Коротко

Новости

Подробно

Мы идем нога в ногу с мировыми лидерами авиапрома

«Чехия — неотделимая часть мировой авиапромышленности, и мы умеем создавать добавленную стоимость наших производителей и глобальных игроков»,— говорит в интервью Йозеф Кашпар, президент Ассоциации чешской аэрокосмической промышленности.


— Чехия считается влиятельным игроком в мировой авиапромышленности благодаря наличию комплексной и завершенной цепочки поставщиков.

— Действительно, Чешская Республика является на сегодняшний день одной из немногих стран мира, которая в состоянии полностью разработать и произвести самолет на своей территории. У нас есть производства, центры разработки и научно-исследовательские институты, которые создают завершенную экосистему для производства самолетов. Знаки Made и Make in Czech стоят на моторах, пропеллерах, фюзеляжах, шасси, крыльях и других деталях. С точки зрения производства и продаж это означает, что наша авиапромышленность стоит на трех столпах: готовых самолетах, вовлеченности в цепочки поставщиков местных и мировых производителей и производстве компонентов, которые могут быть использованы при строительстве различных типов самолетов. За границей мы закупаем, прежде всего, базовые материалы и комплектующие. Это связанно с тем, что наши производства качественных материалов для авиационной промышленности, существовавшие в прошлом, к сожалению, не сохранились. Второй областью, где мы полностью самодостаточны, является электроника.

Мы занимаемся как производством, так и разработкой. У нас есть научно-исследовательские центры и институты. Это создает завершенную экосистему авиапроизводства.



— Вы говорите о чешских самолетах. Какие аппараты сегодня производит Чехия?

— В гражданской авиации нашим флагманом является региональный транспортный самолет L-410, который в этом году отпраздновал полвека своего существования. За 50 лет в Чехии было произведено почти 1300 этих машин, которые эксплуатируются более чем в 60 странах мира на пяти континентах. Этот самолет является всецело чешским продуктом. Обеспечить разработку, производство и продажи 19-местного самолета сегодня по плечу немногим странам. К тому же, если мы посмотрим на продолжительность производства конкретных самолетов в мире, мы увидим, что единственным конкурентом L-410 в плане долголетия является Boеing 747 SuperJumbo. Мы производим также собственные военные учебно-тренировочные самолеты L-39 Albatros, которые, с высокой долей вероятности, и по сей день являются самыми используемыми и распространенными учебными самолетами в мире. Их было произведено более 2800 штук. Предшественник L-39 Albatros, L-29 Delfn, был не менее известен. Этих аппаратов было произведено 3500 штук. На данный момент у нас в стране реализуются две крупные национальные программы в области авиастроения. Речь идет о производстве нового поколения самолета L-410, которое несет обозначение NG, и учебно-тренировочного L-39 NG. Мы также принадлежим к лучшим в мире производителям сверхлегких самолетов. Наши компании контролируют значительные доли рынков этих аппаратов в Германии и США.

Наша технологическая база привлекает глобальных производителей. Крупнейшие игроки на данном рынке, такие как GE Aviation, Honeywell или LATECOERE, владеют в Чехии производственными предприятиями и центрами разработки.



— С какими мировыми производителями сотрудничают чешские производители комплектующих?

— Мы неотделимая часть мировой авиапромышленности и знаем, как создавать добавленную стоимость наших производителей и глобальных игроков. Производители с мировым именем ценят чешское know-how. Наши фирмы занимают достойное положение в цепочках поставщиков таких известных производителей, как Airbus, Bombardier, Embraer и т. д. В мировую авиапромышленность отлично вписалась, к примеру, компания Aero Vodochody, которая стала risksharing-партнером* двух крупных мировых проектов. Речь идет о производстве CSeries канадской компании Bombardier (сегодня это Airbus A220) и KC 390 бразильской Embraer. Для обеспечения поставок этим производителям нужны чешские фирмы, которые, в свою очередь, являются поставщиками компонентов для компании Aero Vodochody. Чешская технологическая база привлекает мировых авиапроизводителей также с точки зрения аквизиций. Такие крупные игроки, как GE Aviation, Honeywell или LATECOERE, имеют в Чехии свои дочерние компании, производственные предприятия и центры разработок. LATECOERE производит в нашей стране детали из композитных материалов и двери для самолетов Airbus A320 и Embraer 170. Компания Honeywell, в свою очередь, разместила в Чехии свой крупнейший в Европе центр, занимающийся разработками и производством. Для GE Aviation Чехия стала основной базой производства турбовинтовых двигателей для авиации общего назначения.

— Насколько большую роль авиапромышленность играет в развитии экспортного направления страны

— Безусловно, большая часть продукции, которую производит нашa авиапромышленность, уходит на экспорт. Сейчас у нас период динамичного роста — компании богатеют и уже девять лет подряд демонстрируют неуклонный рост объема экспортных поставок. Мы поставляем на иностранные рынки самолеты, моторы, детали, а также оказываем сопряженные с ними сервисные услуги. Поставки осуществляются по всему миру. Важными для нас рынками являются США, Франция и Россия. Наши компании также оказывают различные специализированные услуги в сфере авиации. Но это не отражается в балансе экспорта авиационной промышленности. Речь идет, например, о подготовке пилотов, управлении авиасообщением или строительстве аэропортов. Благодаря разносторонним компетенциям чешские компании работают и в этих областях.

— Какими проектами сейчас занимаются исследовательские центры и центры разработки в Чехии?

— Из чисто чешских проектов можно упомянуть масштабную модернизацию наших собственных флагманских самолетов — L-410NG компании Aircraft Industries и L-39NG компании Aero Vodochody Aerospace. Еще одним важным направлением разработок являются авиамоторы. Турбовинтовой двигатель GE Catalyst, который еще долгие годы будет оставаться актуальным, это результат тесного сотрудничества промышленного сектора (GE Aviation Czech) и научной сферы (Чешский технический университет в Праге). Уникальными характеристиками обладают также небольшие моторы компании PBS Velk Bte. Помимо выше перечисленных крупных проектов, наши центры занимаются десятками проектов меньшего масштаба. Они касаются области производства спортивных самолетов, беспилотных летательных аппаратов и т. д. С точки зрения развития наших компетенций, для нас очень важно участие в разработке крупных иностранных самолетов как в области их конструирования, так и в области их оснащения различными системами. Самым заметным на данный момент является, пожалуй, сотрудничество с Airbus и Airbus Helicopters.

— Насколько активнo Чехия сегодня участвует в международных и европейских авиационных программax?

— У нас хорошие позиции в проекте Clean Sky 2, который сейчас является самым заметным инструментом европейской программы Horizon 2020. Чешская Республика в лице Министерства промышленности и торговли одной из первых подписала договор с консорциумом Clean Sky 2 о синергии этой программы с национальными программами. Чешские компании имеют своего представителя в списке членов — основателей (Evektor), и количество отдельно взятых проектов в рамках Clean Sky 2, участие в реализации которых принимают чешские субъекты, постепенно возрастает. Нас воспринимают как надежного партнера. Этот факт, кроме прочего, подтверждается тем, что мы были включены в процесс разработки будущей программы JU Clean Sky 3, которая должна заработать в следующий программный период, то есть с 2021 года, под патронажем Horizon Europe.

— Какие задачи сейчас стоят перед чешским авиапромом?

— В прошлом году мы отметили столетний юбилей создания чешской авиапромышленности. В 1918 году в Чехии был основан первый авиационный завод Letov. Он был ориентирован на военную авиацию, что объяснимо, учитывая год его создания. Среди других важных историческиx событий можно упомянуть создание Исследовательского и испытательного авиационного института (VZLU) и таких компаний, как Aero Vodochody, которая отмечает свой столетний юбилей в этом году. VZLU был основан в Праге в 1922 году и является четвертым старейшим институтом в этой сфере в мире.

Во второй век авиационной промышленности мы вступаем с четким пониманием того, чего мы хотим добиться к 2030 году. Сейчас мы заканчиваем разработку документа VISION 2030 Ассоциации чешской аэрокосмической промышленности, который планируем в скором времени представить нашим чешским и иностранным партнерам. Речь идет о стратегии, которая, исходя из оценки нынешнего состояния, определяет долговременные цели в области гражданской авиации. В Чехии на данный момент существует более 120 компаний, которые осуществляют поставки для авиационной промышленности. В этих компаниях работают более 20 тыс. человек. Если мы посмотрим на характеристики экономики или же на количество компаний, занятых в авиапромышленности, и пересчитаем их на количество населения, то Чешская Республика окажется на четвертом месте в мире после США, Англии и Германии.

— Цели, которые вы ставите в рамках документа VISION 2030, носят революционный характер или речь идет скорее об эволюции?

— Все зависит от точки зрения. В авиационной промышленности деньги вкладываются большей частью в эволюционные изменения. Для внедрения революционных решений этой области не хватает инвесторов, и это, к сожалению, одна из особенностей авиапромышленного сектора.

Если говорить о стратегии в целом, то наши цели не противоречат глобальному контексту. Они являются органической частью глобальных целей европейской авиапромышленности. При подготовке VISION 2030 мы придерживались наиболее интересных и актуальных тем — Industry 4.0, искусственный интеллект, интернет вещей. При этом задачи VISION 2030 являются довольно амбициозными. Они касаются разработки продукции, которая обеспечивает полный жизненный цикл самолетостроения, — разработку, сами самолеты и их системы, управление авиационным сообщением, сервис, ремонт и т. д. Мы можем называть это по-разному, но в результате мы всегда будем говорить о повышении эффективности производственных процессов, радикальном улучшении качества выпускаемой продукции, улучшении качества предоставляемых услуг (например, благодаря использованию больших данных) и, прежде всего, об инновациях в области обеспечения продаж и предоставления сервисных услуг в масштабе всего мира.

— Есть ли у чешских компаний желание заниматься космосом?

— Конечно. Мы воспринимаем космическую орбиту как скоростную магистраль, которая сможет привести нас в первую лигу. Новая революция в области космоса, которую все чаше обозначают словосочетанием New Space, предоставляет уникальные возможности для чешских фирм и проектов, которые могут преуспеть на возникающих рынках. Мы являемся членом Европейского космического агентства, а в Праге расположен административный центр спутниковой навигационной системы Galileo. Мы принимаем участие в разработке и будем участвовать в последующем производстве ракеты-носителя Ариан-6, которая является общеевропейским проектом. Данный носитель будет выводить на орбиту как раз спутники для системы Galileo. Чешские компании также поставляют уникальные зеркала для телескопов и прочие устройства для европейского космического агентства ESA. Для космоса необходимы высококлассные технологии, и мы ими располагаем.

— Помимо должности президента Ассоциации чешской аэрокосмической промышленности вы занимаете пост директора Исследовательского и испытательного авиационного института (VZLU). Он принимает участие в проектах, связанных с космосом?

— Космическая программа является нашим приоритетом. Важным этапом на пути к звездам стал нано-спутник VZLUSAT-1, который мы разработали и произвели в Исследовательском и испытательном авиационном институте в Праге. Ракета, несущая чешский нано-спутник VZLUSAT-1, стартовала два года назад с индийского космодрома Шрихарикота. Интеграция производства целого спутника стала для VZLU важным шагом на пути к возможности не только участвовать, но и быть главным исполнителем и интегратором космических проектов. Мы начали участвовать в проектах, о которых всего несколько лет назад могли только мечтать. Сейчас мы разрабатываем новое поколение микроакселерометров, интегрируем рентгеновские телескопы, разрабатываем революционный ионный двигатель для спутников, работающих на низких орбитах. VZLU также принимает участие в разработке и тестировании частей вспомогательной ракеты нового европейского носителя Ариан-6.

Космическую орбиту мы воспринимаем как скоростную магистраль, которая выведет нас к высшей лиге. Космос требует высококлассных технологий, и они у нас есть.



— Как бы вы охарактеризовали так называемую New Space революцию?

— В новых условиях крупные космические агентства начали сосредотачиваться исключительно на реализацию технически сложных и научных миссий. В то же время работа на орбитах, включая снабжение МКС, постепенно переходит под контроль частных компаний. Частные фирмы активно занимаются телекоммуникациями и наблюдениями за планетой в различных режимах. В ближайшем будущем начнут возникать большие констелляции, которые будут, к примеру, в состоянии обеспечить покрытие интернетом всей Земли и поддержат таким образом развитие интернета вещей. Растет также число суборбитальных перелетов разных типов — от исследовательских, до полетов с участием экипажей. Устройства миниатюризируются и зачастую устанавливаются на так называемых кубсатах (на палубе VZLUSAT-1, например, расположены устройства, которые в прошлые годы были в состоянии вынести на орбиту только более дорогие и большие в размере спутники). В рамках одного запуска ракеты мы можем доставлять на орбиту сотни таких устройств. Все чаще используются детали коммерческих производителей, что ведет к снижению стоимости таких проектов.

— Насколько широкие возможности эта ситуация открывает перед чешскими компаниями?

— Я уверен, что такие возможности, как революция New Space, появляются единожды в жизни. Ими нужно правильно воспользоваться. Перспективы, которые перед нами открываются, похожи на открытие нового континента. Чешские компании получили шанс продвинуться дальше в рамках уже существующих цепей поставок и предложить рынку свои финальные решения. Это шаг, который до сего дня был практически нереализуем. Показателен пример агентства НАСА, которое в 2017 создало спец-план под названием Convergent Aeronautics Solutions (CAS), который был инспирирован работой компаний «Силиконовой долины» и который предоставляет малым группам ученых и исследователей возможность воплощать в жизнь свои оригинальные концепции и разработки. На данный момент мы все находимся на линии старта с одинаковыми возможностями. И только от нас зависит, какая часть космического пространства окажется в наших руках.

Йозеф Кашпар

Вся карьера связана с VZLU — Чешским центром аэрокосмических исследований. В настоящее время — Председатель правления и генеральный директор VZLU. Президент ALV — Ассоциации чешской аэрокосмической индустрии. Имеет три патента и более 60 технических и научных публикаций. Является чешским экспертом в области авиационных разработок и исследований, активным сторонником «чешского следа» в космосе.

* Партнер с разделением рисков

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя