Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ

«БАД — это средства для профилактики заболеваний, ими не надо лечиться»

Интервью

"Компании". Приложение от , стр. 35

В 2017 году основатель группы «Фармакор» Александр Афанасьев продал аптечную сеть и сосредоточился на развитии производственного бизнеса. К середине 2019 года объем выпуска биологически активных добавок и лекарственных средств на его заводах увеличился в несколько раз. Опираясь на опыт работы в качестве контрактной площадки, компания намерена выйти на новый уровень — локализационные проекты, а экспертная база в рознице позволит ей спланировать расширение собственного портфеля как по дженерикам, так и по БАД, рассказывает коммерческий директор ООО «Фармакор Продакшн» Елена Новикова.


BUSINESS GUIDE: Что сейчас представляет собой компания? Сколько у вас производственных площадок, каковы их мощности?

ЕЛЕНА НОВИКОВА: У нас две производственные площадки: по выпуску готовых лекарственных форм (ГЛФ) на Ленинском проспекте и биологически активных добавок (БАД) — на улице Репищева. На заводе ГЛФ три производственные линии, где мы делаем таблетки и саше, а кроме того — занимаемся контрактным производством: упаковываем ампулы и капсулы. Это около 25 млн порошков в пакетиках и 500 млн таблеток в год. Но сейчас мы перестраиваем завод, меняем таблет-прессы, и к ноябрю его мощности увеличатся в три-четыре раза. Завод БАДов в прошлом году переехал с арендованных площадей. Производственные площади увеличились в два раза, мощности — в четыре. Сейчас мы делаем следующие виды продукции: капсулы, саше, стики и порошки в банках.

BG: Сколько стоил перенос этого производства?

Е. Н.: Около 270 млн рублей в течение 2,5 лет, и мы продолжаем инвестировать. Модернизация потребовала значительных усилий, но в результате мы получили сертификаты GMP на обе производственные площадки и, как следствие, возможность наладить на них более современные формы выпуска.

BG: Где на российском фармацевтическом рынке позиции компании наиболее сильны, какую долю на нем вы занимаете?

Е. Н.: Наша сильная сторона — это многолетний опыт в качестве контрактной площадки для европейских партнеров, а также надежная система качества, опытный персонал, умение быстро реагировать на изменения на фармацевтическом рынке. Мы производим топовые позиции для европейских партнеров. В частности, глиатилин — один из самых востребованных в России препаратов для лечения и предотвращения инсультов итальянской компании Italfarmaco, для финской Orion Corporation — метипред, тамоксифен. В собственном портфеле — дженерики для лечения сердечно-сосудистых заболеваний, сахарного диабета, аллергии и другие. В настоящее время наша компания занимается, помимо выпуска имеющихся в портфеле лекарственных средств, и разработкой новых продуктов. В 2019–2020 годах мы ожидаем получения регистрационных удостоверений на два лекарственных препарата. Уже осенью 2019 года в продажу поступит новый лекарственный препарат нашего производства под торговым названием «Диабефарм МВ», его международное непатентованное наименование (МНН) — гликлазид. Препарат «Диосмектит» (МНН — смектит диоктаэдрический) уже третий год обеспечивает годовую потребность на торгах Министерства обороны для обеспечения армии и ВМФ.

BG: По информации на вашем сайте, 90% лекарственных средств компании входит в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов. Какие новые продукты вы намерены выводить на этот рынок?

Е. Н.: В первую очередь — из области неврологии, онкологии и гинекологии.

BG: Каково соотношение собственного и контрактного производства компании, есть ли планы по его изменению?

Е. Н.: В прошлом контрактное производство у нас занимало около 80%, сейчас это 60%. Стоит задача наращивать долю собственных препаратов в портфеле. Но в то же время к нашей компании велико доверие аптечных сетей, которые хотят делать продукты под собственной торговой маркой. К тому же опыт работы с иностранными партнерами привлекает к нам другие зарубежные компании как с запросами на отдельные стадии производства, так и с более серьезными — на полную локализацию технологии производства.

BG: Что это за компании, препараты?

Е. Н.: Сейчас мы ведем переговоры по двенадцати позициям, но пока не можем их называть. В частности, одна из крупных индийских компаний намерена производить свои препараты на наших мощностях по полному циклу, а кроме этого, изучается возможность создания совместного предприятия по производству субстанций.

BG: Понадобится ли для этого новое строительство, дополнительные инвестиции, сколько будет стоить этот проект?

Е. Н.: Да, конечно. Но пока говорить о параметрах проекта рано, так он находится в стадии согласования.

BG: Каковы финансовые показатели и ваша долговая нагрузка за 2018 год, а также плановые на год 2019-й?

Е. Н.: По состоянию на 31 августа 2019 года наш оборот уже больше, чем весь оборот за 2018 год. В планах его и дальше увеличивать.

BG: А каковы планы касательно производства БАД?

Е. Н.: В прошлом году мы за шесть месяцев построили новую современную площадку по выпуску биологически активных добавок и дальше планируем расширяться. На рынке есть потребность в новых формах. Мы стремимся полностью отвечать запросам своих действующих и новых заказчиков, а также изучаем мировые тенденции и адаптируем их на рынке России. Кроме того, из всех рабочих поездок на различные специализированные выставки мы привозим самые интересные идеи продуктов и форм. Например, наши технологи разработали для аптечной сети Ассоциации независимых аптек линейку для женщин in-garma, это означает «женщина в гармонии с природой, со здоровьем». А для себя мы сделали линию, которая называется Sibella, что с итальянского переводится как «ты красивая». Эти продукты по качеству не уступают американским и европейским БАД для здоровья женщины.

BG: Каков, по вашим расчетам, объем сегмента добавок для женщин? И насколько широко распространение БАД на российском рынке?

Е. Н.: С моей точки зрения, он бесконечен. Женщины покупают БАД и для себя, и для мужа, и для детей, и для родителей. Более 70% покупателей аптек — это женщины.

Распространение биологически активных добавок в России — вопрос непростой. У нас разная культура применения с общемировой. В Европе, Америке и Японии БАДы применяют для профилактики заболеваний. У нас такой практики пока нет. По статистике, в 2017 году около 80% продаж российских аптек составляли лекарства и только 20% — косметика, БАДы и санитарно-гигиенические медицинские изделия. В Европе на биологически активные добавки приходится 60% продаж, а в Америке — 70%. БАД — это средства для профилактики заболеваний, ими не надо лечиться.

BG: В чем состоит ваша стратегия наращивания доли на этом рынке?

Е. Н.: Надо выбирать свою нишу и развиваться в ней. Мы слышим и понимаем запросы аптечных сетей, дистрибуторов, импортных и российских заказчиков продукции. Имея опыт управления собственной розничной сетью, мы понимаем, как удовлетворять их потребности. Для аптек важны сочетание цена-качество и возможность наших технологов создавать новый продукт под конкретный запрос заказчика.

BG: Какая доля вашей продукции раньше шла через аптечную сеть «Фармакор»?

Е. Н.: Около 2%. Продажа аптечной сети никак не отразилась на продажах производства.

BG: Какую часть продукции вы экспортируете и в каких направлениях планируете расширять регионы присутствия?

Е. Н.: Наши БАДы продаются на территории Беларуси, Казахстана и Армении, в октябре начнем поставки в Узбекистан. Подписано соглашение по нашим продуктам с Йеменом. Пока мы в начале этого пути, но намерены активно наращивать объемы экспорта.

Подготовила Елена Исаева


Комментарии

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя