Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ   |  купить фото

Росгвардия представила универсального свидетеля

Адвокаты и правозащитники рассказали “Ъ” о новой тактике ведомства в деле 17-летней активистки

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Росгвардия нарушает российское законодательство прецедентом создания «универсального свидетеля». Об этом “Ъ” заявили адвокаты и правозащитники, комментируя дело об административном правонарушении 17-летней Ольги Мисик. Госпожа Мисик была задержана на акции в поддержку Ивана Голунова в июне этого года, и сейчас комиссия по делам несовершеннолетних (КДН) рассматривает вменяемое активистке правонарушение — создание помех транспорту и объектам социальной инфраструктуры в ходе несогласованного митинга (ч. 6.1. ст. 20.2 КоАП РФ). Свидетелем на заседание КДН вместо задержавших Ольгу Мисик росгвардейцев явился юрисконсульт ведомства с доверенностью. Он зачитал письменные показания коллег, что, по мнению представителей адвокатского сообщества, «противоречит законам РФ». В Росгвардии не считают, что участие их представителя в работе комиссии противозаконно.


В июле 2019 года выпускница школы Ольга Мисик вышла к оцеплению Росгвардии на Тверской улице Москвы и стала вслух читать Конституцию РФ, моментально став «лицом российских протестов» в соцсетях. Активистка была задержана по обвинению в совершении правонарушения по ч. 6.1. ст. 20.2 КоАП РФ — «участие в несанкционированных собрании, митинге, демонстрации, шествии или пикетировании, повлекших создание помех функционированию объектов жизнеобеспечения…».

С июля КДН Воскресенского муниципального района рассматривает дело активистки, решения пока нет.

За это время она успела поступить на журфак МГУ.

Адвокат Ольги Татьяна Соломина в конце августа рассказала в Facebook о ходе дела: «Росгвардия придумала лайфхак, прислав своего представителя, чтобы дать показания за тех, кто винтил девушку». В разговоре с “Ъ” госпожа Соломина рассказала, что называет «лайфхаком» дачу показаний «универсальным свидетелем Росгвардии, который приехал на заседание комиссии, чтобы зачитать показания росгвардейцев, задерживавших Ольгу». «Мы заявили ходатайство о вызове на допрос бойцов, чтобы они рассказали, чем руководствовались при задержании Ольги, идентифицируя ее как участницу митинга,— объяснила Татьяна Соломина.— На Ольге не было символики, она не держала плакаты, ничего не скандировала, и до сих пор неясно, как именно она препятствовала движению автотранспорта, ведь она не выбегала на проезжую часть, не бросалась на машины. Ходатайство было удовлетворено, однако вместо свидетелей приехал представитель Росгвардии с доверенностью и зачитал письменные показания бойцов».

По словам госпожи Соломиной, во время допроса «необходимы личные свидетельские показания». «Ни один закон не предусматривает участия универсального свидетеля на суде или комиссии,— подчеркнула госпожа Соломина.— Такая практика существует при разборе случаев ДТП, но здесь другая ситуация. Представитель Росгвардии, дававший показания за своих подчиненных, на акции (12 июня.— “Ъ”) не присутствовал, Ольгу не задерживал, не руководил задержанием и очевидцем событий не является. Если комиссия примет решение привлечь Ольгу к ответственности, обосновав это данными показаниями, это будет юридическим нонсенсом. Протокол еще не изготовлен, и мы не знаем, приобщены ли его показания к делу».

Начальник пресс-службы Росгвардии Юлия Афанасьева сообщила “Ъ”, что при рассмотрении дела Ольги Мисик «участвовал юрисконсульт правового отдела ОМОНа главного управления Росгвардии по Москве», не уточнив его имя. «Он представил членам комиссии документы, обосновывающие законность действий сотрудников, а также их письменные объяснения,— сообщается в письменном ответе госпожи Афанасьевой “Ъ”.— Участие представителя Росгвардии в работе данной комиссии не противоречит требованиям законодательства РФ».

В КДН Воскресенского муниципального района от комментариев отказались. «Человек приехал, все объяснил»,— сказала зампред комиссии Ирина Губская, после чего положила трубку, не сообщив, приобщены ли показания к делу. Глава юридической службы проекта «Апология протеста» Алексей Глухов подчеркивает: «Единственным правом данного свидетеля могло быть сообщение о невозможности бойцов явиться на допрос».

«Такого в практике я не встречал никогда, даже после рассмотрения тысячи административных дел по митингам в России»,— сказал “Ъ” господин Глухов.



«Участие представителя ведомства в работе комиссии в качестве наблюдателя или консультанта действительно не противоречит закону, но использование свидетельских показаний этого представителя недопустимо,— подчеркнул в разговоре с “Ъ” советник Федеральной палаты адвокатов РФ Евгений Рубинштейн.— Такой практики (привлечения "универсального свидетеля".— “Ъ”) нет. Законодательство РФ не предусматривает замену свидетеля третьим лицом, которое по доверенности бы рассказывало суду или комиссии об обстоятельствах, свидетелем которых оно (лицо.— “Ъ”) не является». По словам господина Рубинштейна, допрос свидетеля — то есть первоисточника — «гарантирует обвиняемому соблюдение права на защиту». «В противном случае это профанация, которая не может быть воспринята как доказательство,— считает Евгений Рубинштейн.— Если комиссия использует эти показания в качестве доказательства вины Ольги — это использование недопустимых доказательств, а значит, прямое нарушение. В таком случае возможно обжалование решения комиссии».

Мария Старикова


Комментарии
Профиль пользователя