Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ   |  купить фото

В делах фигурантов ищут баланс

Насколько справедливы приговоры участникам массовых беспорядков

от

Новый день — новые сроки. В среду суды продолжили выносить приговоры фигурантам дела о массовых беспорядках в Москве 27 июля. Кирилл Жуков и Евгений Коваленко получили три и три с половиной года тюрьмы соответственно. Днем ранее к реальным срокам приговорили Ивана Подкопаева и Данила Беглеца. Чего в этих вердиктах больше — справедливости или показательной политики? Григорий Колганов обсудил это с юристами.


Заседания по 10-12 часов, и приговор всего за день. Эпизоды вроде бы разные, а итог один — реальные сроки от двух до трех с половиной лет за насилие в отношении представителя власти. Многим вердикты показались чрезмерно суровыми, но адвокат коллегии «Клишин и партнеры» Андрей Шугаев решениями совсем не удивлен. В его практике уже было нечто подобное. «Мой подзащитный случайно задел боковым зеркалом машины локоть полицейского. Судебно-медицинская экспертиза даже не установила факта, что этому полицейскому причинены какие бы то ни было телесные повреждения. Тем не менее, этот гражданин получил два года реального лишения свободы»,— рассказал Шугаев.

Суровость приговора проще всего оценить в сравнении. Например, Евгений Коваленко получил три с половиной года за то, что бросил мусорный бак в полицейского, а Ивану Подкопаеву дали три года за распыленный в сторону силовиков перцовый баллончик. Серьезные проступки? Пожалуй. Но адвокат Игорь Маркелов вспоминает случай из своей практики, когда участника разбойного нападения также приговорили к трем годам: «Там был разбой на отделение одного из банков группой лиц по предварительному сговору. И вот мой подзащитный, с учетом рецидива, получил три года. Что учитывал суд? Наверное, все факторы на самом деле — и возраст, и наличие смягчающих обстоятельств. На мой взгляд, процесс был образцовый, образцовая законность».

Еще один фигурант дела 27 июля, Данил Беглец, на несогласованной акции толкнул полицейского. Это обойдется ему в два года тюрьмы. Такой же срок, только ограничения свободы получил в свое время профессиональный боец, чемпион мира по самбо Расул Мирзаев, ударивший в клубе молодого человека, который позже скончался в больнице. Государство нередко по-разному оценивает степень общественной опасности тех или иных проступков, замечает председатель коллегии «Вашъ юридический поверенный» Константин Трапаидзе. Лучше всего это видно по коррупционным делам, продолжает Трапаидзе: «Не так много лет назад один из чиновников, заместителей префектов города Москвы, который украл несколько миллиардов, получил три года условно. Да и, казалось бы, где тут демонстрант, который нарушил общественный порядок?»

Интересная деталь: практически всем уже осужденным фигурантам дела 27 июля сроки назначены меньшие, чем просило обвинение. Более того, пострадавший от действий Кирилла Жукова сотрудник Росгвардии просил не наказывать обидчика по всей строгости — все же человек ошибся. Ошибкой признана попытка Жукова поднять забрало шлема силовика, что причинило росгвардейцу физическую боль, которую суд оценил в три года колонии. Председатель координационного совета Московского межрегионального профсоюза полиции Михаил Пашкин не склонен недооценивать опасность таких действий. При этом он вспоминает историю, которая и полицейских совсем не красит: «В принципе, шлем-то тяжелый. Сотрудник мог просто сломать шейные позвонки. В остальных случаях сотрудники ОМОНа говорят то, что им сказали командиры. Мне сотрудник ОМОНа рассказывал, например, случай задержания одного гражданина на Болотной площади. Он что-то там спрашивал, мол, за что вы меня взяли, а командир взял и ударил сотрудника же ОМОНа по челюсти, сломал ему ее, а потом сказал: “Это ты ее сломал”. И все написали, что это он сломал».

В действиях самих силовиков этим летом никаких нарушений не обнаружено. Накануне в Генпрокуратуре заявили, что Росгвардия и полиция сработали квалифицировано и сверх профессионально.

В четверг будет оглашен приговор еще одному активисту Константину Котову. Его судят за неоднократное нарушение правил проведения митингов. Обвинение запросило для Котова четыре с половиной года лишения свободы. Кроме того, ожидают решения суда еще пятеро фигурантов.

Комментарии
Профиль пользователя