне бросилось в глаза, что квартира однокомнатная, чистенькая, убранная, но на кухне в углу много пустых бутылок из-под пива. Такое впечатление, что квартиру как будто специально захламили. Размышляю, если есть автомат, значит еще что-то есть. Делаю поверхностный осмотр. Открываю шкафчик, а там наверху коробка новых патронов. Понимаю, что они не просто так здесь лежат. Их для заказных убийств могут использовать.

Потом я вспомнил, что на Уралмаше в таких двухэтажных домах внизу люди делают себе погреба. Отодвинул палас, нашел подпол. Спрашиваю ребят из ППС: «Парни, кто служил? Кто был в боевых точках?». Одного отправил в подпол. Первое, что слышу: «Твою мать!». Он нашел целую сумку, допустим, с автоматами. Смотрит дальше, находит гранатометы. Нашли еще много оружия: пистолеты, гранаты, мины, одна «Игла» была. В одной сумке какие-то провода, будильники.

Мы подняли всех. Доложили, что здесь склад оружия. Прибыли армейские генералы. Приехал прокурор. В однокомнатной квартире человек 20 собралось. Работать невозможно. Просим посторонних очистить помещение. Один человек вышел. Тогда один минер говорит: «Сейчас тут разминировать будем…». И все сразу поняли и ушли. Я говорю: «Вот, слава Богу». Теперь поработаем. И двери закрыли.

Дело сразу забрали в УБОП.

Охотники на спиртовозы

Воспоминания Александра Хренова

Во второй половине 1990-х годов в Свердловской области произошла серия нападений на трассах на спиртовозы, которые возили продукцию из Тавды и Сосьвы. Бандиты сливали спирт и бензин, водителя в лучшем случае избивали, в худшем – убивали. Потом стали нападать на коммерсантов, которые ездили закупать товар в Екатеринбург. Особенно мне запомнился случай, когда убили трех человек: мать с ребенком, которые ехали за товаром, и капитана из ОМОНа, который сопровождал груз.

Для раскрытия этих тяжелых и дерзких преступлений создавались оперативно-поисковые группы. По трассам ездили машины-ловушки с СОБРом, агентура работала в придорожном сервисе, на автозаправочных станциях. Однажды на границе с Тюменской областью в засаду попала «шестерка» с азербайджанцами. Они пытались вымогать деньги у водителя машины-ловушки. СОБР открыл огонь. К сожалению, задержать никого не удалось – был туман, и машина грабителей скрылась. Ее вскоре обнаружили всю изрешеченную пулями, на переднем сидении – кровь. Никого задержать не удалось. В результате люди боялись останавливаться даже на постах ГАИ. Были конфликты с водителями, которые просто проносились, несмотря на то, что милиция их останавливала. Потому появилась информация, что жулики используют форму работников милиции и останавливают машины, находясь в форменной одежде.

Один раз дальнобойщик, который ехал на север, недалеко от Карпинска, увидел на обочине красные «Жигули», рядом с которым стояли два сотрудника в форме и гражданские. Ему полосатым жезлом указали остановиться, но дальнобойщик, предупрежденный и напуганный всеми этими событиями, наученный горьким опытом, промчался мимо. Приехал в Карпинск и сообщил дежурному о том, что видел. Из Волчанска и Карпинска выдвинулись группы захвата. Удалось задержать одного из тех, кто пытался его остановить. Он действительно оказался сотрудником милиции в форменной одежде – старшим участковым Тагилстроевского райотдела Нижнего Тагила по фамилии Калашников. К сожалению, те, кто его задержали, поступили не очень профессионально – задержанного не обыскали. По дороге Калашников достал табельное оружие и застрелил обоих сержантов милиции из Волчанска, которые его конвоировали.

Но так как его данные были известны, на следующий день его удалось задержать в Нижнем Тагиле. В Тагил выехала очень большая группа следователей, оперативников, руководство, включая генерала Абросимова. Даже на фоне 1990-х годов это было очень неординарное событие, потому что были убиты сотрудники милиции и задержан работник правоохранительных органов. В течение дня с Калашниковым велась работа. Видимо, очень плотная и жесткая. Когда его закрыли в колонии № 13 для бывших сотрудников правоохранительных органов, он ночью повесился. Концы оборвались, потому что добиться от него признания или каких-либо сведений не удалось – он замкнулся.

Началась работа уголовного розыска. В Нижний Тагил отправили большую группу наших сотрудников, в том числе и меня. Стали отрабатывать связи Калашникова. Установили, что он близко общался с оперативным дежурным УВД Нижнего Тагила лейтенантом Исаевым. Он прошел Чечню, ему администрация города выделила однокомнатную квартиру. У него были положительные характеристики. Но, тем не менее, на него пали подозрения, что он участник группы, которая совершает нападения.

Исаева задержали. Так как мы не знали, кто еще из работников милиции состоит в банде, решено было его перевезти из Тагила в другой город. Я предложил Свердловск-44 (Новоуральск), в котором у меня остались хорошие служебные контакты. В течение десяти дней мы с ним работали. В его камере находились два работника из северных райотделов области, которые по легенде тоже совершили тяжкое преступление. Исаев практически ни одного часа не оставался без контроля и без оперативной работы. Постепенно он начал говорить, советовался с сокамерниками, как поступать. Потом попросился на беседу со мной и начал говорить. Мы на камеру записали первый допрос Исаева, в котором он рассказал о шести убийствах на трассах области. Все убийства были связаны с разбойными нападениями. Начал называть лица, которые состояли в банде. В нее входили как работники милиции, так и лица ранее судимые. В общей сложности мы доказали 15 разбойных нападений.

За раскрытие этого преступления я ко Дню уголовного розыска получил именное оружие от министра внутренних дел РФ, чем очень горжусь.

В группу, которая занималась раскрытием, входил следователь по особо важным делам областной прокуратуры Михаил Мильман – очень авторитетный, знающий оперативную работу, имеющий громадный и жизненный, и следственным опыт. С ним работал следователь прокуратуры Евгений Агафонов. Операми уголовного розыска руководил Александр Береснев, ему помогал Игорь Харченко, который позже сменил меня на посту начальника отдела, когда я вышел на пенсию.

Книга «Истории уральских сыщиков»


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Наглядно