Коротко

Новости

партнерский проект

Подробно

Фото: Дмитрий Колпаков / Коммерсантъ

«В преступный сговор не вступал»

Марат Гареев дал показания по собственному делу

Коммерсантъ (Уфа) от , стр. 8

В Октябрьском суде Уфы вчера выступил бывший начальник управления капстроительства мэрии Марат Гареев — один из двух фигурантов резонансного дела по обвинению чиновников Уфы в превышении полномочий при реализации программы расселения аварийного жилья. Он заявил, что своей вины по этой части обвинения не признает, равно как и по второй, где ему инкриминируют хранение прослушивающего устройства. Господин Гареев заявил, что «жучок» мог оказаться у него предположительно после туристической поездки с семьей в Тайланд. По назначению это оборудование он не использовал, сказал подсудимый.


Октябрьский районный суд Уфы вчера заслушал показания Марата Гареева — бывшего начальника управления капитального строительства мэрии (занимал эту должность с августа 2010 года по май 2018 года), который наряду с бывшим вице-мэром по строительству Александром Филипповым обвиняется в превышении должностных полномочий (ч. 3 ст. 286 УК РФ). Экс-чиновникам инкриминируют злоупотребления при реализации в городе федеральной адресной программы расселения аварийного фонда. По версии следствия, господа Гареев и Филиппов, находясь в сговоре, включили в программу дома из кварталов, переданных ранее по договорам развития застройщикам. Договоры развития предусматривали расселение ветхого фонда за счет инвесторов или компенсацию затрат, если это сделает бюджет. Фактически дома были на 1,6 млрд руб. расселены за счет государства, а компенсации в бюджет на момент расследования не поступили.

Марат Гареев, кроме того, обвиняется в незаконном обороте специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации (ст. 138.1 УК РФ).

Вчера подсудимый заявил, что не признает своей вины ни по первому, ни по второму эпизодам обвинения.

Он сообщил, что «жучок», который оперативники нашли у него дома в куртке в 2017 году (с этого началось расследование уголовного дела), попал к нему случайно. Сам он это оборудование не покупал, а получил в 2012 году от незнакомого туриста в Тайланде, с которым сидел за одним столом в ресторане. Тот достал несколько «черных коробочек», дал их детям, среди которых был сын Марата Гареева, «чтобы занять их», сообщил подсудимый. Контактные данные этого туриста господин Гареев не сохранил, но предполагает, что это мог быть турист из Украины или Белоруссии. Дома, обнаружив «черную коробочку» в чемодане, по признанию экс-чиновника, он рассмотрел ее, предположил, что это мобильный телефон и попытался использовать, воткнув сим-карту. Когда сделать звонок не удалось, «я потерял интерес к устройству и положил его в шкаф», сообщил подсудимый.

Он напомнил суду, что в материалах дела есть заключение эксперта о том, что на момент нахождения устройства при обыске дома оно находилось частично в работоспособном состоянии. Уголовная ответственность же предусмотрена за приобретение только технически исправных устройств, которые могут воспроизводить аудиозапись, отметил господин Гареев и добавил, что позже использовал это оборудование исключительно для хранения сим-карты.

По второй части обвинения Марат Гареев заявил, что в формировании перечня домов, включаемых в программу «Жилище», не участвовал, а лишь организовывал и контролировал закупки и ход строительства домов. За формирование программы отвечало управление по обеспечению жизнедеятельности, отметил подсудимый, а за снос и расселение аварийного фонда — администрации районов.

«Почему в таком случае ваша подпись стоит под перечнем аварийных домов, который также подписал бывший глава администрации Уфы Ирек Ялалов?» — спросил судья Андрей Лебедев. Господин Гареев отметил, что это не подпись, а «визирование». «У нас глава всегда любил обезопасить себя и много чего просил. Список был дан под роспись для ознакомления с тем фронтом работ, которые мне предстояли»,— пояснил он.

По мнению подсудимого, он стал фигурантом уголовного дела из-за ошибочного толкования смысла документов мэрии, по которым на него и на бывшего вице-мэра по финансам Илгиза Насыртдинова возлагалась персональная ответственность за исполнение адресных программ и эффективное расходование средств. «Моя ответственность распространяется только на исполнение программ, а не на их формирование»,— заявил Марат Гареев. К моменту выхода этих документов в конце 2013 года адресная программа уже была утверждена и действовала, добавил он.

Экс-чиновник еще раз обратил внимание на то, что все опасения о законности совмещения программы «Жилище» с программой развития застроенных территорий развеивали вышестоящие руководители, в том числе Ирек Ялалов. Да и Фонд содействия реформированию ЖКХ, который нес основную нагрузку за расселение аварийного фонда, претензий к совмещению долго не предъявлял.

«В преступный сговор с Александром Филипповым я не вступал и преступления не совершал»,— заключил Марат Гареев.

Судья напомнил показания экс-директора МУП «Центр недвижимости» Уфы Дмитрия Микулика, который на одном из предыдущих процессов заявил, что работники центра согласовывали ход внесения сведений об аварийных домах в электронную программу АИС «Реформа ЖКХ» именно с управлением капитального строительства. В частности, они советовались по поводу заполнения графы об использовании внебюджетных источников финансирования. «Нет, не согласовывали,— заявил Марат Гареев.— Инструкция была отправлена ему (Дмитрию Микулику. — „Ъ“), и он должен был проводить соответствующую работу».

Второй подсудимый — Александр Филиппов — должен дать показания по своему делу 14 октября. После этого процесс перейдет к прениям.

Влада Шипилова


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя