Коротко

Новости

Подробно

«Социальная ответственность — это маркер»

Глава Гильдии МТПП Анна Золотаревская — в интервью “Ъ FM”

от

Легко ли человеку с ограниченными возможностями найти работу в Москве? Как государство пытается регулировать этот процесс и почему это не всегда получается? И когда социальная ответственность бизнеса станет нормой в России? Об этом в программе «Цели и средства» Марат Кашин побеседовал с председателем Гильдии устойчивого развития, корпоративной социальной ответственности и социального предпринимательства Московской торгово-промышленной палаты Анной Золоторевской.


— Как вы думаете, социальная ответственность бизнеса уже стала нормой в наши дни? Или это по-прежнему нечто редкое, за что готовы взяться немногие?

— На данный момент социальная ответственность вводится у нас в нормативно-правовую базу государства. В Государственную думу уже внесен закон о публичной нефинансовой отчетности, и он предполагает, что крупные компании с оборотом свыше 10 млрд руб. будут отчитываться в рамках нефинансовой отчетности. Малый бизнес и средний бизнес в рамках этого закона включается через цепочки ответственных поставщиков. Таким образом, весь бизнес начинает включаться именно в нефинансовую отчетность и в социальную ответственность.

— Если посмотреть на эту историю прагматично, бизнесу выгодно быть социально ориентированным или нет? Приносит ли ему это одни убытки, или же это все-таки удачные инвестиции, в том числе вложения в репутацию?

— На данный момент социальная ответственность — все-таки решение добровольное. Но международное сообщество и Россия уже к этому подтягиваются в рамках принятия публичной нефинансовой отчетности, она таким образом переформатирует рынок и сбыт, организацию сбыта. И, конечно, преимущества сейчас уже начинают даваться тем компаниям, которые социальную ответственность заявляют в определенной форме. В данный момент для крупных компаний — это все-таки нефинансовая отчетность. У малого бизнеса пока нет таких стандартов, но этот стандарт разрабатывает Московская торгово-промышленная палата.

— Закон о квотировании рабочих мест принят давно и действует, но есть ощущение, что он практически не работает — так это или нет? Человеку с ограниченными возможностями по-прежнему сложно найти работу?

— Начнем тогда с конца отвечать: да, сложно найти работу, равно как и человеку без инвалидности. Компании в рамках социальной ответственности, прежде всего, должны работать в рамках закона, поэтому они обязаны выполнять этот закон. И я вот этой темой занимаюсь, уже вижу, как в течение четырех лет компании начинают не просто предлагать вакансии для людей с инвалидностью, а формировать их у себя на месте, на производстве, то есть не просто отдавать список на квотирование рабочих мест, а именно уже формировать рабочее место под те возможности, которые человек с инвалидностью имеет. Да, естественно, там будет и зарплата соответствующая, более низкая, соответственно отработанному времени и квалификации. Но я думаю, что эта тенденция будет развиваться. В итоге, надеюсь, придет в норму.

— Кажется, что это, в основном, политика крупных компаний — они берут на работу людей с ограниченными возможностями. Средние и мелкие предприниматели, по вашим данным, скорее откажут такому человеку или все-таки возьмут его на работу, какова норма?

— Все-таки это крупные компании, потому что у них есть кодекс в рамках нефинансовой отчетности. Мелкие компании встречаются, но это именно из разряда человеческой ментальности, благотворительности, которые либо встречались с такой проблемой у себя в семье, либо человек делает добро через трудоустройство людей с инвалидностью.

— Не всякая же работа подойдет человеку с ограниченными возможностями. Куда в основном берут таких работников?

— У меня лично, например, сын трудоустроился — инвалид, аутистический спектр, II группа, — в Академический симфонический оркестр им. Павла Когана. Для меня это было откровением. Сформировали две вакансии — помощник реквизитора и курьер. Я наблюдала, как работает директор и отдел по трудоустройству — честно, просто респект этой компании. Для меня это положительный опыт, хорошо, что он коснулся нас. Берут еще куда? Крупные компании берут курьеров, крупные ИТ-компании не берут как программистов, но берут в консалтинг и логистику. Хотя сейчас уже идет тенденция, чтобы профессии высокофункциональные и высокооплачиваемые из сферы высоких технологий доставались этим ребятам. Но чтобы они доставались, должно быть доступно образование, квалификация.

— В рамках МТПП вы формируете некий реестр ответственных поставщиков. Расскажите о нем подробнее: кто туда попадает, по каким принципам идет отбор?

— Прежде всего, была поставлена задача, как и у всей Палаты — развитие и поддержка малого и среднего предпринимательства. Как расширяют рынок сбыта представители малого бизнеса — потребителями их продукции и услуг являются крупные компании, которые придерживаются нефинансовой отчетности. В рамках взаимодействия с крупными компаниями для малого бизнеса это является включением его в цепочки ответственных поставщиков. Крупная компания отчитывается нефинансовой отчетностью, что у неё есть цепочка ответственных поставщиков, то есть компания пользуется услугами и продукцией тех поставщиков, которые так же социально ответственны, как и они. То есть это маркер – социальная ответственность. Например, малый бизнес пользуется сертифицированной древесиной. Малый бизнес выполняет закон о квотировании рабочих мест. Малый бизнес придерживается сохранной экологии, использует технологии зеленого офиса. То есть социально ответственный малый бизнес является их поставщиком. Сейчас существует два отчета у крупных компаний – это финансовый и нефинансовый. В публичной нефинансовой отчетности компания раскрывает свою социальную деятельность на благо общества, таким образом, она говорит, что она пользуется поставщиками услуг, которые так же социально ответственны. И вот через это взаимодействие у нас и выстраивается социальный баланс, распространяется и на общество.

— Все-таки как попадают в ваш реестр? Вы сами призываете компании сделать это? Или люди приходят и стучатся к вам, просят включить их в реестр, потому что это им по каким-то причинам выгодно, хорошо, правильно?

— На данный момент, конечно, никто не стучится, потому что для малого и среднего бизнеса это не востребовано, им это непонятно. Поэтому мы пошли через понятный критерий для малого и среднего бизнеса – это трудоустройство людей с инвалидностью и трудоустройство молодежи. То есть это тот закон о квотировании рабочих мест, они его и так должны выполнять. И мы говорим: «Господа, пожалуйста, выполняйте этот закон, это один из критериев оценки социальной ответственности бизнеса, вы уже социально ответственны частично». У нас уже в реестре 16 компаний — это крупные компании, но среди них есть и ИП, и мелкий бизнес.

Комментарии
Профиль пользователя