Коротко

Новости

партнерский проект

Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ   |  купить фото

Своя особая «Алабуга»

"Guide День республики". Приложение от , стр. 11

Башкирия вслед за другими российскими регионами решила создать особую экономическую зону (ОЭЗ). Ее планируют назвать «Алга» (от башкирского — «вперед») — созвучно с татарстанской ОЭЗ «Алабуга». С легкой руки спичрайтеров главы республики Радия Хабирова слово «Алга» набирает популярность. ОЭЗ самого распространенного в России промышленно-производственного типа, с нижним порогом инвестиций резидентов от 120 млн рублей, должна появиться на территории стерлитамакско-салаватского промышленного узла. В обустройство ее инфраструктуры власти Башкирии намерены направить 6,5 млрд рублей. Вопрос окупаемости вложений остается открытым, а тем временем есть планы создания второй ОЭЗ.


Первые особые экономические зоны в мире появились еще в 1960-е годы, а в России — в 2005 году. 14 лет назад пионерами в этой области стали Татарстан, Москва, Липецк и Санкт-Петербург, а теперь особые экономически зоны есть практически в каждом промышленно развитом регионе. В Башкирии над созданием ОЭЗ задумались в 2014 году, но дело долго не двигалось. Сначала в Корпорации развития рассматривали площадкой для создания ОЭЗ бывшую территорию недостроенной атомной электростанции в Агидели. Но проект получил отрицательное заключение региональных минэкономразвития и минземимущества. Ведомства не нашли оснований для создания такой зоны, и в следующие пять лет к этому вопросу в республике не возвращались.

С новой силой тема зазвучала летом. В июле идею создания башкирской ОЭЗ на территории стерлитамакско-салаватского промышленного узла (Ишимбайский и Стерлитамакский районы) на встрече с российским премьером Дмитрием Медведевым озвучил новый глава региона Радий Хабиров. Господин Медведев заявил, что «не видит оснований не поддержать эту инициативу». Уже в августе республика направила заявку на создание ОЭЗ в Минэкономразвития России и теперь ждет ее одобрения, а попутно готовит вторую заявку, на ОЭЗ на юге республики.

Первую ОЭЗ в Башкирии хотят создать промышленно-производственного, самого распространенного, типа. В роли резидентов пока обозначились «Газпром нефтехим Салават» и его крупный подрядчик «Салаватнефтехимпроект». Особых экономических зон такого типа в России уже десять. Ближайшие расположены в Татарстане («Алабуга») и Екатеринбурге («Титановая долина»). Минимальный инвестиционный порог вхождения в такие ОЭЗ для резидентов составляет 120 млн руб., в том числе 40 млн руб. должны быть вложены в первые три года. Для сравнения: у зон портового типа минимальный порог входа составляет в зависимости от проекта 120–400 млн руб., а в ОЭЗ технико-внедренческого и туристско-рекреационного его нет.

В ОЭЗ «Алга» — таково рабочее название особой экономической зоны — инвесторам обещают освобождение от уплаты налога на прибыль в региональный бюджет в первые пять лет работы (вне ОЭЗ составляет 17%), снижение налога на прибыль в федеральный бюджет с 3% до 2%. В последующие пять лет ставка налога на прибыль в региональный бюджет составит 5% вместо 18%, а после 2025 года — 13,5%. В первые 10 лет после постановки на учет в республике резидент также освобождается от уплаты налога на имущество организаций, составляющего 2,2%, земельного налога в местный бюджет (составляет 1,5%) и транспортного налога (10–250 руб. за 1 л. с. в зависимости от мощности и типа двигателя).

Как и в любой другой ОЭЗ резидентам башкирской зоны гарантируются стандартные для этого типа территорий льготы, в том числе освобождение от уплаты НДС и ввозной пошлины на импорт материалов и сырья, которые перерабатывают в пределах зоны, от ввозных таможенных пошлин и налогов на зарубежное оборудование, от уплаты НДС, ввозной и вывозной пошлины на товары, ввозимые и продаваемые на территории Таможенного союза.

В Корпорации развития республики, если судить по ее официальному сайту, процесс согласования идеи ОЭЗ считают формальностью. Ведомство уже собирает предварительные заявки от резидентов, обещая ускоренную амортизацию, понижающий коэффициент на аренду земельных участков, льготы по налогам. Для зоны подобраны четыре участка общей площадью 470 га, в периметре которых расположены Ишимбай, Салават и Стерлитамак с суммарным населением около 500 тыс. человек. «При выборе территории учитывались географическое положение, транспортная доступность, потенциал экономического и инвестиционного развития, возможность обеспечения резидентов энергетическими ресурсами, образовательный, научный и кадровый потенциал»,— обосновывал подбор площадок вице-премьер Илшат Тажитдинов.

Неизвестно, рассматривались ли другие, более подготовленные с точки зрения инфраструктуры территории, но «Алга», как сообщают в правительстве, потребует около 6,5 млрд руб. вложений в инфраструктуру. В эту сумму включено строительство четырех электрических подстанций стоимостью 2,7 млрд руб., сетей водо- и газоснабжения стоимостью более 600 млн руб., сетей водоотведения стоимостью около 280 млн руб., 20,4 км дороги с кольцевой развязкой стоимостью 1,14 млрд руб. и 8,5 км железнодорожных путей стоимостью 1 млрд руб. Кроме того, в предварительной смете учтены расходы на строительство 17 зданий и 60 сооружений таможни стоимостью 293 млн руб., административного здания стоимостью 137 млн руб. и благоустройство стоимостью 101 млн руб.

На фоне российского лидера в области ОЭЗ — Татарстана — модель башкирской «Алги» трудно назвать выдающейся. На первом этапе в ОЭЗ в Башкирии планируют привлечь восемь резидентов из числа предприятий химии, пищевой промышленности и приборостроения с общим объемом инвестиций 6,6 млрд руб. и создать 317 рабочих мест. К 2030 году власти рассчитывают увеличить число резидентов до 17, объем инвестиций до 22 млрд руб., число рабочих мест — до 1,2 тыс.

В Татарстане, для сравнения, действуют две ОЭЗ: кроме промышленной «Алабуги», созданной в 2005 году, в 2012 году была запущена технико-внедренческая ОЭЗ «Иннополис», позиционирующая себя как «ИТ-столица России». «Алабуга» — крупнейшая ОЭЗ в России, предоставляет площадки 57 резидентам, уже вложившим в проекты 120 млрд руб. На ее долю приходится 50% выручки и около 40% инвестиций всех российских ОЭЗ. «Иннополис» за семь лет привлек 80 резидентов с заявленным объемом вложений 9,7 млрд руб.

ОЭЗ на протяжении последних четырех лет неизбежно критикуются за неэффективность Счетной палатой РФ. В 2017 году ведомство признало, что за 11 лет эти территории так и не стали действенным инструментом поддержки экономики. На тот момент в них было создано всего 21,1 тыс. рабочих мест (на конец 2018 года — около 37 тыс.), бюджетные затраты на создание каждого из которых достигли 9,1 млн руб., а с учетом вложений инвесторов — вообще 21 млн руб.

Специалисты аналитического центра «Эксперт» (АЦ) также признают, что российские ОЭЗ не стали локомотивами регионального развития: в них занято менее 1% работников, приходится менее 1% инвестиций и около 3% в объеме отгруженной продукции. Хотя инвестиции резидентов ОЭЗ значительно превышают вложения в инфраструктуру, бизнесом это направление назвать сложно: у большинства управляющих компаний прибыли нет, отмечают в АЦ «Эксперт».

Успех ОЭЗ «Алга» будет зависеть от того, какие полномочия получит регион в части установления налоговых льгот и насколько активно власти смогут обеспечить ее инфраструктуру, говорит руководитель проекта ОЭЗ «Алга» в Корпорации развития Башкирии Айбулат Хайбуллин.

Доктор экономических наук, член-корреспондент Академии наук Республики Башкортостан Рустем Ахунов напоминает, что «не все российские ОЭЗ оправдали ожидания», и «есть риск, что большое вкачивание бюджетных средств в инфраструктуру обернется долгой окупаемостью». Место расположения ОЭЗ «Алга» — на стыке трех крупных промышленных городов, по мнению эксперта, выглядит удачным. «Следовательно, резидентами будут компании из традиционных для республики отраслей: нефтехимии и малотоннажной химии, вероятно, машиностроения. Безусловно, встанет задача привлечения рабочих кадров и специалистов, а также управленческого персонала»,— отмечает он. «С точки зрения того, что особые экономические зоны — это история для всей страны и туда, по задумке, придут федеральные ресурсы, то это, несомненно, большой плюс для Башкирии»,— добавил господин Ахунов.

«Основная задача сегодня — это поиск резидентов. Если мы растянем период заселения зоны, рискуем снизить эффект от создания ОЭЗ»,— говорит бывший первый вице-президент Торгово-промышленной палаты республики, депутат Курултая Булат Асадуллин. Он обращает внимание на то, что оператору ОЭЗ, которая находится на стыке трех муниципалитетов, придется наладить межведомственное и межмуниципальное взаимодействие администраций, «с чем у нас не всегда хорошо».

«Идея особых экономических зон как площадок для бизнеса была очень интересной, но на практике столкнулась с мышлением руководителей компаний-резидентов, многие из которых вместо инноваций предпочли положить полученные госденьги на депозиты, и уже с процентов по депозитам финансировать текущую деятельность: выплачивать зарплаты, ремонтировать офисы, убирать территорию,— отмечает аналитик «Алор брокер» Алексей Антонов.— Получив около 186 млрд руб., ОЭЗ сгенерировали налоговые и таможенные платежи только на 40 млрд рублей, а стоимость рабочего места в ОЭЗ варьировалась от 9 до 21 млн руб., что в 20–40 раз больше, чем в среднем по экономике! Возможно, так получилось из-за того, что эти зоны инноваций создавались в приказном порядке «сверху». В по-настоящему инновационной экономике это должен быть запрос «снизу», от предпринимателей. Хочется верить, что в Башкирии это именно так. Относительно успешными ведь стали те ОЭЗ, где уже и так все было хорошо с предпринимательской активностью, например, в Липецкой области, или туристический кластер на Кавказе, где и так был большой поток туристов. Рыночная экономика не терпит приказного порядка развития».

«Сейчас происходит переосмысление всей концепции ОЭЗ, поскольку появились такие крупные и успешные проекты, как «Алабуга», «Санкт-Петербург». Их опыт будет экстраполироваться на другие экономические зоны,— отмечает директор НАО «Евроэксперт-Поволжье» Роман Абдуллин.— ОЭЗ в Башкирии будет нацелена на крупный бизнес, соответственно задача номер один — собрать опыт успешных зон в других регионах, привлечь якорных крупных резидентов, вокруг которых будет формироваться пул более мелких. Ошибки многих ОЭЗ состоит в том, что одних налоговых льгот для привлечения бизнеса недостаточно. Успех «Алабуги», например, можно объяснить и тем, что там была создана целая инфраструктура, начиная от детских садов и жилья для сотрудников, налажена система транспорта, выстроена система оперативного решения вопросов выделения мощностей, подключения к коммуникациям, маркетинговые акции».

Влада Шипилова, Наталья Павлова


ДОСЬЕ


ОЭЗ в России создавались для привлечения иностранного капитала в российскую экономику, локализации производств, трансферта технологий и создания новых видов продукции. По состоянию на сентябрь в 26 российских ОЭЗ работают более 730 резидентов из 38 стран, которые создали 43 тыс. рабочих мест и заявили около 900 млрд руб. (реально вложено около 340 млрд). В стране сегодня действуют 10 ОЭЗ промышленно-производственного типа, шесть технико-внедренческих, девять туристско-рекреационных и одна, в Ульяновской области,— портового типа.

Пока, по данным Минэкономразвития РФ, количество резидентов (более 700 по итогам 2018 года) в российских ОЭЗ растет, равно как и их выручка (совокупная по итогам 2018 года составила 193 млрд руб.). Однако, например, в татарстанской «Алабуге» в 2018 году резиденты снизили объем вложений практически вдвое, до 13,9 млрд руб. Производительность труда в разные годы в ОЭЗ была не одинакова — так, в 2012 году она составляла 4,7 млн руб. на человека, в 2013 году — 5,4 млн, к 2015 году снижалась до 4 млн руб., а в 2016 году снова выросла до 5,4 млн руб. При этом средний показатель производительности труда за пределами ОЭЗ в России в тот же период неуклонно рос: с 2,9 млн в 2012 году до 4 млн руб. на человека в 2016-м.

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя