Коротко

Новости

Подробно

Фото: Corbis via Getty Images

Наука о людоедстве

525 лет назад Колумб обнаружил первые свидетельства каннибализма в открытой им Вест-Индии

от

Людей ели и в Европе, но давно, в первобытные времена, в Новое время людоедство казалось здесь дикостью. С другой стороны, кто еще мог населять край света, кроме дикарей-людоедов или, хуже того, человекоподобных монстров песьеглавцев, пожирающих друг друга и всех остальных, кто им попадется. Находка моряками Колумба в 1494 году недоеденных кусков жареного мяса среди человеческих костей и черепов на месте пикника местных жителей острова Гваделупа не обманула ожиданий первооткрывателей Америки.


С тех пор в течение пяти веков между учеными-историками и этнографами не утихают споры о том, ели людей в Америке или не ели, и спорят они до сих пор. Причины сомнений ученых в людоедстве как норме жизни аборигенов Нового Света понятны. Ведь те индейцы, с которыми в Латинской Америке столкнулись первые европейцы в конце XV и первой половине XVI века, были далеко не дикарями, по материальному и духовному развитию их цивилизации находились на уровне античных времен в Старом Свете. К тому же облыжно объявить их каннибалами и тем самым поставить вне закона и морали было выгодно со всех точек зрения для оправдания жестоких методов конкисты — завоевания и освоения испанцами островов Карибского бассейна и Южной Америки.

Забегая вперед, надо сказать, что ритуальное людоедство, связанное с военно-ритуальным комплексом верований южноамериканских индейцев, сейчас считается доказанным научным фактом. Споры ученых продолжаются о деталях — например, практиковался ли каннибализм на территории Южного Конуса (той части Южной Америки, которая на карте находится южнее тропика Козерога, то есть 23 градуса южной широты) и т. д. Подробно обо всем этом можно почитать в работах историка Николая Викторовича Ракуца из Института Латинской Америки РАН (они есть в свободном доступе в интернете). Если же коротко, то наука о людоедстве в Новом Свете родилась и развивалась так.

Первые слухи о людоедах Нового Света


Во время первого плавания Колумба в 1492 году он побывал только на Кубе, Багамах и Гаити, то есть на трех Больших Антильских островах. Чистого времени на берегу моряки Колумба провели всего шесть недель и сравнительно мало чего и кого там видели. Золота, серебра, самоцветов и пряностей там они точно не увидели, как и людоедов: аборигены производили впечатление смирных и добродушных людей и затевали драку только в случаях уж совсем наглого их грабежа.

Но по возвращении в Испанию прямо так и сказать людям, которые поверили Колумбу и снарядили его экспедицию, было бы с его стороны неосмотрительно, и Колумб много чего, мягко говоря, домыслил и про аборигенов Карибских островов, и про их сокровища в своем «Первом письме об открытии Западных Индий». Он его написал в январе-феврале 1493 года на борту корабля «Пинта» на обратном пути в Испанию. Адресовано оно было королевской чете — Фердинанду II Арагонскому и его супруге Изабелле I Кастильской, главным выгодоприобретателям открытия им Америки. Это письмо в разных вариантах и с разными дополнениями из дневников Колумба было напечатано в том же 1493 году в Барселоне, Амстердаме, Париже, Базеле, а в списках разошлось по всей Европе.

В нем Колумб среди прочего писал о том, что ему рассказывали про «людей с одним глазом и других с собачьими мордами, которые едят людей, и что, поймав человека, ему отрубают голову, пьют кровь и разрубают тело на части», и про «других, которых зовут каннибалами», которые тоже едят людей. Историки считают, что сегодня с большой долей уверенности можно восстановить источник этих слухов.

За внешние коммуникации, как говорят сейчас, у Колумба отвечал штатный переводчик экспедиции Антонио Торрес, владевший арабским и еврейским языками. Вряд ли они ему помогли на Больших Антильских островах, но суть рассказов аборигенов он уловил правильно. Враждебные племена с других островов, чужаки (на местном языке «каниба»), убивали своих врагов и съедали их.

Первые доказательства каннибализма


С каннибалами моряки Колумба столкнулись во время второго его плавания, когда в 1494 году добрались до Малых Антильских островов. Здесь они встретили яростное сопротивление местных племен, а на острове Гваделупа нашли материальное свидетельство каннибализма в виде недоеденных человеческих останков. Здесь же в хижинах аборигенов испанцы находили обглоданные кости и черепа, развешанные вокруг очага словно посуда, а из очагов доставали руки и ноги, еще не прошедшие кулинарную обработку.

После столь явных доказательств королевский историограф Педро Мартир де Англерия, известный гуманист того времени, в своем трактате De Orbe Novo Decades («Декады о Новом Свете») оповестил научное сообщество Европы о том, что «в тех широтах обитает огромное количество народностей, которые значительно отличаются друг от друга по своим обычаям. Есть среди них карибы, или каннибалы, которые питаются человеческим мясом, стреляют отравленными стрелами. Другие же народности любезны и гостеприимны. Живут они счастливо на холмах и берегах рек».

Так с легкой руки де Англерии в науке были зафиксированы два образа туземцев: «хороших», которые живут мирно и не сильно сопротивляются, когда их грабят европейцы, и «плохих» каннибалов-карибов с их варварскими пиршествами. Опубликовано это было в 1511 году, но научной сенсацией не стало.

Первые научные труды о людоедстве


За несколько лет до этого в Аугсбурге вышло первое издание «Нового Света» Америго Веспуччи, который в 1499–1504 годах совершил четыре плавания к берегам Америки. Книга была богато иллюстрирована, и на гравюрах в ней бразильские индейцы были заняты каннибализмом как совершенно обыденным делом. Далекие от науки простые люди в Европе научных трактатов не читали, они вообще ничего не читали в силу своей неграмотности, но картинки рассматривали с большим интересом. Гравюры из этой книги и других книг о Новом Свете печатались отдельно и бойко продавались народу за хорошие деньги.

Справедливости ради надо сказать, что сам Веспуччи трактата «Новый Свет и новые страны, открытые Америго Веспуччи, флорентийцем» не писал, у него другой автор, но писал этот автор на основе писем Веспуччи, которые тот по возвращении из плаваний посылал влиятельным лицам в Испании и Португалии в качестве своих отчетов. По Веспуччи выходило, что в Бразилии «хороших» индейцев нет, там они все «плохие», людей едят.

По мере написания очередных томов своих «Декад…», которые целиком, в восьми частях, вышли в 1530 году, гуманист де Англерия тоже немного сменил свой тон насчет «хороших» индейцев. Нет, конечно, и такие там есть, но вот что он писал в первой научной истории Америки: «Детей, которых ловят, они кастрируют, как мы цыплят или поросят, если хотим, чтобы они выросли толстыми и с нежным мясом; когда они вырастают большими и тучными, их съедают. Но если в их руки попадают мужчины средних лет, то их убивают и разделывают; кишки и ступни ног едят свежими, а сами ноги засаливают, как мы свиные окорока».

Так территория людоедства, которая ранее при Колумбе ограничивалась Малыми Антилами и побережьем современной Колумбии, была расширена на большую часть Южной Америки — от Бразилии до Мексики.

Первые свидетели людоедства


В 1555 году в плен к бразильским индейцам племени тупинамба попал немецкий ландскнехт на португальской службе Ганс Штаден. В плену он пробыл почти десять месяцев, пока его не освободили французские моряки, и все это время наблюдал за ритуалами людоедства индейцев, дожидаясь своей очереди на съедение.

В 1557 году в Марбурге была опубликована его книга, ставшая европейским бестселлером: WarhaftigeHistoriaundbeschreibungeynerLandtschafftderWildenNacketen, GrimmigenMenschfresser-LeutheninderNewenweltAmericagelegen («Правдивые история и описание страны диких, голых и жутких людоедов в Новом Свете, Америке»).

Число очевидцев каннибальских ритуалов южноамериканских индейцев росло в геометрической прогрессии, в основном это были миссионеры-иезуиты, и к началу XVIII века в науке о людоедстве окончательно прояснилась картина южноамериканского каннибализма.

Ритуалы людоедства


Индейцы ели врагов, чтобы к ним перешла их сила. Пленника могли съесть сразу после окончания битвы, но такое бывало редко. Чаще попавшего в плен приводили в селение, где женщины встречали его танцами. Там ему давали жену, иногда не одну, из семьи воина, взявшего его в плен. В назначенный поселковым советом день пленного съедали с соблюдением ритуалов: сначала всеобщая попойка в деревне с песнями и танцами, потом инсценировка побега жертвы, ее поимка и финальный аккорд театрализованного представления — удар дубинкой жертве по голове. Потом жертву варили и съедали всей деревней.

Каждому должна была достаться его доля, как бы она ни была мала. Мясо доставалось мужчинам, женщины и дети могли обглодать кости, но, как правило, им оставался один суп. Воин, угостивший деревню, получал в награду очередной ритуальный шрам, своего рода очередную звездочку на погоны, повышавшую его статус в племени. Кстати, воину у тупинамба разрешалось жениться только после того, как он приведет в деревню пленника на съедение.

Пленник не пытался сбежать, потому что это было признаком трусости, которую ему не простили бы его соплеменники. Когда миссионеры-иезуиты пытались выкупать таких пленных, те отказывались. Если у пленного, долго ждавшего своей очереди быть съеденным, уже родился ребенок от жен из племени его врагов, ребенка, если он был мальчиком, ждала та же участь, девочку тоже могли съесть, но чаще оставляли как наложницу.

Таков был стандартный ритуал людоедства у тупинамба, в других племенах он мог отличаться в деталях. Например, в «Робинзоне Крузо» в сцене спасения Робинзоном Пятницы Даниэль Дефо в 1719 году с научной точностью описал, как это происходило у карибов из устья реки Ориноко.

Классификация людоедства


К концу XIX — началу XX века ученые разработали классификацию разновидностей каннибализма. Эндоканнибализм — поедание членов своей группы, обычно в ходе погребального ритуала (как раз черепа и кости съеденных дедушек и бабушек видели моряки Колумба развешанными возле очага в хижинах карибов). Экзоканнибализм — поедание чужаков в ритуальных целях. Гастрономический каннибализм как составная часть ежедневного рациона. Медицинский каннибализм — поедание фрагментов тела или использование их для приготовления медицинских препаратов. Вынужденный каннибализм с целью выживания в кризисных условиях — например, при голоде.

Сейчас в научных трудах чаще используется упрощенная, редуцированная классификация: а) каннибализм и б) антропофагия. Каннибализм — это когда едят человечину как продукт питания, то есть часто. Антропофагия — когда едят людей в ритуальных целях и не часто. Таким образом, с научной точки зрения, более правильно назвать южноамериканских индейцев антропофагами.

Сомнения в реальности людоедства


Надо сказать, что даже в качестве антропофагов в прошлом (то есть каннибалов-light) коренное население Южной Америки устраивает далеко не всех современных ученых. В последний раз широкая научная дискуссия о том, был ли каннибализм у южноамериканских индейцев или это грандиозное научное заблуждение, развернулась в начале 1980-х годов после выхода в свет книги американского антрополога Уильяма Аренса «Миф людоедства». Ее, кстати, можно почитать в интернете на английском языке (Arens W. Theman-eatingmyth: anthropologyandanthropophagy).

Аргументы Аренса были довольно убедительными с научной точки зрения, и хотя он проиграл научный диспут, длившийся несколько лет на страницах научных журналов, и наука о людоедстве осталась при своем мнении, далеко не все из его доводов были столь же убедительно опровергнуты его оппонентами.

В гостях у потомков каннибалов


В конце XIX века чистокровных потомков карибов-каннибалов, которых в конце XV века встретили моряки Колумба, оставалось всего около 2 тыс. человек на побережье Гвианы и на острове Тринидад. На остальных карибских островах они еще в XVIII-XIX веках перемешались с завезенными сюда африканцами и называются сейчас «черными гарифуна» (от «гарибы» — «гарифу» — «гарифуна»). «Желтых» или «красных» гарифуна, то есть чистых карибов, тут уже не встретишь.

В 2015 году местных черных гарифуна на острове Сент-Винсент изучал доктор исторических наук Виктор Павлович Кривоногов из Сибирского федерального университета. Практически все население этого острова состоит из потомков завезенных сюда из Африки чернокожих рабов, которых официальная статистика именует African (иногда в официальных документах пишут Negro и Black), и мулатов (в официальной статистике — mixed).

Самоназвание у первых negro (негр), но чаще они называют себя nigger («нигер», в произношении — «нига»), ничуть не смущаясь вопиющей неполиткорректности этого слова. Вторые называют себя либо тоже нигерами, либо миксд (mixed), то есть «смешанными». Мулатом называет себя мало кто из числа миксд. Индейцев (черных гарифуна) на острове 3%. Все они давно добрые католики, как, впрочем, и все остальные на Сент-Винсенте.

Некоторые характерные индейские черты у них прослеживаются, но редко. Когда красноярский доктор наук Кривоногов спросил у своего коллеги-историка, негра из столицы Кингстауна, может ли он отличить гарифуна на улице по внешнему виду и если может, то как, тот ответил: «Очень просто. У них волосы прямые».

Сергей Петухов


Комментарии
Профиль пользователя