Коротко

Новости

Подробно

7

Фото: Rue des Archives/AGIP/предоставлено Dior

Грейс Келли в гостях у Диора

Алексей Тарханов о выставке в Гранвиле

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 36

Огромные музейные шоу, посвященные 70-летию дома Christian Dior, прошумели в Париже и Лондоне. Теперь торжества затихли в ожидании 75- и 80-летия. Но это не значит, что новых выставок не увидишь годами. Одна из них проходит прямо сейчас


У Кристиана Диора есть собственный музей в Нормандии. Собственный, потому что это семейный дом с красивым садом в городе Гранвиле (пусть семья продала его еще тогда, когда отцовская фамилия Dior ассоциировалась с торговлей химией, а не торговлей мечтой). В 1990-х здесь решили устроить музей, посвященный самому знаменитому из горожан. С помощью Dior и LVMH он стал одним из лучших музеев Франции и содержится в таком изумительном порядке — и дом и сад,— о котором семья, наверно, могла только мечтать.

Музей не назовешь провинциальным — выставки в нем делают те же кураторы, что работают с наследием Диора в столицах. Мы видели здесь «Звезды в Dior», «Революцию New Look», «У истоков легенды», а сейчас на диоровской вилле «Румбы» открыта выставка в честь давней и любимой клиентки — монакской княгини и американской актрисы Грейс Келли.

Выставка так и называется «Княгиня в Dior — Princesse en Dior». Она сама, ее семья и ее друзья — на фото и в кадрах хроники. Рядом — платья, сумочки, шляпки, очки женщины, которая сумела стать образцом вкуса, помирив воображаемую жизнь и реальную, кино и семью, Америку и Европу.

Автор новой выставки — давно нам знакомая Флоранс Мюллер, которая делала в Пушкинском музее выставку «Диор: под знаком искусства», а потом и парижские, и лондонские блокбастеры «Диор — кутюрье». Но у нынешней экспозиции есть особенность, которая придает особый смысл показу в частном доме, доме-музее. Для нас Грейс Келли — «икона стиля», блондинка Хичкока. Для нынешнего хозяина Монако, князя Альбера II, это мама, которая его вырастила и с которой он однажды с гордостью танцевал на балу. Том самом, за который журнал Paris Match назвал на своей обложке княгиню Монако «королевой Парижа».

Ее королевским нарядом были платья Christian Dior.

При жизни княгини Грейс за ее гардеробом ухаживала специальная команда модисток, после ее смерти платья хранятся во дворце как реликвии, скорее семейные, чем музейные. Они редко покидают замок. Кстати говоря, нам повезло в 2008 году принимать устроенную фондом «Екатерина» выставку «Эпоха Грейс Келли».

Что лучше представляет актрису, чем ее фильмы? Что лучше представляет женщину, чем ее дети и ее наряды? Сниматься в кино ей больше не было позволено. Ленты с ее участием исчезли из проката в княжестве. Со времени переезда в Европу она снялась только в документальном фильме «Монте-Карло — это роза», в котором сыграла саму себя и ту роль, которую она честно исполняла в течение всей своей жизни во дворце.

Еще в Америке Грейс начала носить Dior — она была в диоровском платье на нью-йоркской премьере «Окна во двор». Переезд в Европу был не только переменой климата, языка и дома. В Америке ее одевали знаменитая создательница кинематографических и светских нарядов, оскароносная Эдит Хед и сын русских иммигрантов дамский угодник Олег Кассини, даже слишком хорошо знавший ее размеры и вкусы. С ними она рассталась еще до того, как с билетом в один конец поднялась на палубу корабля, отходящего в Гавр. На другом берегу океана ее ждали другие наряды, ее любимым модным домом стал Christian Dior, а любимым модельером его артистический директор Марк Боан.

Боан — отличный рисовальщик. По его эскизам можно изучать конструкцию платья, его строение, а не «настроение», как у многих его современников. Рисунки Боана отправлялись прямо к Грейс, и уже по ним они обсуждали будущие заказы. Он вспоминает: «У меня была традиция. Каждое утро мне клали на стол списки купленных платьев. Это позволяло избегать неловких ситуаций, когда похожие платья могли оказаться на дамах, знакомых между собой, вращавшихся в одних кругах. Когда Грейс покупала вещи из коллекции, я откладывал для нее особое платье или иногда менял цвет».

Боан делал для нее наряды для всех монакских ритуалов — от тренчей и каскеток, в которых она появлялась на гонках «Формулы-1», до знаменитого платья «баядерка», в котором она была на балу Красного Креста в 1968 году. Это было вполне творческое сотрудничество. «Она не была нарциссичной, не придавала моде преувеличенного значения, она просто следила за каждой деталью образа, который создавала, будучи верной своей миссии»,— говорит про Грейс 93-летний Марк Боан. Платья Christian Dior стали ее униформой, мундиром княгини, матери своих детей и своего маленького государства. Это исключительный случай государственной моды и государственного вкуса — в Гранвиле есть на что посмотреть, советую.

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя