Коротко

Новости

Подробно

5

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ   |  купить фото

«На все работы по благоустройству расходуется около 35–40 млрд рублей»

Глава департамента капитального ремонта Москвы Алексей Елисеев рассказал “Ъ”, сколько еще бордюров заменят в столице

от

Работы по благоустройству московских улиц, в ходе которых, в частности, меняют бордюрный камень, этим летом вновь приняли такой размах, что уже стали, кажется, частью городского фольклора. Изменения на улицах, в том числе смена конфигурации проезжей части, а также качество оборудования площадок, на которых ведутся работы, подчас становятся неожиданными даже для столичного департамента транспорта: ЦОДД проводит собственную проверку и жалуется в ГИБДД. Глава департамента капремонта Москвы Алексей Елисеев рассказал обозревателю “Ъ” Ивану Буранову, что с коллегами из дептранса его подчиненные взаимодействуют по каждому объекту, и объяснил, что перехода к поддерживающему ремонту улиц городу придется ждать еще несколько лет.


— Работы на улицах Москвы, которые наблюдают москвичи последние несколько месяцев, вызывают крайне неоднозначную, а порой и крайне негативную реакцию населения. Вы за этим как-то следите?

— Конечно, ведется мониторинг. Общественное мнение для нас очень важно. Ведь именно жители обращаются с предложениями, пожеланиями благоустроить ту или иную территорию. В этом году объем работ колоссальный: комплексно благоустраиваются 1175 объектов в рамках сразу нескольких государственных программ («Развитие городской среды», «Развитие транспортной системы»), а также ведется замена покрытия объектов дорожного хозяйства. В общей сложности на всех этих объектах задействовано порядка 18 тыс. человек и более 10 тыс. единиц техники.

— Граждане возмущаются по поводу конкретных объектов: появления непонятных островков безопасности посреди проезжей части, выступов из бордюрного камня и т. д. Все это не обозначено, люди «убивают» колеса и подвеску. Есть ли здесь какие-то нарушения, на ваш взгляд?

— Если все так, как вы описываете, то это существенное нарушение. За это подрядчики серьезно наказываются.

— Как должно быть в идеале, в схеме, когда идет работа по изменению геометрии улицы?

— Если дорога или улица не перекрывается, то прежде всего строители обязаны (и мы это контролируем) установить временные знаки «дорожные работы». Они могут быть переносными или вешаться на опорах освещения вместе со знаками ограничения скорости. Если покрытие отфрезеровано, то должны быть установлены водоналивные блоки.

— Давайте посмотрим на конкретные случаи. Вот такой выступ появился на одной из улиц в районе Перово. Как вы это прокомментируете?

— По фотографии видно, что здесь будет парковочный карман, и когда будет нанесена новая разметка, то сместится ось движения и все встанет на свои места. Но что фактически сделали? Появился некий парковочный карман, в котором сохраняется ход прямого движения. Его, конечно, должны были обозначить.

— А вот случай у Дорогомиловского рынка. Что скажете?

— Здесь пандус ставится как раз для заезда автомобилей.

— Но пандусом пользоваться еще нельзя.

— Потому что он только устанавливается. Видимо, кто-то хотел попасть на Дорогомиловский рынок обязательно на автомобиле, и пройти пешком было сложно. В результате водитель заехал на незаконченную строительную конструкцию. А между тем строителям после таких водителей приходится эти пандусы ремонтировать. К сожалению, водители относятся без уважения к проводимым строительным работам.

— Вот еще интересный «зуб» на улице Академика Варги

— Это объект текущего ремонта. Здесь я согласен — недостаточная информированность, захламленность. Нужно очень серьезно пообщаться и с подрядчиком, и со службой заказчика и обратить их внимание на культуру и качество производства работ и технологии.

— То есть вы проверку проведете по этим случаям?

— Проверки проводятся регулярно. Если на строительной площадке работы ведутся с нарушениями, подрядчику делается замечание, выставляется требование на устранение замечаний. Если после этого нарушения не исправляются, тогда его штрафуют. Но я хочу отметить, что перед нами не стоит задача оштрафовать подрядчика, наша главная цель — организовать выполнение работ с высоким качеством, без нарушения культуры производства работ на строительной площадке и в срок.

— Вот еще была ситуация на улице Малая Красносельская. Машина каршеринга провалилась в яму.

— Прекрасно знаю этот объект. Здесь понятно, что произошло. Только проложили кабельную канализацию, залили свежий бетон и установили водоналивной блок, чтоб никто не заехал на этот участок. Но этому водителю, видимо, очень нужно было припарковаться именно здесь. Он встал прямо в свежий бетон — и провалился в колодец.

К сожалению, у людей очень часто возникает желание подвинуть блоки, или сделать так, чтоб они отлетели куда-нибудь подальше, или бампером сдвинуть.



— История «странных» реконструкций началась с улицы Трофимова, там появился островок безопасности, в который в итоге врезалось большое количество машин, потому что он никак не был обозначен. Заместитель главы ЦОДД Александр Евсин обвинил комплекс городского хозяйства в нарушении правил проведения работ, что значительная часть строительных работ не была согласована с центром.

— Я не слышал, что сказал Александр Евсин. Не люблю комментировать то, чего сам не видел и не слышал. Но могу сказать, что мы плотно работаем с коллегами из транспортного комплекса. У нас рабочее и крайне отлаженное взаимодействие по каждому объекту.

— А могло быть так, что на время работ действительно не была согласована схема расстановки знаков и водоналивных блоков?

— По каждому объекту проводятся предварительные рассмотрения, определенные тонкие настройки идут уже в процессе производства работ. Мы с департаментом транспорта и ЦОДД работаем в плотном контакте.

— Но ЦОДД утверждает, что по многим объектам не было ничего согласовано, в итоге получались ситуации, что люди внезапно натыкались на препятствия в темноте.

— Транспортные схемы разрабатываются ЦОДД, утверждаются департаментом транспорта и передаются нам в работу. И если в ней заложен островок безопасности, то мы его проектируем и строим. А на период строительства вводится временная организация движения.

— Строитель может зайти на объект без этих документов?

— Если вдруг и попытается, то заказчик его просто не выпустит на объект без проекта организации движения. Это азбука начала работ. Все начинается с тщательной проверки документов. По поводу ситуации на улице Трофимова я могу сказать, что здесь речь идет, скорее всего, о временном факторе: знаки еще не расставили, а наливные блоки уже сняли. Это серьезная проблема, название которой — безалаберность.

— А за это можно оштрафовать?

— 300 тысяч рублей — это официальный штраф на юридическое лицо в соответствии с Кодексом об административных правонарушениях.

— А если это все произошло несколько недель назад?

— Объект сдан? Нет. Пока не сдан, он находится на балансе подрядчика, который несет ответственность за безопасность. А сданным он считается, когда установлены все знаки, нанесена разметка, установлены светофоры и подписаны все необходимые документы.

— А сколько примерно штрафов выносится в отношении подрядчиков за сезон?

— Я не подсчитывал, но достаточное количество. Применяются не только штрафные санкции, подрядные организации обязаны переделывать ошибки за свой счет. Мы часто слышим, что «опять здесь меняют асфальт второй раз подряд». На самом деле, если так происходит, то значит, покрытие сделано плохо, и подрядчик его переделывает.

Повторные работы могут проводиться только при каких-то аварийных ситуациях, когда без снятия недавно уложенного асфальта не обойтись. Но это редкость.



У нас не стоит задача задушить подрядные организации штрафами, мы хотим, чтобы они работали качественно. И к жителям мы обращаемся с просьбой потерпеть, быть снисходительными, проявить уважение к строителям, которые работают в крайне стесненных условиях. Ведь на время ремонтных работ можно перекрыть улицу, это самый простой способ. Мы же сохраняем рабочее движение. Иногда процесс производства работ выглядит не лучшим образом, но давайте посмотрим, как будет, когда все работы завершатся.

— Расскажите, что за программы по реконструкции улиц выполняются в городе. Несколько лет назад все говорили про «Мою улицу». Сейчас что происходит?

— «Моя улица» — крупнейший проект благоустройства в современной истории Москвы, сейчас завершается. Благодаря этой программе новый вид обрели 350 улиц и общественных пространств. За несколько лет привели в порядок дороги и тротуары, убрали под землю провода, отремонтировали фасады зданий, высадили кустарники и деревья. В центральной части города создали каркас благоустроенных улиц, к которым в дальнейшем будут добавляться только оставшиеся небольшие улочки и переулки.

В этом году мы уже перешли от линейного благоустройства к межквартальному, то есть наша задача не сделать конкретную улицу, а создать комфортные условия во всем квартале. Стартовавшая в этом году программа «Мой район» позволит создать единый высокий стандарт качества жизни для всех москвичей, независимо от района проживания. Впервые принята программа, которая консолидирует все направления в территориальном разрезе. Это и транспорт, и здравоохранение, и образование, и культура, и благоустройство. Благоустройство районов, которое проводится уже много лет, теперь стало не точечным, а комплексным.

Программа нацелена на то, чтобы создать для всех москвичей равные возможности в получении качественного школьного образования и квалифицированной медицинской помощи, доступности общественного транспорта и уровня благоустройства. Все эти и другие вопросы решаются таким образом, чтобы в каждом районе была своя комплексная программа, в том числе развитие общественных пространств и благоустройство территорий.

Благодаря новой стратегии развития Москва станет полицентричным городом, при котором точки притяжения появятся и за пределами центра.

Только в этом году в рамках программы «Мой район» комплексно благоустраиваются 60 улиц и городских территорий, а также 161 парковый и озелененный объект, включая небольшие скверы, парки по месту жительства и т. д.

— Проекты благоустройства с жителями согласовываются?

— Конечно. Конкретные задачи в программе «Мой район» вырабатываются на основе пожеланий и просьб жителей. Все обращения горожан рассматриваются и включаются в программу. Программа будет постоянно дополняться и обновляться за счет новых идей москвичей. Кроме того, предложения правительства Москвы, касающиеся развития программы «Мой район», широко обсуждаются с представителями местного самоуправления и непосредственно с жителями, которые также высказывают свои пожелания и вносят коррективы.

Планы благоустройства городские власти обсуждают с москвичами, советуются с ними, какие объекты и как благоустраивать. Именно горожане решают, какими быть их улице, их двору, их подъезду.



Такой диалог является важной частью разработки концепции благоустройства городских территорий, поскольку позволяет учесть мнение горожан, изучить потребности жителей, подготовить необходимую базу и материалы для дальнейшей реализации проектов. В ходе реализации проектов благоустройства создаются рабочие группы с участием местных жителей, которые сопровождают весь ход работ и высказывают свои замечания и пожелания. Важной составляющей для разработки концепций благоустройства городских территорий с учетом пожеланий жителей являются также антропологические и социологические исследования. Нам важно понимать, кто будет пользователем новой улицы, оценить ее потенциал. Перед нами не стоит цель — вложить большую сумму в территорию, у которой нет потенциала.

— Под потенциалом вы что имеете в виду? Удобство для жителей и востребованность нового пространства?

— Востребованность, прежде всего. У благоустройства, как и у любого инфраструктурного строительства, нет прямого экономического эффекта. Есть косвенный.

Посмотрите, как после реконструкции меняется работа ресторанов, магазинов, арендного бизнеса? Увеличение числа пешеходов на благоустроенных улицах повлекло за собой кардинальную смену арендаторов магазинов и увеличение стоимости жилья.



Пешеходный поток на благоустроенных улицах в центре Москвы в 2018 году вырос более чем на 30% по сравнению с 2015 годом. Это привело к заметному изменению структуры арендаторов: реконструкция улиц и создание комфортного и безопасного городского пространства для пешеходов в центре Москвы способствуют росту доли заведений общественного питания, продуктовых и хозяйственных магазинов, фитнес-комплексов. Объем оборота магазинов и кафе, расположенных на благоустроенных улицах, увеличивается в среднем на 20–30%, а количество пустующих площадей снижается. Если говорить о стоимости жилья в зоне благоустройства, то цена вырастает на 10–15%. Это относится и к паркам, где после благоустройства появляются небольшие кафе, пункты проката, различные киоски, кофе-поинты, вендинговые аппараты и многое другое. Исходя из этого, можно сказать, что благоустроенные общественные пространства становятся популярным местом отдыха и прогулок не только москвичей, но и туристов. В качестве яркого примера можно привести прошлогодний чемпионат мира по футболу: огромное число болельщиков полюбило наш город, нашло здесь друзей и уже не раз возвращалось в Москву.

За последние годы произошли серьезные изменения в инфраструктуре спорта. Сегодня каждый третий житель Москвы регулярно занимается спортом. Столь впечатляющих результатов удалось добиться за счет развития спортивной инфраструктуры, в том числе — создания условий для занятий физической культурой на открытом воздухе в парках, скверах и на набережных.

— Основные вопросы возникают у жителей к работам по благоустройству, а не к результатам.

— Мы контролируем проводимые работы по благоустройству. Конечно, мы понимаем, что на определенных участках сужается проезжая часть, многое перекопано, работают отбойные молотки. Возмущение жителей понятно. Но поясню. У нас было два варианта проведения работ: первый, подойти к объекту комплексно и сделать все за четыре месяца, либо второй: растянуть весь процесс на два года и не спеша выполнять сначала один вид работ, потом другой, а потом третий. И когда мы советовались с жителями, то они просили сделать все работы сразу за летний период.

— Вот прямо так и спрашивали, а жители выбирали?

— Этот вопрос задавался еще в 2015 году, когда мы начинали первые объекты в ЦАО. Процесс работ можно было организовать следующим образом: в один год заменить асфальт, на следующий год заняться системой газоснабжения, затем коммуникациями, и потом уже освещением. В итоге получилось бы, что каждый год на одной и той же территории что-то чинится и раскапывается. Получался бы бесконечный процесс. Но можно сделать все сразу.

Этот вопрос задавался, когда мы одновременно делали практически все Садовое и Бульварное кольцо, улицы Варварку и Минскую. Вспомните, какой объем работ был выполнен в 2017 году? Сегодня этого уже никто не помнит, все уже пользуются результатами и считают, что так было всегда.

Руководство города приняло решение, что если делаем комплексное благоустройство объекта, то в последующие пять лет на него не заходим. Меняем сразу бордюры, разбиваем газоны, обустраиваем новые пешеходные дорожки, меняем, если надо, геометрию улицы, добавляем парковочные места, устанавливаем новое освещение.

Также в этом году проводятся работы по всей ширине уличных пространств в формате «от дома до дома» на 855 объектах дорожного хозяйства. Эта программа предусматривает благоустройство территории от фасада здания на одной стороне улицы до фасада здания на другой стороне улицы. В соответствии с программой производится полный комплекс дорожно-ремонтных работ по фрезерованию и укладке асфальтобетонного покрытия на проезжей части и тротуарах, установке гранитного бордюрного камня, устройству газонных покрытий, ремонту смотровых колодцев и дождеприемников, разграничению парковочных пространств, установке дополнительных дорожных знаков, а также нанесению дорожной разметки.

Перед началом работ собственные обследования проводят «Мосгаз», «Мосводосток», «Мосводоканал», другие инженерные службы и сетевые компании. Выполнив свою часть работ, итоговый проект реализует ГБУ «Автомобильные дороги». Таким образом, проводится комплексное благоустройство объектов в формате «от дома до дома».

— Проекты, по которым работает ГБУ, кем и как готовятся?

— Создание любого проекта начинается с транспортной схемы объекта. Здесь мы плотно работаем с коллегами из департамента транспорта. Если они считают, что движение должно измениться, то дают свои предложения с новой геометрией улицы, в рамках которой меняются тротуары, сужается или расширяется проезжая часть, появляются парковочные карманы, островки безопасности, новые остановочные павильоны. Транспортная схема — основа для дальнейшего проектирования. Потом ее берет заказчик, в данном случае ГБУ «Автомобильные дороги», который делает весь проект.

— Проектирует само ГБУ или какие-то компании?

— Есть городские институты и частные организации, но все они проходят тендеры.

— Жители привлекаются к проектированию?

— Все работы на объектах дорожного хозяйства выполняются в тесном контакте с местными жителями. С ними, как правило, согласуется транспортная схема, а также учитываются их пожелания по благоустройству территории и асфальтированию протопов.

— Есть ли объекты, после обследования которых проектировщики говорят: «Здесь все нормально, жителей все устраивает, ничего менять не нужно»?

— В этом году в текущей программе «от дома до дома» из 855 объектов только на 243 проводятся работы по изменению геометрии улиц. На остальных выполняются работы по существующему положению и в соответствии с принятыми стандартами для каждого типа улиц. Это создание новых пешеходных дорожек, обновление тротуаров, устройство детских площадок, установка нового освещения и остановок.

— Очевидно, что бюджет тратит на эти программы много средств. Сколько?

— В целом на все работы по благоустройству расходуется около 35–40 млрд руб. И эта сумма не меняется. Объясню. У инженерных компаний («Мосводоканал», Мосводосток», МОЭСК, «Мосгаз» и др.) есть свои бюджеты. И задача стояла консолидировать общий бюджет для выполнения комплексных работ по благоустройству.

— Будет ли продолжение этой программы в последующие годы?

— Конечно. Я считаю, что она достаточно успешна. Начинать всегда тяжело, следующий год будет гораздо легче в части организации работ и верстки планов.

— Выходит, что снова будет бесконечный процесс, только в несколько другой форме. Раньше разные службы постоянно что-то ремонтировали, теперь вы каждый год будете заниматься межквартальным благоустройством. Когда реконструкция закончится и просто начнется поддержание уже сделанного?

— Переход к поддерживающему ремонту уже постепенно начинается. В следующем году по межремонтным срокам придется ремонтировать те улицы, которые мы делали в 2015–2016 годах.

— Асфальт поменяете, это понятно. Через сколько лет мы придем к тому, что у нас будет исключительно межремонтное обслуживание, замена асфальта и лампочек в фонарях, но без изменений геометрии улицы и глобальных раскопок?

— В центральной части города — через два-три года. За пределами ТТК эта программа должна идти еще порядка пяти-шести лет. Не забывайте, что в городе более 3 тыс. улиц, 108 млн кв. м дорожного полотна.

— Еще одна тема, не первый год обсуждаемая в сети, это масштабная замена бордюрного камня. Как эта деятельность встроена в описанную вами концепцию благоустройства?

— В 2014 году работы по установке стандартного бордюрного камня типа ГП1 стоили примерно 5,2 тыс. руб. за погонный метр, включая работу и материалы. Мы посмотрели и выяснили, что материал в этой смете стоит 3,1–3,2 тыс. руб. в ценах 2014 года, а работа — порядка 2,2 тыс. руб. У подрядчиков время от времени возникали трудности с графиком поставок, в том числе из-за отсутствия машин. Начали разбираться и выяснили, что на карьерах у производителей камень стоит 1,7–2,1 тыс. руб., а доставка в Москву — от 200–300 руб. за погонный метр. С погрузкой-разгрузкой-хранением получалось в общей сложности 2,2–2,4 тыс. руб. Итого экономия — порядка тысячи рублей за каждый погонный метр. Руководство решило, что заказчик должен взять ситуацию под жесточайший контроль. Поставщики гранита известны: карьеры находятся в Башкирии, Свердловской области и Карелии. Заказчик в лице ГБУ «Автомобильные дороги» организовал поставки напрямую, что привело не только к экономии бюджета, но и позволило обеспечить сжатые сроки и высокое качество поставки.

— Стабильные поставки материалов — это хорошо. Но у москвичей четкое ощущение, что в этом году закупаются и меняются какие-то аномальные объемы бордюрного камня, который не менялся в прошлые годы?

— Это ошибочное впечатление.

Каждый год работы ведутся приблизительно на 20 млн кв. м покрытия, на это требуется порядка 1,5 млн погонных метров камня. На 855 объектах, которые в этом году в работе, бордюры меняются с двух сторон улицы. В итоге получается достаточно большая протяженность.



Треть из этого объема — это гранитный борт, остальное — бетонный.

— Разница в цене между ними большая?

— Бетонный — в пределах 1 тыс. руб. стоит, гранитный — 2,4 тыс. руб. Но важен срок эксплуатации: бетонный — 5–7 лет, гранитный — 50–60 лет.

— А зачем в некоторых районах ставятся бордюры высотой по 30–40 см? Они заметно выступают над поверхностью асфальта, в интернете есть много фотографий.

— Такие бордюры устанавливаются для того, чтобы на тротуар и газоны не заезжали машины. Или, например, на автобусных остановках: бордюрный камень находится на уровне пола, и пассажиру гораздо удобнее входить в салон. На больших магистралях высокие и широкие бордюры ставятся там, где на разделительной полосе есть газонная часть.

— На Волоколамском шоссе и улице Алабяна газон на разделительной полосе вообще заасфальтировали. Зачем?

— Такие маленькие газоны содержать дорого и неэффективно. Зимой снег с реагентом сбрасывается на газон, трава выгорает, летом его надо постоянно стричь и поливать. Несмотря на все усилия, выглядит такой газон плохо. Когда вместо него создается твердое покрытие, снижаются ненужные затраты на эксплуатацию, а вид становится более эстетичным.

— А старый бордюрный камень, кстати, куда деваете?

— Если гранитный, который 50–60 лет отстоял, то мы его дробим и используем для укрепления обочин, к примеру, при строительстве дорог в ТиНАО. Бетонный бой и асфальтобетонная крошка — тоже материалы повторного применения.

— Еще одна громкая история — разные граффити на стенах, которые стали почему-то закрашивать. Это также вызвало волну критики. Говорили, что некоторые рисунки создавались известными европейскими художниками.

— Никто не против граффити. Просто нужно было определиться с правилами игры. Да, возможно, что-то нарисовано известным художником, но если это не было согласовано, то кто будет заниматься поддержанием этого замечательного рисунка? Кстати, на некоторых картинах была еще и скрытая реклама разной продукции. Поэтому было решено выработать четкие правила, определиться с местами, где можно наносить граффити. Проводится конкурс, приезжает известный или неизвестный художник, рисует, а город за его граффити потом следит и поддерживает соответствующий вид. Если не контролировать этот процесс, можем получить полностью разрисованный город.

— Логика понятна в отношении будущих рисунков. Но жители привыкли ко многим граффити, которые были нанесены до этих правил. Может быть, их не надо было трогать? По принципу закона, который не имеет обратной силы.

— Давайте разделим жителей на тех, кто проходит мимо, и тех, кто живет в домах с граффити. Те, кто проходит мимо,— им нравится, те, кто живет,— против таких рисунков. Случалось, что управляющие компании брали деньги за граффити со скрытой рекламой. Но жители выступали против такого рисунка на своем доме, обращались в различные инстанции, и приходилось все закрашивать. В ответ начинались разговоры, что «идет борьба с граффити, нас уничтожают, нам не дают возможности самореализовываться». На самом деле у нас огромное количество возможностей для самореализации, но нужны четкие правила для всех.

Комментарии
Профиль пользователя