Коротко

Новости

Подробно

Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ

Совладельцу «Юлмарта» пригрозили банкротством

ВТБ подал заявление о несостоятельности Дмитрия Костыгина

Газета "Коммерсантъ С-Петербург" от , стр. 12

Банк ВТБ решил обанкротить Дмитрия Костыгина, который задолжал ему в качестве поручителя по кредиту «Юлмарта» более 650 млн рублей. После того как Дзержинский райсуд Петербурга установил наличие долга, кредитор добивается исполнения этого решения на Кипре, пытаясь получить контроль над бывшими активами бизнесмена. Юристы господина Костыгина рассчитывают, что ситуация будет урегулирована благодаря заключению мирового соглашения с кредиторами интернет-ритейлера.


На прошлой неделе банк ВТБ подал заявление о личном банкротстве предпринимателя Дмитрия Костыгина, указано в картотеке арбитражных дел. Как пояснил “Ъ” представитель ВТБ, господин Костыгин не исполнил обязательства поручителя по кредиту НАО «Юлмарт» на 650,8 млн рублей. Вернуть эту сумму банку в июле 2017 года обязал предпринимателя Дзержинский райсуд Петербурга. Заявление кредитной организации пока не принято к рассмотрению.

Димтрий Костыгин вместе с партнерами является совладельцем сетей «Юлмарт», «Рив Гош», «Улыбка радуги», «Дикая орхидея», «Ряды», предприятия по производству кондитерских изделий «Любимый край». В 2019 году он занял 192-е место в рейтинге «200 богатейших бизнесменов России» с состоянием в $500 млн.

Как сообщал “Ъ”, решение Дзержинского райсуда стало поводом для ареста на Кипре крупных пакетов акций групп «Дикая орхидея» и «Рив Гош» (см. “Ъ” от 16.10.2018). Обеспечительные меры были наложены окружным судом Никосии по заявлению ВТБ в октябре прошлого года. В банке утверждали, что предприниматель пытался «скрыть активы» от кредиторов, передав их Инне Мейер, супруге своего партнера по бизнесу Августа Мейера. Ранее ВТБ арестовал виллу господина Костыгина в Сен-Тропе, оцениваемую в €25 млн, а также пакет акций «Юлмарта» в компании Koshigi Limited (БВО) (см “Ъ” от 13.07.2017). В ВТБ сообщили “Ъ”, что в рамках работы с проблемной задолженностью продолжают осуществлять «все необходимые процедуры в целях получения контроля над иностранными активами господина Костыгина».

В сентябре прошлого года арбитраж включил требования ВТБ к НАО «Юлмарт» в реестр кредиторов по делу о банкротстве компании. Господин Костыгин рассказывал “Ъ”, что общая сумма требований к ритейлеру составляет около 5 млрд рублей. В число кредиторов «Юлмарта» также входят Сбербанк, Связь-банк, «Уралсиб», банк «Санкт-Петербург».

На протяжении последних лет «Юлмарт» сотрясает корпоративный конфликт. Его причиной стали разные взгляды на развитие бизнеса между мажоритарными акционерами ритейлера Дмитрием Костыгиным и Августом Мейером (через Koshigi и Svoboda владеют 61,5% головной компании интернет-ритейлера UHL) и их партнером по бизнесу Михаилом Васинкевичем (контролирует 38,5% акций UHL через DUF). Последний с консультантами инвесткомпании А1 (входит в «Альфа-групп») обратился в Лондонский суд, который в июле 2018 года обязал Koshigi и Svoboda выкупить 38,5% «Юлмарта» за $67 млн. Однако несмотря на это сделка не состоялась, в ее срыве стороны обвиняли друг друга. Весной стороны заявили о намерении урегулировать конфликт в российской и зарубежных юрисдикциях.

Иск ВТБ возник из-за долга НАО «Юлмарт», тогда как Дмитрий Костыгин денег в банке не брал и «строго говоря, не является его прямым должником», сообщил “Ъ” партнер, руководитель практики разрешения споров коллегии адвокатов Pen & Paper (представляет интересы предпринимателя) Станислав Данилов. «Мы надеемся, что это заявление не приведет ни к каким результатам и со всеми кредиторами, включая ВТБ, в ближайшее время будет достигнуто мировое соглашение, которое комплексно решит вопросы всех долгов "Юлмарта"»,— подчеркнул юрист. Перспективы примирения с кредиторами господин Данилов связывает с прекращением корпоративного конфликта. Мировое соглашение может одобрить только UHL, а «компаньонам моего доверителя нет резона за него голосовать, если их вопрос не решен», заметил юрист. По его словам, урегулирование конфликта между акционерами «находится на финишной прямой». Дмитрий Костыгин от комментариев отказался.

Банкротство физического лица позволяет обеспечить более эффективный доступ к имуществу должника, на которое можно обратить взыскание в целях погашения долга, а также оказать на должника давление, если вариант с банкротством для него неприемлем, говорит управляющий партнер юрфирмы «Вестсайд» Сергей Водолагин. При этом для некоторых должников банкротство может являться выходом из ситуации, поскольку в результате личного банкротства все требования, которые не были удовлетворены, считаются погашенными, добавляет он.

Константин Куркин


Комментарии

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя