Подробно

Сделай красиво

Дмитрий Леонтьев, сценарист, Москва

Журнал "Коммерсантъ Автопилот" от , стр. 73

Кто будет возражать, что сегодня именно автомобиль является воплощением красоты, а современная красота неразрывно связана со скоростью. Когда это началось? Когда красота и скорость слились воедино и стали драйвером современного мира? Ведь невозможно отрицать, что именно эти два параметра двигают прогресс, и он будет продолжаться по до тех пор, пока не победит шеринговая экономика.



Может, начнем с гонок на колесницах в Древнем Риме? Именно они были прародителем королевских скачек в Британии, а затем и Формулы 1. Однако это довольно элитарное развлечение, не тот масштаб. Были еще бутлегеры, что возили виски из Мексики в США, улепетывая от силовиков. Но маргиналов мы в расчет тоже не берем. Нужно что-то более массовое, что подтолкнуло современный мир сделать скорость и дизайн всеобщим мерилом.

Для ответа на этот вопрос надо вспомнить XIX век, когда между Старым и Новым Светом начали курсировать океанские лайнеры. Именно тогда появилась престижная награда – «Голубая лента Атлантики». Это был переходящий приз, он давался за скорость пересечения океана. Ничего подобного не было раньше. В 1841 году корабль «Колумбия» добрался до цели за 10 дней и 19 часов. Скорость составила 18,11 км/ч. Масла в огонь подлил тот факт, что за приз начали бороться несколько коммерческих компаний. Это было соревнование, плоды которого можно было использовать в рекламе, чтобы продавать больше билетов. В 1898 году в битву за «Голубую ленту» активно включилась Германия. Корабль Kaiser Wilhelm der Grosse совершил переход за 5 дней и 20 часов со скоростью 41,28 км/ч. Постепенно все больше людей стало перемещаться между Америкой и Европой. Перевозчики аккумулировали огромную прибыль и вкладывали ее в скорость и красоту. О дворцовых интерьерах первого класса я молчу, ведь даже для пассажиров третьего класса были обустроены отдельные обеденные комнаты со скатертями и серебряными приборами.

Что же авиация? Ее торжество пришло сильно позже. Так, в 1938 году полет из Лондона в австралийский Брисбен длился 11 дней и предполагал около 20 остановок. А рекламные буклеты британской авиакомпании Imperial Airways гласили: «Из Лондона в Сингапур – за 8 дней!».

Итак, отправной точкой можно считать уникальную историческую коллизию, когда мир разделился на Старый и Новый Свет и между ними начали курсировать корабли, соревнуясь друг с другом в скорости и красоте. Плоды этого мир пожинает до сих пор. Поэтому не стоит удивляться, что моторы для президентского Aurus мы заказываем у Porsche, а дизайн Lada делает англичанин. Ведь у нас – а также у китайцев, индусов и многих других народов – просто не было исторического опыта, который бы заставил усердно и, главное, с хорошей денежной отдачей трудиться над вышеназванными ценностями. Наоборот! Я вспоминаю одного из менеджеров «Автодора», который заявлял, что, если бы не плохие дороги, еще неизвестно, чем бы закончился поход в нашу страну Наполеона и остальных агрессоров.

Недавно был объявлен результат опроса санкт-петербургской публики на тему, каким они видят своего идеального губернатора. Оказалось, что прежде всего он должен быть хозяйственным, а на втором месте – его совесть. Все остальные пункты вроде партийной принадлежности или предвыборной программы ничтожны для жителей города. У товарища Си Дзинь Пина как-то спросили: а что такое, собственно, проект Шелкового пути? Журналист из Европы нуждался в разъяснении и четких примерах. Руководитель Поднебесной ответил, что «Один пояс – один путь» вовсе не требует какой-то конкретизации. Это, сказал он, наша философия.

О чем я? Пытаюсь вывести понятную нам формулу. Судя по всему, звучит она так: главное, чтобы человек был хороший. Ну, и автомобиль, получается, тоже. Разгон до сотни и красивый рисунок фар, как вы понимаете, без помощи европейцев сюда не впихнуть. В этом нет ничего позорного, как некоторые пытаются представить. Лично меня это даже восхищает.

Комментарии
Профиль пользователя