Коротко

Новости

Подробно

Фото: Elif Ozturk / Anadolu Agency / Getty Images

«Кнут» правду сыщет

Открылась ярмарка Contemporary Istanbul

от

В Стамбуле открылась ярмарка современного искусства Contemporary Istanbul (CI), как обычно сделанная при поддержке Akbank. CI проходит в 14-й раз, в ней участвуют 73 галереи из 23 стран, причем около трети — из самой Турции, которая пребывает в радостном предвкушении музейного и художественно-рыночного бума. Из Стамбула — Анна Толстова.


Советский нонконформизм — последнее, что ожидаешь увидеть на ярмарочной выставке «Недавние приобретения»: некоммерческий проект серого художественного кардинала CI, влиятельного стамбульского критика и куратора Хасана Бюлента Кахрамана, показывает, чем за два минувшие года отоварились турецкие коллекционеры современного искусства. Турецкие вкусы разнообразны и космополитичны — от Жоржа Матье и Герхарда Рихтера до Павла Альтхамера и Басима Магди, а завершает экспозицию «Доллар» Леонида Ламма, бронзовый символ капиталистического дензнака, составленный из двух коммунистических серпов-и-молотов,— икона позднего соц-арта попала в собрание видного стамбульского предпринимателя и коллекционера Эмина Хитая. И эта работа идеально отвечает духу сегодняшнего Стамбула, захваченного бешеным девелопментом на фоне гиперурбанизации: неважно, какая идеология стоит за денежными потоками, главное — чтобы они не иссякали, а современное искусство придаст течению прогрессивный вид.

Основанная в 2006 году, Contemporary Istanbul — почти что ровесница Art Dubai, но до дубайского размаха и авторитета в мире современного искусства исламской Азии ей далеко.

Речь вовсе не о высоких ценах: стамбульская Sevil Dolmaci Art Gallery, предпочитающая первые имена европейского искусства, просит €2 млн за колоссальный диптих лидера Новой лейпцигской школы Нео Рауха, но это скорее исключение. Даже хедлайнеры ярмарки ранга межконтинентальной Marlborough Gallery держатся скромнее: Marlborough предлагала картины с толпами испанского классика Хуана Хеновеса, чья выставка идет сейчас в Московском музее современного искусства, за $90–190 тыс., и это тут, что называется, «средний ценник». Речь о позиционировании и концептуальном обрамлении: несмотря на постоянное присутствие галерей с Ближнего Востока, Кавказа и Каспийского побережья, Стамбул не стал ярмарочным лидером региона, престижными премиями и интеллектуальными форумами пока не обзавелся. Однако в этом году основатель и президент ярмарки Али Гюрели решил обновить команду, пригласив на роль арт-директора французского куратора Аниссу Туати, и она предложила изменить «региональное брендирование» и сфокусироваться на Средиземноморье. Так, CI учредила партнерство с марсельской ярмаркой Art-o-rama: теперь обе шлют друг другу своих галеристов и собрались совместно проводить серию интеллектуальных «Диалогов» о «средиземноморстве» — к их организации удалось привлечь модный лондонский фонд Delfina.

Али Гюрели подчеркивает, что важной задачей CI было продвижение турецких галерей на международном рынке, и благодаря этому трамплину некоторые действительно допрыгнули до Art Basel. Но щедрость стамбульцев распространяется не только на соотечественников: CI стимулирует иностранные компании с бизнес-интересами в Турции частично финансировать приезд своих галеристов в Стамбул. В будущем году в этот негласный клуб друзей CI войдет ЛУКОЙЛ, так что российским галереям стоит держать ухо востро, но уже сейчас ярмарка сделала почти 50-процентную скидку для петербургской галереи Марины Гисич, которая вернулась в Стамбул после нескольких лет отсутствия. Единственная россиянка на CI, Marina Gisich привезла большую картину Керима Рагимова из «Человеческого проекта» (€42 тыс.), разноформатную живопись Виталия Пушницкого (€4–36 тыс.) и забавные объекты Дмитрия Цыкалова (€6–7 тыс.) в расчете на имеющихся у галереи местных коллекционеров. Еще одним представителем России неожиданно оказалась софийская Art Agency с работами Айдан Салаховой и Зураба Церетели, живопись которого (до €350 тыс.) болгары, оказывается, ценят выше скульптуры (€170 тыс.).

По словам художника и новоявленного маршана Андро Эрадзе, ярмарка предлагает начинающим галереям с хорошим репертуаром самые выгодные условия участия, благодаря чему его только что открывшаяся E.A. Shared Space присоединилась к внушительному тбилисскому десанту в Стамбуле с изящной феминистской подборкой работ Нино Сехниашвили, Софио Медоидзе и Веры Пагавы (акварели Пагавы, тифлисской парижанки, ученицы Андре Лота и пионерки грузинской абстракции, идут по €7 тыс.). Кроме того, по инициативе Аниссы Туати на ярмарке появилась некоммерческая секция для artist-run институций, среди которых выделялась бакинская Ta(r)dino 6 с изумительными работами душевнобольного концептуалиста-интуитивиста Имрана Маджидова. Что касается более титулованных деятелей арт-рынка, на этот раз туркам удалось наконец взять Вену: сделав множество реверансов Урсуле Кринцингер вроде выставки художника галереи, индийца Сударшана Шетти, в стильном выставочном пространстве Akbank, самую жирную венскую галерею заманили на ярмарку, и Krinzinger с концептуальными фарфорово-деревянными сосудами Шетти (€30–55 тыс.) соблаговолила разделить один стенд с другими венцами, Georg Kargl и Lisa Kandlhofer.

И все же на CI стоит ехать прежде всего ради турецкого искусства, правда, художников музейно-биеннального ранга придется поискать за погонными метрами дизайнерского китча.

Скажем, в глубине стенда стамбульской галереи Sanatorium прятались скульптурные и графические коллажи живого классика Гюльсун Карамустафы (€7,5–20 тыс.), которую представляет арт-агентство BuroSarigedik, а стамбульско-берлинская Zilberman повесила в самом дальнем углу остроумные ассамбляжи Элмас Дениз (€3,5–5 тыс.) — целый зал ее работ можно видеть на открывшейся одновременно с CI Стамбульской биеннале под кураторством Никола Буррио. Однако вовсе не биеннале стала главным пунктом весьма насыщенной сопутствующей программы ярмарки: самый эффектный вернисаж прошел в Arter, культурном центре Koc Foundation, переехавшим в новое грандиозное здание, выстроенное по проекту Grimshaw Architects, и открывшим сразу семь превосходно сделанных выставок.

Arter — первая ласточка стамбульского музейного бума: в ближайшие два года в городе, который намерен стать одной из мировых культурных метрополий, должно открыться еще семь новых музеев и центров, так что руководство CI ожидает рывка на турецком арт-рынке. Современное искусство реагирует на эти урбанистические трансформации, вызвавшие волну жестоко подавленных протестов, критически, но получает свои дивиденды. Среди работ, купленных в первый день ярмарки, был пенитенциарно-пыточный, неуловимо, так чтобы избежать цензурных препон, намекающий на события в парке Гези объект «Кнут правосудия» восходящей звезды турецкой арт-сцены Из Озтат на стенде лондонский-стамбульской Pi Artworks ($10 тыс.). Покупателем «Кнута правосудия» стал Московский музей современного искусства — вполне возможно, на выбор повлияло прекрасное видео художницы, что выставлено сейчас в Arter. Впрочем, свою роль могла сыграть и универсальность образа, напоминающего в том числе и о местных российских реалиях.

Комментарии
Профиль пользователя