Коротко

Новости

Подробно

Фото: Петр Ковалев / Коммерсантъ

Разговор в «Крестах» остался незавершенным

Суд отклонил иск членов ОНК к администрации СИЗО Санкт-Петербурга

Газета "Коммерсантъ С-Петербург" от , стр. 12

Колпинский районный суд Санкт-Петербурга признал законными действия администрации СИЗО «Кресты», прервавшей беседу членов Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Яны Теплицкой и Романа Ширшова с фигурантом дела о теракте в петербургском метро Аброром Азимовым, в которой он рассказывал правозащитникам о пытках в «секретной тюрьме ФСБ». Ранее Лефортовский районный суд Москвы отказал в удовлетворении аналогичного иска члена московской ОНК Евгения Еникеева к СИЗО «Лефортово».


Яна Теплицкая и Роман Ширшов просили признать администрацию СИЗО «Кресты» нарушившей закон «Об общественном контроле». Нормативный акт позволяет членам ОНК разговаривать со спецконтингентом о вопросах обеспечения прав в местах принудительного содержания. 20 апреля беседа Яны Теплицкой и Романа Ширшова с Аброром Азимовым, обвиняемым по делу о теракте в метро Санкт-Петербурга 3 апреля 2017 года, была прервана. Сотрудники СИЗО, прервав беседу, составили акт о «возможном нарушении» ими ст. 16 ФЗ «Об общественном контроле». В этот день членам ОНК запретили разговаривать с кем-либо из лиц, содержащихся в «Крестах». Колпинский райсуд Санкт-Петербурга в удовлетворении требований правозащитников отказал.

После принятия решения о просмотре в судебном заседании записей с видеорегистратора в СИЗО «Кресты», на которых правозащитники разговаривали с фигурантом уголовного дела, представители ответчика заявили ходатайство о закрытии процесса. Они мотивировали это тем, что на них «содержатся сведения конфиденциального характера, которые связаны как с самим Азимовым, так и те сведения, которые связаны с расследованием уголовного дела». Члены ОНК предоставили суду согласие от Аброра Азимова на распространение его персональных данных и полученной в ходе беседы информации. Кроме того, разговор правозащитников с фигурантом проводился уже после начала рассмотрения Московским окружным военным судом дела в открытом режиме на выездных заседаниях в Петербурге. Несмотря на это, процесс судья закрыла.

Часть видеозаписи члены ОНК опубликовали на YouTube. На ней Аброр Азимов рассказывает об обстоятельствах его нахождения в «секретной тюрьме ФСБ». «Как только спустились с машины, завели в подвал, завели в комнату. Меня посадили на пол. Наручниками присоединили к трубе. Надели кандалы на ноги, с цепью. На руки. Только потом мне одну руку освободили, чтобы к трубе пристегнуть,— рассказывал Азимов.— Наручники такие — я их только в американских фильмах видел». «Это которые с рук на ноги идут?» — интересовался сотрудник СИЗО, следивший за беседой.

На моменте, где Аброр Азимов пересказывает разговор с задержавшими его лицами, сотрудник СИЗО сообщает, что он вынужден прекратить беседу. Он зачитывает один из пунктов закона «Об общественном контроле», смысл которого сводится к запрету на вмешательство членов ОНК в оперативно-разыскные мероприятия, уголовно-процессуальную деятельность, проведение экспертиз и разглашение сведений, составляющих врачебную тайну. Яна Теплицкая пытается уточнить, к какому из пунктов относятся последние слова Азимова, на что получает ответ: «Только касательно пыток говорим. А где задержан, кем…» На аргументы члена ОНК о том, что все эти события происходят до формального задержания Аброра Азимова, сотрудник СИЗО просит вести беседу более корректно и говорить исключительно о пытках: «Вот когда вас пытали, чем — об этом разговор может вестись». «А что при этом говорили? Зачем пытали?» — уточняет госпожа Теплицкая. «Это уже уголовное дело»,— утверждал сотрудник СИЗО.

27 сентября Лефортовский районный суд Москвы отказал в удовлетворении аналогичного иска правозащитника Евгения Еникеева, который оспаривал прерывание беседы с Фахраджоном Нозимовым, фигурантом дела о попытке устроить крушение поезда «Сапсан» в 2017 году. Как пояснил юрист Института права и публичной политики Григорий Вайпан, представляющий интересы истцов и в Москве, и в Санкт-Петербурге, Лефортовский райсуд Москвы отказался приобщать к делу видеозаписи из СИЗО, а представители ответчика не пришли ни на одно из двух заседаний. После заседания в Колпинском райсуде Санкт-Петербурга Григорий Вайпан уточнил, что оба решения будут обжаловаться.

Юрист фонда «Русь сидящая» Ольга Подоплелова характеризует прерывание бесед членов ОНК с заключенными как повсеместную тенденцию, укладывающуюся в существующую практику сокрытия силовыми ведомствами информации о пытках и противодействия их расследованию. «У суда будет возможность учесть, что в системе других норм оспариваемый пункт не может толковаться как запрещающий членам ОНК получать от заключенных информацию о пытках и жестоком обращении до задержания человека»,— считает юрист. По ее мнению, единственный внесудебный вариант решения этой проблемы — возвращение старой редакции п. 3 ч. 1 ст. 16 «Закона об общественном контроле», не содержащей оговорки о возможности прерывания свиданий.

«В самой первой редакции проекта Закона об ОНК беседы с членами ОНК вообще предполагались конфиденциальными, приравненными к общению с защитниками. На таком подходе настаивает в том числе Комитет ООН против пыток»,— отмечает Ольга Подоплелова, добавляя, что в своих заключительных замечаниях в августе 2018 года Комитет рекомендовал обеспечить членам ОНК конфиденциальные беседы с задержанными лицами. «Российская Федерация в следующем своем докладе в 2022 году должна будет отчитаться о выполнении этой рекомендации. Поэтому сейчас, с учетом судебных дел по ст. 16 Закона об ОНК, у властей есть реальный шанс исправить ситуацию»,— уверена госпожа Подоплелова.

Марина Царева


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя