Коротко

Новости

Подробно

Художник предъявил документы

Главных героев в творчестве Михаила Карасика двое — Книга и он сам. И, надо п

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9


В Мраморном дворце, в Русском музее, открыта выставка Михаила Карасика "Автопортрет". Таким образом один из самых известных петербургских художников книги отмечает свое 50-летие.
       Главных героев в творчестве Михаила Карасика двое — Книга и он сам. И, надо признать, на этой выставке они выступают в полном согласии. Большая часть экспозиции Михаила Карасика посвящена Михаилу Карасику — в лицах и документах. Документы подлинные, но очень большие: паспорт, трудовая книжка, сберегательная книжка скопированы один к одному, со всеми подписями и печатями, увеличенные раз в десять, если не больше. Этакими фолиантами они пугают — официальная правда жизни оказывается уж слишком публично обнаженной. Надпись в пятом пункте паспорта "еврей" выглядит приговором, печати о двух браках и одном разводе — обвинением, отметки о прописке/выписке — грозным напоминанием вроде "Не балуй!".
       Сам художник за документами тоже не прячется. Каждую книгу сопровождает текст, и почти каждый начинается с "я", "мне", "мое". "Кажется, в моей внешности есть что-то обманчивое. Смешно говорить, что некоторым я представляюсь умнее, чем есть..." — из книги "Автопортрет" (1997). "Единственная книжка в моем доме, в которую я никогда не заглядываю, это паспорт..." — из книги "Паспорт" (2001). "Как и большинство мужчин, я редко смотрюсь в зеркало..." — из книги "Трудовая книжка, или Автобиография с производственным уклоном" (2001). "Ничто не мешает моему духу как мое собственное тело..." — из книги "Пространные размышления об аскетизме" (1995). И в таком роде на много-много страниц.
       Господин Карасик обнажает не только душу, но и лицо — через свои не снимаемые никогда очки он смотрит на нас со стен и со страниц своих книг-документов. Такая позиция вызывает уважение. Саморефлексия, возведенная в искусство и низведенная до единственного жанра, который на самом деле занимает автора,— до "книги художника". Маниакальное стремление все вокруг, даже собственную жизнь, упрятать под обложку. До сих пор Михаил Карасик демонстрировал, что обложкой может быть все что угодно — варежка, стелька, бутылка, чемодан, баян, дверь с ручкой. Но под обложкой почти всегда скрывалась сильно иллюстрированная, но литература — Тимур Кибиров, Даниил Хармс, Валентин Каверин, Алексей Крученых, Пастернак и опять Хармс, Хармс, Хармс.
       Этой выставкой он выворачивает книгу наизнанку: ее начинка — художник, а обложка — лишь крышка официального документа. В начале книги "Сберегательная книжка" (2003) Карасик вроде как сетует, но на самом деле хвастается: "Все большие музеи должны мне деньги за когда-то взятые на закупку работы". Это очень похоже на правду — его работы действительно есть не во всех, но в куче больших и малых музеев и, конечно, библиотеках по всему миру. Он великий промоутер своего жанра и себя самого и в этом деле достиг больших успехов. Что хорошо и для жанра, и для художника.
КИРА Ъ-ДОЛИНИНА

Комментарии
Профиль пользователя