«Татнефть» рассказывает сказки

Стиль Стрит-арт

Чем удивляет нефтяная столица Татарстана

У главы «Татнефти» Наиля Маганова велосипед есть, и при желании он мог бы проехать вдоль улиц родного Альметьевска больше 100 км: в городе со 150 тыс. населения имеется развитая сеть велодорожек. Однако человек, входящий в число 25 самых высокооплачиваемых топ-менеджеров страны, предпочитает гулять с мамой и рассматривать стены домов — муралы. За последние три года небольшой татарский городок превратился в центр отечественного паблик-арта.

Песок из Таиланда

Программа «Сказки о золотых яблоках» начала реализовываться в Альметьевске в 2017 году с подачи «Татнефти». «Яблоко» на татарском — «алма». И хотя исторически название происходит от имени основателя города муллы Альмухаммата, плод этот в татарской мифологии такой же знаковый символ, как и в мировой. И не только в мифологии: если пройтись сентябрьским днем по альметьевской улице Пушкина, можно попробовать райские яблоки всяких цветов и размеров. Есть аллея «Яблони Победы» на Чехова, сибирские сорта на Ленина. Да что там, даже на городском пляже высадили фруктовый сад.

Хотя это и не главная его достопримечательность. В 2016 году в рамках Года водоохранных зон пляж усыпали 2,5 тыс. тонн белоснежного песка из Таиланда, вложив в реконструкцию 163 млн рублей: как говорят таксисты, поначалу местные норовили унести кусок роскошной жизни домой, но со временем привыкли.

Нефтяная столица Татарстана в принципе удивляет. Здесь есть несколько заправок с бензином АИ-100 по 50,2 рубля за литр. Станция для зарядки электромобилей — для единственной (пока) «Теслы». Но рядом со всеми этими свидетельствами овердоходов — больше десяти средних специальных и высших образовательных учреждений, роскошные детские площадки (лучшая — у каскада прудов) и огромное количество спортивных объектов. От скейт-парка на каскаде можно дойти до вейк-парка, из «Дома каратэ» метнуться в «Теннис-сити», а из ДС «Юбилейный» за пару минут догулять до ледового дворца «Нефтяник». За бортом внимания останутся горнолыжный комплекс «Ян» с семью подъемниками (шесть подъемов — 300 рублей), многочисленные стадионы, центры активного долголетия для пенсионеров с бесплатными тренажерами, работающими в щадящем режиме.

И все же главный повод удивиться — здешний паблик-арт.

Белая волчица и женщина-гусыня

Три года назад «Татнефть» привлекла к программе петербургский Институт исследования стрит-арта. (По некоторым данным, идея развивать в городе уличное искусство принадлежит бывшей главе пресс-службы компании Нурие Валеевой.) Сейчас над «Сказками о золотых яблоках» трудится команда из 40 человек, не считая художников, сторонних экспертов и прочих.

Второй год подряд в теплое время (в 2019-м — до конца сентября) водят бесплатные велоэкскурсии по муралам, длящиеся по два-три часа. Прокат велосипедов тоже бесплатный. Часть гидов специализируются на пеших экскурсиях, другие — на прогулках с детьми. Поучаствовать в прогулках приезжают гости не только из Набережных Челнов и Казани: из Москвы и Петербурга до ближайшего аэропорта Бегишево — два часа полета. Плюс около 80 км по трассе.

Всего объектов паблик-арта — больше 20.

Вот «Котлы булсын! Будь счастлив!» подольчанина Романа Kreemos’а: на медных монетах Золотой Орды XIII–XIV веков такая надпись встречается от Болгара до Крыма и Румынии. Вот «Умение» Гузель Гариповой из Казани: огромный мурал — одна из страниц букваря со словами татарского алфавита. Гузель делала работу на сносях, возможно, поэтому на ней — шумная компания детей.

Вот «Защитник» афинского художника Fikos’а. В работе, основанной на мифе о золотой птице, мастер изобразил богатыря-батыра, побеждающего семиглавого змея. В профиль батыр — копия Рудольф Нуреев: Fikos вспоминал, кто из татар известен во всем мире — и образ танцовщика одним из первых пришел ему на ум. Ориентация ли Рудольфа Хаметовича тому виной, тот ли факт, что аждаха удивительно похож на зеленого змия, но местные жители долго не могли смириться с картиной и требовали закрасить ее.

Естественно, изначально провокативный стрит-арт — это вам не «Утро в сосновом лесу», обязательно найдется кто-то, кто недоволен. С жителями ведут длинную работу пре- и постфактум: устраивают чаепития с баурсаком (это такие пончики) во дворах, спрашивают, как они отнесутся к перспективе увидеть на стене своего дома белую волчицу или женщину-гусыню.

Прежде чем нарисовать именно ее, уругваец Николас Санчес (Alfalfa) встретился с местными бабушками и объяснил им замысел: женщина с головой гусыни — собирательный образ татарки, домовитой, хозяйственной, все успевающей, ориентированной на семью. Бабушки согласно кивали, осторожно дотрагивались до пробитых «тоннелями» ушей Николаса и обнимали его на прощание.

Итальянского классика уличного искусства Hitnes’а дети прозвали Хитманом. Вышедший из партизанского подполья стрит-арта Хитман-Хитнес не обиделся, а нарисовал на доме сюжет из старинной сказки «Зухра», в которой мать превращает своих детей в птиц.

Испанка Ракель Родриго связала на стене дома панно — цветы льна на сетке-рабице, к созданию художница привлекла местных жителей. Даша Зорькина из Берлина сделала мультфильм и анимационный арт-объект — тоже с участием альметьевцев. Рязанец Александр Демкин расписал огромную стену супермаркета «Магнит» работой с дигитальными искажениями. Валенсиец Антонио Сегура Донат (Dulk) изобразил легендарную белую волчицу Ак Буре. И это только художники нового сезона 2019 года.

Муфтий Внутренней России

А вот работа киевлянина Димы Fatum’а наверняка придется по душе большинству. На мурале в жанре оптических иллюзий можно увидеть портрет Ризы Фахретдинова — башкиро-татарского просветителя, востоковеда, энциклопедиста, философа, занимавшего пост муфтия Внутренней России и Сибири с 1922 по 1936 год, до своей смерти. В жернова репрессий Ризаэддин не попал, но сразу после его кончины начались массовые аресты мусульман.

«В силу того что мы перестали заниматься воспитанием девочек, среди нас становится меньше великих личностей»,— писал Риза Фахретдинов. Сборник его цитат можно полистать в мемориальном музее, с 1995 года открытом в родном доме философа в деревне Кичу Чаты (Кичучатово), в 9 км от Альметьевска.

Директор Диляра Гимранова водит экскурсии по музею, начинающему работу с восьми утра. 5 тыс. экспонатов не помещаются в нескольких комнатках, но то, что вместилось, заслуживает визита. Все эти вроде бы рядовые (на деле — символичные) узоры на занавесях, горизонтальные маслобойки, старинные фотографии, любовно сооруженное фамильное древо говорят о Татарстане больше, чем рекламные проспекты.

«На мне нарядное платье с двумя оборками,— делится Диляра.— Оборки широкие, значит, такое платье могло принадлежать женщине из состоятельной семьи. Оборок две: в семье двое детей. Ткань разноцветная — мальчик и девочка».

Если выйти из музея и свернуть налево, через реку, мимо таблички с надписью «Сабантуй», придешь к холму, у подножья которого каждый год отмечают Праздник плуга. Наверху холма — скульптура: звезда и полумесяц. Виды отсюда удивительные, а для тех, кто давно бежит и не может остановиться, это хорошая возможность сделать паузу: крутой подъем, 360 градусов ветра и тишины.

Сад мифических существ

«Я не готов ответить, какая работа у меня самая любимая, — по настроению,— говорит о муралах Наиль Маганов.— Проект выглядит как единая концепция, и что-то оттуда выдергивать сложно, хотя и можно. Но в целом это смотрится лучше, многогранней. Мы сейчас гуляем с мамой. И я, с одной стороны, хвастаюсь перед ней тем, что делается в городе, а с другой — еще и смотрю, нужно ли что-то доработать. В частности, когда на этой площадке работали художники, мы с ними обсуждали, как проложить трубы, сделать переходы для велосипедистов так, чтобы через дороги они пролетали не останавливаясь».

Под «этой» глава «Татнефти» имеет в виду территорию рядом с котельной «Альметьевских тепловых сетей». По всему периметру большого здания — работа москвича Артема Стефанова «Теории происхождения нефти». Словосочетание «девонская нефть» знакомо любому альметьевскому школьнику, а банк «Девон-кредит» и Девонская улица только подкрепляют знания.

В октябре — ноябре этого года гигантские рыбы, аммониты и трилобиты, украсившие стены котельной, оживут: в городе откроется первая в стране медиаинсталляция дополненной реальности. Днем можно будет поднести экран телефона к одному из пяти спотов, и здание в смартфоне уйдет под воду: органическая, неорганическая и космическая теория развернутся перед зрителем во всей своей цифровой мощи. Вечером будет работать лазерная инсталляция. Все это — дело рук команды «СЕТАП».

В более отдаленной перспективе — появление сада мифических существ. «Это персонажи татарской мифологии,— рассказывает об идее сооснователь Института исследования стрит-арта Полина Еж.— Никита Петров (заведующий лабораторией теоретической фольклористики РАНХиГС. — «Ъ-Стиль») с помощниками ездили по окрестным селам и деревням, собирая рассказы местных жителей. На основе их художники создадут арт-проекты. Этот сад — многолетняя история. Это проект про вечность и волшебство, который останется после нас. В нем задействованы эксперты паблик-арт программы, одно из лучших ландшафтных бюро России "Мох" и ландшафтный архитектор Анна Адасинская».

«Сказки о золотых яблоках» рассчитаны на пять лет. В рамках программы в Альметьевске также появятся семиметровая скульптура — нефтяной факел. Число велоэкскурсий увеличится до трех-пяти. Есть концепция реконструкции улицы Гагарина, сейчас довольно сонной.

«Мы наметили зоны притяжения, где их будем строить и чем заполнять,— объясняет Наиль Маганов.— Договорились, что каждый житель должен иметь возможность дойти пешком до них минут за 15. Не надо нам огромных торговых центров: люди в них пропадают, а улицы пустые. А город живет, когда они полные».

Наталья Лавринович

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...