Коротко

Новости

Подробно

Фото: Paramount Pictures

Вдохновленные брендом

Анна Минакова — о ювелирных домах в искусстве

от

Обозреватель “Коммерсантъ FM” Анна Минакова рассказывает, как конкретные марки и украшения находили отражение в творчестве писателей, режиссеров, композиторов.


Ювелирные дизайнеры нередко черпают вдохновение в произведениях искусства, но бывает все и ровно наоборот: когда писатели, режиссеры, композиторы находят вдохновение не просто в ювелирных украшениях, а в продукции или образе конкретного бренда. Самый знаменитый пример, конечно, — «Завтрак у Тиффани» Трумена Капоте и его последующая экранизация. Лучшая реклама для Tiffany & Co., какую только можно было придумать. Даже на открывшейся недавно в Шанхае выставке Vision & Virtuosity, рассказывающей историю бренда, «Завтраку» посвящена отельная комната — одна из шести. Среди ее экспонатов — оригинальный сценарий фильма с пометами Одри Хепберн.

Балет тоже не обошелся без влияния ювелирных домов. Джордж Баланчин, как известно, посвятил свой балет драгоценным камням: изумрудам, рубинам и бриллиантам. Но хоть он и назвал балет просто «Драгоценности», а не «Драгоценности Van Cleef & Arpels», вдохновили Баланчина произведения ювелирного искусства именно этого французского дома. Познакомился хореограф с его творчеством в Нью-Йорке, где с 1939 года жил Клод Арпельс — племянник знаменитой со-основательницы дома Эстель Арпельс. Познакомил ювелира и хореографа общий приятель — скрипач Натан Мильштейн. В скором времени после знакомства с Клодом Баланчин впервые попал в бутик Van Cleef & Arpels на Пятой авеню, а в 1967 году свет увидел балет «Драгоценности» на музыку Форе, Стравинского и Чайковского.

Тема балета была не чужда Van Cleef & Arpels и до Баланчина: с 1940-х ювелирный дом выпускает броши в виде танцовщиц. Но, конечно, история с Баланчиным этот союз ювелирной марки и танца упрочила: с тех пор дом выпустил не одну посвященную балету коллекцию, поддержал не одну балетную постановку. Так, например, Van Cleef & Arpels не первый год поддерживает труппу Бенжамена Мильпье, а в прошлом году был подписан договор с Большим театром. Отныне французский ювелирный дом является одним из его спонсоров.

В новейшей истории деятели искусства тоже вдохновляются брендами, но все больше не по большой и чистой любви, а по контракту. В 2001 году увидел свет роман писательницы Фэй Уэлдон The Bulgari Connection. По контракту за сумму, которую стороны не разглашают, писательница должна была упомянуть название дома не менее 12 раз. Правда, как показали подсчеты, она перевыполнила условия — Bulgari упомянут аж 34 раза. Так что и тут без чистой любви не обошлось.

Комментарии
Профиль пользователя