Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ

В дело Валерия Израйлита вписали амнистию капиталов

Можно ли говорить о нарушении закона со стороны ФСБ

от

Декларацию, поданную в рамках амнистии капиталов, впервые использовали против предпринимателя. В Кремле считают, что бизнес по-прежнему может доверять президентским гарантиям. Речь идет об уголовном деле в отношении совладельца компании «Усть-Луга» Валерия Израйлита. Его подозревают в хищении 93 млн руб. при строительстве порта на побережье Финского залива. ФСБ запросила у налоговой службы декларацию предпринимателя, чтобы обвинить его в выводе средств за границу и легализации преступных доходов. Теперь ему грозит до десяти лет тюрьмы. При этом президент Владимир Путин, когда объявлял амнистию капиталов, обещал, что информация не будет применяться против тех, кто воспользовался послаблением. Нарушено ли обещание президента? И что это означает для других бизнесменов? Разбирался Григорий Колганов.


Валерий Израйлит воспользовался амнистией капиталов в 2016 году. Он задекларировал контролируемые им иностранные компании, квартиру в Лондоне, акции, банковские счета. У одной из своих фирм он собирался купить собственную яхту, чтобы объяснить перевод валюты за границу. Это позволило обвинить бизнесмена в выводе средств по подложным документам и их легализации. Но ФСБ вообще не должна была получить доступ к декларации предпринимателя, уверена его адвокат Виктория Бурковская: «Право приобщать к делу сведения, содержащиеся в этой декларации, дано только обвиняемым в качестве доказательств защиты — это прямо прописано. Закон говорит даже не о самой спецдекларации, а о сведениях из нее. То есть, по сути, использовать их нельзя».

Когда Владимир Путин анонсировал амнистию капиталов, он заверил, что бизнес «не столкнется с уголовным или административным преследованием, и к нему не будет вопросов со стороны налоговых служб и правоохранительных органов». Но, кажется, власти нарушили свое обещание, причем еще в 2017 году — именно тогда ФСБ получила декларацию Израйлита. Бизнес-омбудсмен Борис Титов согласен с такой постановкой вопроса, но предлагает считать инцидент единичным случаем: «То, что произошло, это нарушение принципов, которые были задекларированы в амнистии капиталов. Пока не стоит делать системных выводов из этого, просто у нас правая рука не знает, что делает левая. Тем не менее, это проблема, и хорошо бы ее купировать в том состоянии, в котором она есть.

Мы сегодня обращаемся в Верховный суд, чтобы они дали четкое разъяснение, что эти материалы не могут быть использованы в качестве доказательств».



Но как насчет закона? Нарушен ли он в ситуации с Израйлитом? Партнер юридической фирмы FMG Group Михаил Фаткин полагает, что нет. Просто российским предпринимателям стоило бы помнить, что амнистия капиталов принималась под вполне конкретных бизнесменов, и гарантии властей звучали скорее для них. «Закон принимался после 2014 года, когда у ряда “отцов отечества” возникли проблемы санкционного характера за рубежом, и им необходимо было вернуть деньги в Россию. С юридической точки зрения власть ничего не нарушила. В законе говорится, что к уголовной ответственности по налоговым и валютным составам привлекать не будут. А лица, получившие деньги за счет незаконной деятельности, к уголовной ответственности будут привлекаться в любом случае»,— заявил Фаткин.

Могут ли теперь предприниматели, заинтересованные в амнистии своих капиталов, доверять словам президента о том, что им не грозит преследование? Этот вопрос “Ъ FM” задал пресс-секретарю Владимира Путина Дмитрию Пескову. Ответ вроде бы должен успокоить бизнесменов: «Безусловно, бизнес может доверять словам президента. Но что касается этого конкретного случая, не зная деталей дела, очень сложно что-то сказать. В целом все гарантии, которые давались, конечно, должны выполняться».

Будет ли третий этап амнистии капиталов привлекателен для бизнесменов

Читать далее

Поверят ли предприниматели заявлениям или их скорее напугают действия силовиков, станет понятно после 1 марта будущего года, когда завершится третий этап амнистии капиталов.

Как заявлял ранее первый вице-премьер, глава Минфина Антон Силуанов, только первой амнистией капиталов воспользовались более 7 тыс. предпринимателей.

Комментарии
Профиль пользователя