Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ   |  купить фото

Металл не выдержал давления

Суд признал банкротом краснодарскую «дочку» «Русской горно-металлургической компании»

Коммерсантъ (Ростов) от

Краснодарское ЗАО «Русская горно-металлургическая компания — Кубань» («РГМК-Кубань») признано банкротом. Общество аффилировано с недавно получившим уголовный срок за мошенничество бенефициаром «Индустриального союза Донбасса» Олегом Мкртчяном. Эксперты связывают банкротство с усилением конкуренции в данной отрасли в регионе.


Арбитражный суд Краснодарского края в начале этой недели признал ЗАО «Русская горно-металлургическая компания — Кубань» банкротом. В отношении него открыто конкурсное производство сроком на шесть месяцев. Конкурсным управляющим утвержден Евгений Кумов, сообщается в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве.

Наблюдение в отношении общества было введено в апреле этого года по заявлению московского ООО «Луксар», предъявившего должнику требования на сумму 8,2 млрд руб. (7 млрд руб. основного долга и 1,2 млрд руб. штрафных санкций). Кредитор получил право требования по договору цессии с ПАО «Промсвязьбанк». Как ранее сообщал “Ъ”, долг у «РГМК-Кубань» возник по договору поручительства перед банками по обязательствам ООО «Ревякинский металлургический комбинат» и компании Flodinal Limited.

По данным системы «СПАРК-Интерфакс», ЗАО «Русская горно-металлургическая компания — Кубань» было зарегистрировано как фирма по оптовой торговле металлами в первичных формах в 1994 году в Краснодаре. Владельцем 96,59%-ной доли уставного капитала общества значится ООО «Русская горно-металлургическая компания» (РГМК). По итогам 2018 года выручка краснодарской компании составила 432,3 млн руб., чистая прибыль — 11,3 млн руб. Кредиторская задолженность общества на конец прошлого года составляла 34,9 млн руб., дебиторка — 79,7 млн руб.

По данным участников рынка, московское РГМК входит в вертикально интегрированную корпорацию «Индустриальный союз Донбасса» (ИСД), бенефициаром которого является Олег Мкртчян. РГМК является эксклюзивным торговым представителем ОАО «Алчевский металлургический комбинат», ОАО «Днепровский металлургический комбинат им. Дзержинского» и ОАО «Днепропетровский трубный завод».

Сам Олег Мкртчян в августе этого года был признан виновным в хищении кредитов путем мошенничества (ч. 4 ст. 159 УК РФ) на 86 млрд руб. Своей вины он не признал. Мосгорсуд приговорил гендиректора корпорации «Индустриальный союз Донбасса» к девяти годам колонии общего режима и штрафу 900 тыс. руб.

Как ранее писал “Ъ-Юг”, московское ООО «Луксар» требует признать банкротом еще одно подконтрольное ИСД общество — ООО «Русская горно-металлургическая компания — Юг». Ему выставлены претензии на $111,3 млн ($99,7 млн основного долга и $11,6 млн неустойки). С 2015 по 2017 год Промсвязьбанк открыл РГМК четыре кредитных линии на общую сумму свыше $100 млн, поручителем по которым выступила «РГМК-Юг». В сентябре 2018 года банк уступил права требования к РГМК «Луксару».

Ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов считает, что влияние этого банкротства на металлургическую отрасль Краснодарского края может быть не столь значительным, как представляется. По его мнению, банкротство объясняется тем, что в регионе есть другие участники отрасли, которые позволяют доставить в регион всю необходимую металлопродукцию. «Наличие портов в крае позволяет, если это потребуется, импортировать необходимый вид металлопродукции из-за рубежа. Поэтому объявление компании банкротом практически никак не скажется на металлургической отрасли в крае»,— говорит аналитик. Не исключены, по его мнению, и неудачная стратегия компании, значительное превышение расходов над доходами в попытке увеличить свою долю на рынке, а также уголовное преследование господина Мкртчяна, которое могло косвенно стать причиной банкротства.

Как считает аналитик управления операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс» Александр Осин, проблема металлургической компании заключается в падении цен на продукцию данного производства (в июле 2019 года — 23%). «Это больше, чем в период товарно-сырьевого кризиса 2014–2015 годов. Однако монетарные и бюджетно-экономические власти воздерживаются от каких-либо мер стимулирования. Напротив, в последние годы, несмотря на повышенную волатильность цен металлургической отрасли, развивалось затрагивающее ее бизнес ужесточение бюджетной политики при сохранении жестких монетарных условий. Собственно, и само падение реальных цен на продукцию металлургической отрасли — следствие политики регуляторов»,— комментирует господин Осин.

Дмитрий Михеенко, Краснодар


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя