Коротко

Новости

Подробно

Фото: tatarstan.ru

В «Нэфис косметикс» не видят кредитора

Татфондбанк не хочет делить с ним долги завода по производству СМС

Коммерсантъ (Казань) от

Вчера представители разорившегося Татфондбанка в лице Агентства по страхованию вкладов (АСВ) на рассмотрении дела о банкротстве казанского ООО «Завод по производству СМС» (ЗСМС) заявили, что предоставленный компании кредит на сумму 3,4 млрд руб. на создание анонсированного производства стирального порошка фактически использовало АО «Нэфис косметикс». Они представили доказательства того, что завод был построен прежде, чем Татфондбанк начал кредитовать его возведение. По мнению банка, ООО «ЗСМС» выступило технической компанией, и «Нэфис» лишь «перегонял» через нее средства. В холдинге признают, что строительство предприятия началось за три года до выдачи кредита, и утверждают, что Татфондбанк об этом знал. Других претензий не принимают.


На рассмотрение вчерашнего заседания Арбитражного суда Татарстана было вынесено заявление АО «Нэфис косметикс» (материнская компания группы «Нэфис») о включении его в реестр требований кредиторов ООО «ЗСМС» с суммой 1,2 млрд руб. Задолженность образовалась в порядке инвестирования в создание производства синтетических моющих средств.

Напомним, ранее группа «Нэфис» сообщала, что завод СМС строится с начала 2016 года. Под него возвели пятиэтажное здание площадью 9 тыс. кв. м. Предприятие должно было выпускать 220 тыс. тонн порошка в год по технологии Shugi компании Hosokawa Micron, одного из ведущих мировых производителей оборудования для производства и обработки порошковых материалов. «Планируется, что предприятие будет работать с АО “Нэфис косметикс” на условиях аутсорсинга, а также выполнять заказы других игроков рынка», — заявляли в группе. При этом ГК напрямую не владела ООО «ЗСМС»: его единственным собственником, по данным kartoteka.ru, является Юрий Ляшенко. Однако примечательно, что юридический адрес компании совпадает с адресом головного офиса ГК «Нэфис» в Казани — Тукая, 152.

Стоимость завода СМС называлась в сумме в 4,88 млрд руб., из которых 928 млн руб. из них вложило АО «Нэфис косметикс», а 3,9 млрд руб. должен был выделить Татфондбанк под 15% годовых.

Однако банк выдал только 3,4 млрд руб. Последний транш на сумму 503 млн руб. осуществлен не был, поскольку в декабре 2016 года Татфондбанк по решению ЦБ прекратил деятельность. 3 марта 2017 года Банк России отозвал у него лицензию, а 11 апреля кредитная организация была признана банкротом. «Отсутствие средств на завершение заморозило проект, который сегодня стал жертвой банковского кризиса», — говорилось в пресс-релизе группы «Нэфис», выпущенном в августе 2017 года. В нем утверждалось, что завод успели построить на 70%. В «Нэфисе» заявляли о намерении найти нового инвестора для завершения проекта.

В мае 2019 года ООО «ЗСМС» признали банкротом. К настоящему времени в арбитраж поступили заявления от кредиторов с требованиями на общую сумму 7,5 млрд руб. В реестр включен Татфондбанк с 3,8 млрд руб.

Вчера в суде представители конкурсного управляющего Татфондбанка – Агентства по страхованию вкладов – заявили, что «Нэфис косметикс» фактически является субординированным кредитором завода, который должен встать в последнюю очередь на погашение долгов.

В 2016 году, когда Татфондбанк решил выделить кредит 3,9 млрд руб. на строительство завода, как минимум саму коробку здания уже возвели, сообщили представители АСВ. В подтверждение они представили снимки из Google-карт, а также решения Приволжского районного суда Казани, в 2014 и 2015 годах привлекавшего «Нэфис косметикс» за несанкционированную стройку на своей территории – именно на том участке, где сейчас расположен завод СМС.

Представители конкурсного управляющего Валерий Медведев и Григорий Астахов утверждали, что 3,4 млн руб., которые ТФБ успел выдать ООО «ЗСМС», ушли «Нэфис косметикс» на погашения собственных кредитов компании, выплаты зарплат и налогов. При этом заемщик отчитывался перед Татфондбанком, отправляя фотографии, иллюстрирующие якобы ведущиеся работы.

Более того, по версии АСВ, сама «Нэфис косметикс» не инвестировала в строительство ЗСМС 927 млн руб. – в подтверждение своих слов юристы представили выписки по счетам компании в банке «Открытие». Согласно этим данным, «Нэфис косметикс» лишь «прогоняла» 250 млн руб. через счет ЗСМС.

«250 млн выдавали на будущее производство продукции. Этот аванс должен был отрабатываться по договору до 2024 года, и в этот же день эти 250 млн руб. возвращались от ООО ”ЗСМС” к ”Нэфису” как аванс за строительно-монтажные работы, которые уже произведены в 2015 году»,– пояснил “Ъ” представитель АСВ Сергей Сенько. «На следующий день эти же деньги ушли в ЗСМС и возвратились обратно. И так они прокрутили четыре раза. Там не было 900 млн, там было 250 млн по кругу. Потом 250 млн вернулись к ”Нэфису” и были направлены на их личные нужды – на погашение векселей Казанского маслоэкстракционного завода», – рассказал господин Сенько.

В качестве еще одного доказательства аффилированности ЗСМС и «Нэфис косметикс» сообщалось то, что с 2004 по 2005 год гендиректор завода Юрий Ляшенко был акционером «Нэфис косметикса», а затем работал в «Нэфис биопродукте». Представители АСВ попросили суд истребовать налоговую отчетность господина Ляшенко, чтобы подтвердить имеющуюся у них информацию, что он получил от «Нэфис косметикс» 50 млн руб.

Представляющая интересы «Нэфис косметикс» Ольга Емельянычева в ответ заявила, что компания инвестировала в строительство ЗСМС, когда кредит еще не был выдан банком. «Татфондбанк был инициатором того, чтобы "Нэфис косметикс" обеспечил внесение аванса и в последующем был главным пользователем услуг завода СМС и из реализации оказания этих услуг возвращал кредит, а банк получал свои проценты»,– рассказала госпожа Емельянычева.

Также она заявила, что в Татфондбанке знали о строительных работах, ведущихся с 2013 года. Представители АСВ отметили, что это противоречит ранее озвученной позиции «Нэфис косметикс», согласно которой земляные работы на объекте начались в январе 2016 года, а само строительство – в июне 2016 года.

В качестве третьего лица к процессу был привлечен Казанский маслоэкстракционный завод. Конкурсный управляющий полагает, что именно через КМЭЗ прогонялось больше половины средств кредита, из которых на строительство «не потрачено ни одного рубля».

Заседание в итоге было отложено.

Александр Шакиров


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя