Коротко

Новости

Подробно

Фото: пресс-служба Ростелекома

«Ты создаешь культуру в компании, а она меняет все»

Новый бренд Ростелекома отражает смену вектора развития

Ростелеком, в сентябре прошлого года провел ребрендинг, внёс коррективы в корпоративную культуру и миссию, сделав упор на клиентоориентированность, и стремительно превращается из проводного провайдера в ведущую IT–компанию страны. Сергей Фоменко, директор Воронежского филиала ПАО «Ростелеком» рассказывает о том, как это происходит на уровне филиала и чего ожидать рынку от привнесенных новаций.


— Вы сравнительно недавно возглавили Воронежский филиал ПАО «Ростелеком», а до этого руководили филиалом в Смоленске. Есть ли отличия между ними?
— Я работал в разных регионах России – Дальний Восток, Сибирь, Урал и Юг, последние несколько лет Центр сначала в Смоленском филиале «Ростелекома», теперь Воронежский. Поверьте, сравнивать есть с чем, каждая территория имеет свою особенность, сильные и слабые стороны. Воронеж, на мой взгляд, похож на Екатеринбург по количеству молодежи и Новосибирск в плане градоустройства. Очевидно, что город растет и развивается, есть ВУЗы, которые позволяют молодым получать образование и двигаться по карьерной лестнице. В Воронеже минимальный отток молодых кадров в Москву. Здесь есть крепкие предприятия, агропромышленный комплекс, они дают людям работу и позволяют неплохо зарабатывать.

— В минувшем году «Ростелеком» провел ребрендинг, поменяв не только логотип, но и концепцию. Что изменилось?
— Мир меняется и «Ростелеком» вместе с ним. Мы уже давно не традиционная телекомкомпания, которая предоставляет населению Интернет, ТВ и телефонию. Мы все больше уходим в IT-сферу. Соответственно эти тренды подтолкнули нас к ребрендингу – мы цифровой провайдер для населения, бизнеса и власти. Сейчас важны не технологии сами по себе, а то, что клиент хочет получить. То есть мы перестали акцентироваться на том, «как» мы что-то делаем. Клиенту важно «что» он получит. То есть фактически – результат, не способ его достижения.

Мы делаем акцент на повышении уровня удовлетворенности клиентов от наших сервисов. На основе обратной связи компания видоизменяется, исходя из потребностей общества, становится гибкой и интересной для потребителя.



Наши технологические и кадровые возможности запредельны. Мы единственные в Воронежской области кто строит свои собственные сети, и в прошлом году мы вложили в регион около миллиарда рублей. Этот год не исключение мы продолжаем инвестировать в область.

Думаю, в ближайшие два года мы добьемся такой «формы», что конкурентам будет тяжело с нами соперничать. Мы должны соответствовать выбранной миссии, которую в компании обозначили как: «Простота. Человечность. Развитие. Технологичность». Мы вкладываем огромные средства в развитие, и это дало новые возможности. Назовите любую сферу, и я расскажу, чем мы можем быть полезны.

— Отличаются ли клиенты «Ростелекома» в воронежском регионе?
— Если брать рынок b2b, везде нужны технологические решения, чтобы обеспечить коммуникации, управление, обмен данными.

В Воронежской области развито животноводство, поэтому востребованы технологии для этого бизнеса – как правило, это мониторинг разного уровня. Да, пока такие решения не дешевы и внедряются только крупными компаниями, но время идет, и себестоимость решений для контроля за состоянием животных, будет падать. Как это произошло, скажем, с мобильными телефонами. И наш опыт можно будет применить и для небольших хозяйств.

Формируется спрос на еще не ставшие привычными технологии, например, умное землепользование – облет дронами, диспетчеризация сельского хозяйства, беспилотная техника и т.д., и мы имеем все необходимое, чтоб обеспечить внедрение.

В сфере ЖКХ мы активно сотрудничаем с «РВК-Воронеж». Чтобы осуществлять мониторинг подземных узлов системы водопровода и канализации, им теперь не нужно лезть в люки, у них «все на экране».

— Насколько бизнес готов к восприятию и использованию новых технологий, предлагаемых «Ростелекомом»?
— Есть существенное «но» … Пока на сельских территориях очень низкие зарплаты, понятно, что вместо эффективных производительных технологий будут использовать ручной труд. Но рано или поздно ситуация изменится. Понятно, что «прокачка» новых технологий быстрее происходит там, где среда к этому располагает. К примеру, в Воронеже эта готовность гораздо выше, чем во многих других городах России.

— Условному клиенту компании в Воронеже доступно все, что предлагает компания?
— Доступно. Но должен подтянуться рынок. Если мы возьмем такой сервис как видеонаблюдение на домофонах, в центре Москвы большинство домов уже оснащено биометрией: идентификация подошедшего к домофону человека. Перед Олимпиадой эта услуга была особенно востребована, и она позволила найти около 170 преступников, находящихся в федеральном розыске. В Воронеже у некоторых застройщиков уже появился интерес к таким домофонам и в целом к «умным домам». То есть на уровне проекта застройки внедряются датчики потребления ресурсов, видеонаблюдение с аналитикой, умные шлагбаумы и домофоны. В данный момент прорабатываем варианты взаимодействия.

Сейчас мы реализуем проект по весогабаритному контролю для Воронежской области. В некоторых регионах такие системы работают уже несколько лет – они «проверены временем». В Смоленской области запущено умное освещение практически во всех городах – оператор может управлять им даже из дома с помощью планшета. На Урале есть «Умный город». Все это готовые решения, которые могут быть развернуты в любом регионе или в рамках предприятия.

— Госсектор еще долго будет оставаться для вас перспективным заказчиком? Насколько сильна конкуренция в этом сегменте рынка?
— Я часто бываю на совещаниях по цифровой экономике, цифровому развитию города и вижу, что все рассчитывают на государственные деньги. Это неправильно. Конкуренция на рынке госсектора просто запредельная. Сами конкуренты «давят» друг друга ценами, и это плохо. Компания может выиграть тендер, а потом не оказать услуг, потому что не имеет должной материально-технической базы.

Мы, безусловно, участвуем во всех конкурсах на общих основаниях. Например, выиграли тендер на ряд проектов по цифровизации Воронежской области, затраты превышают потенциальный доход.



Но мы сознательно пошли на это, чтобы не дать возможность дилетантам сделать некачественную работу. Потому что такие проекты имеют государственное значение.

«Ростелеком» - это компания с госучастием, и подход к реализации проектов у нас государственный. Поэтому в работе много социальных проектов. Например, в рамках программы «Цифровое здравоохранение» мы реализуем проект подключения к информационной сети фельдшерско-акушерских пунктов на отдаленных территориях – здесь мы строим сеть. При этом стройка приходится на малонаселенные территории и коммерчески не выгодна. Поэтому, пожалуй, ни один оператор не способен осуществить такой проект.

У кого-то может быть впечатление, что «Ростелеком» осваивает огромный объем государственных денег. Но в объеме выручки нашего филиала госсектор занимает порядка 10-15%. На самом деле, мы больше вкладываем, чем зарабатываем на этих проектах. Все задачи в построении «Цифровой экономики» поставлены нам с уровня президента РФ, и мы отчитываемся по ним по всей территории страны.

Кстати, реализация элементов цифровизации в сфере здравоохранения выявила остроту еще одной проблемы – готовности пользователей к работе с такими программами. К сожалению, все еще немало медиков, которые не умеют работать с компьютером, с цифровым медицинским оборудованием. То есть возникает определенная диспропорция: «Ростелеком» развивается очень быстро, построили мы сеть в поликлинике разработали цифровое решение, а медицина отстает.

— Модным и достаточно востребованным направлением IT-бизнеса стало обеспечение информационной безопасности. «Ростелеком» работает в этом сегменте?
— Это такая сфера, где лучше делать, чем говорить… Поэтому распространяться о наших технологиях не буду, перечень отдельных компонентов слишком огромен. Скажу только, что «Ростелеком» приобрел Solar Security - одну из крупнейших в России компаний, которая сегодня имеет новейшие технологии по информационной безопасности. Она занимается созданием новых и развитием существующих сервисов по кибербезопасности.

Кстати, в Воронеже уже есть несколько компаний, заинтересовавшихся комплексным внедрением информационной безопасности. Эта ниша в ближайшее время будет расширяться стремительно. Как наиболее простой пример – идентификация сотрудников при входе на предприятие, и автотранспорта на постах охраны.

— Какое направление для воронежского филиала «Ростелекома» сегодня можно назвать основой бизнеса?
— Мы ориентируемся на средний и малый бизнес. До сих пор этому направлению уделяли недостаточно внимания, ставя в приоритет госсектор и крупный бизнес.

Сейчас мы пересмотрели условия подключения, изменили тарифную политику, ввели новые цифровые сервисы – создали максимально комфортные условия для наших клиентов.



К примеру, новая телефония позволяет среднему и малому бизнесу автоматически отслеживать эффективность рекламы. Телефонный номер, который указан в рекламе, сам считает, сколько было вызовов, что позволит сделать вывод об уровне интереса. Еще подключается единый многоканальный номер 8800, на него поступают все звонки и распределяются между менеджерами, поэтому не будет упущенных клиентов. Также можно отслеживать, что говорят операторы, отвечая на звонок, как они себя ведут, как идет переадресация и так далее. Для малого и среднего бизнеса все это доступно за небольшую абонентскую плату.

Интересно для них и видеонаблюдение – как услуга, а не собственная структура. Не нужно внедрять, поддерживать оборудование, как это было раньше. Вся информация и управление находятся в «облаке» и поддерживаются без участия клиента, нужно всего лишь установить видеокамеры и скачать приложение на смартфон.

— Насколько активный интерес вызывают эти сервисы у целевой аудитории?
— Судя по подключениям – активный. По новым технологиям мы растем в год порядка 60%. Это, на мой взгляд, серьезный рост.

– Традиционную телефонию можно уже считать «уходящей натурой»?

– Да, она умирает. Но фиксированная телефония важна на случаи чрезвычайных ситуаций, например, техногенные аварий или природные катаклизмы. Как показывает опыт других стран, сотовая связь рушится в течение суток. За рубежом люди сами поддерживают фиксированную телефонию, понимая, что каналы связи находятся в земле, и чтобы их уничтожить, нужно прежде ликвидировать целую сеть коммутаторов. Еще почему нужно ее поддерживать – социальный характер. У нас большая страна и для многих территорий стационарный телефон – это единственная возможность для связи с внешним «миром». Мы единственный оператор, у которого есть таксофоны, их порядка 148 тысяч, и чаще всего они стоят в малых населенных пунктах

— Кто сегодня формирует основной пул интернет-провайдеров в Воронеже? Может ли он измениться?
— Наиболее сильные игроки известны, кроме нас это «Дом.ру», «Фридом», «Билайн» и ряд локальных игроков. Рынок таков, что продолжится поглощение мелких компаний. И «Ростелеком» постоянно работает над поиском и приобретением активов. В основном, такие покупки делаются, чтобы не тратить деньги на привлечение абонентов, конечно, а не ради сетевой структуры.

— Возникает опасение, что монополизация рынка приведет к росту тарифов…
— Я работал в разных компаниях, в том числе и на разных территориях. У нас тарифы дешевле европейских в три раза.

— Так у них и уровень зарплаты другой...
— Зарплаты тут не причем. Дело в демпинге среди крупных компаний. Но при всех сложившихся реалиях и трендах, глобального роста тарифов не произойдет, потому что потребитель привык к определенной цене. Рост есть и сейчас, потому что растет инфляция, технологии меняются, а оборудование мы приобретаем за иностранную валюту. Но если и приходится повышать тарифы, вы даже не представляете, с каким «скрипом» это происходит в «Ростелекоме»!

Мы клиентоориентированная компания и во главе принятия решений всегда стоит клиент. Говорить о том, что услуга будет расти только потому, что мы захотим заработать больше денег, точно не приходится.

— Каков, на ваш взгляд, идеальный клиент?
— Клиенты разные, наше дело не искать идеальных, а работать со всеми, кому мы интересны. Если клиент отказывается от нас, когда мы предлагаем какую-то услугу или решение, значит, просто не поняли, что он хочет. Клиент ставит задачу на своем уровне понимания, а мы должны верно «конвертировать» задачу в технологии. Я считаю, что к любому можно найти подход и просчитать, какие сервисы он приобретет у компании для того, чтобы его бизнес развивался.

— Каковы приоритетные задачи Воронежского филиала «Ростелекома» на текущий год и ближайшую перспективу?
— В данный момент меняем культуру в компании. Как «театр начинается с вешалки», так и отношение к работе начинается с помещений, где человек трудится, со столовой, где обедает, с интерьеров кабинетов, наличия корпоративной спецодежды и, конечно же, уровня заработной платы. Начали с Воронежа и продвигаемся в районы. Когда человек гордится тем, что работает именно в нашей компании, он делает все, что может, чтобы она процветала. Если ты создаешь культуру в компании, культура меняет все.

Комментарии

Все материалы

обсуждение