Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Reuters

«Не понимаю, как я до сих пор не надоела»

Мерил Стрип — об опыте перевоплощения

Журнал "Огонёк" от , стр. 34

На Венецианском кинофестивале представили новую картину Стивена Содерберга «Прачечная» — о разоблачении мировых финансовых афер. Исполнительница главной роли Мерил Стрип поделилась новым опытом перевоплощения.


Беседовала Татьяна Розенштайн


Семь лет прошло с тех пор, как режиссер Стивен Содерберг заявил о своем уходе из кино. На самом деле кино он не покидал. Просто переключился на другой формат: телевидение, серии, потоковые мультимедиа, экспериментальные съемки на телефон. Главные роли в двух его последних проектах — «Пусть все выскажутся» (выход фильма запланирован на 2020 год) и «Прачечная» — сыграла Мерил Стрип. В первом фильме ее героиня отправляется в путешествие, пытаясь залечить старые раны. Премьера другого фильма состоялась на 76-м Международном венецианском кинофестивале. В его основе — история «панамских досье», описанная в книге Джейка Бернстайна «Мир секретности: Панамские расследования незаконных денежных сетей мировой элиты», принесшей автору Пулитцеровскую премию. Героиня фильма по имени Эллен Мартин (в исполнении Мерил Стрип) после трагической смерти мужа сталкивается лицом к лицу с миром капитала — в виде бумаг, офшорных счетов, миллиардных оборотов, займов и кредитов; в общем, с загадочной финансовой системой наших дней.



— Режиссеры выстраиваются в очередь, чтобы снять фильм с вашим участием, а вы уже второй раз подряд соглашаетесь на работу со Стивеном Содербергом. Чем он вас очаровал?

— На мой взгляд, Стивен Содерберг является самым современным режиссером нашего времени. Ему стоило родиться на 30 лет позже. Он один из немногих, кто не стал жертвой новых технологий, а заставил их работать на себя. Он работает в реальном времени, пишет, снимает, монтирует одновременно. Недавно мы закончили съемки «Пусть все выскажутся», на которые ушло 13 дней! Когда я начинала свою карьеру, такие фильмы, как этот, снимались не менее шести месяцев.

Обычно перед тем, как согласиться на съемки, я задаю себе много разных вопросов: поможет ли моя роль миру двигаться вперед? Облегчит ли страдания других или, наоборот, их усилит?

Станет ли фильм токсичным для зрителя или окажет положительный эффект? Часто я выбираю роли, повинуясь своеобразному чувству долга. Потому что актерская работа, особенно если ты популярен,— это большая привилегия быть услышанным. Сегодня мы живем в мире, где все невероятно и неправильно, но мы ничего не делаем, чтобы это изменить. Все, на что мы способны,— смотреть друг другу в глаза и притворяться, что все идет замечательно. Например, в мире вращается огромное количество денег, а мы удивляемся, где их взять, чтобы построить дороги, дать образование детям и обеспечить лечение нуждающимся. Общество достигло невероятного прогресса и одновременно многим из нас недоступны жизненно важные вещи — еда, крыша над головой и лекарства.

Словом, идеи Содерберга не могут не вызывать моего восхищения, пусть я и не поклонница «малого экрана». Стивен способен представить сложнейшую тему легко и незабываемо, собственно так, чтобы она надолго запомнилась зрителю. Ему важно развлечь публику — даже если развлекать приходится чем-то сложным, мрачным и актуальным. Когда я выбираю роли, мне легко сказать «нет» всем, кроме Стивена! Мы придерживаемся одних и тех же убеждений. Мы оба считаем, что слишком «дидактичный» кинематограф (а также — это уже от меня — слишком серьезный подход к жизни) не слишком эффективен.

— Что вы знали о «панамских досье» до съемок картины?

— Как и большинство людей, я впервые услышала о скандале из газет. К журналистам попали сведения о нескольких офшорных компаниях, которые регистрировались через известные швейцарские и британские банки. Основатели предприятия — советник панамского президента, писатель Рамон Фонсека и Юрген Моссак, отец которого во время Второй мировой войны служил в СС. Журналисты из разных стран начали обмениваться информацией об этих компаниях, прежде чем в 2016 году предать свое расследование огласке. В нашем мире меня уже мало что шокирует, но кое-что еще удивляет.

Меня удивляет: как мы умудрились создать настолько криминальную мировую финансовую систему и легализировать ее? Когда разразился скандал вокруг «панамских досье», многие люди спрашивали себя: «Какое отношение имеет все это ко мне?» или «Разве я отвечаю за преступления 1 процента населения мира, тех, кому принадлежат капиталы?» Многие считают, что подобные проблемы — это забота лишь политиков или неравнодушных знаменитостей. Думаю, каждый из нас в ответе за то, что происходит в этом мире. Это показали и «панамские досье», потому что любая, даже самая незначительная финансовая операция ведет к подобным «досье», а с ними — к подставным компаниям, финансирующим криминальный бизнес.

— Кто такая ваша героиня, Эллен Мартин? Это реальный человек или выдуманный персонаж?

— Эллен — собирательный персонаж, составленный из нескольких реальных жертв финансовых афер. Моя героиня мало чем отличается от людей, которые окружают меня в реальной жизни. Ею могла бы стать моя мать — женщина, которая никогда не пропускала службы в церкви, соблюдала заповеди в повседневной жизни, верила в справедливость — и в то, что ошибки нужно исправлять. Она также воплощает в себе черты всех несчастных родителей тех детей, которые были убиты во время нападений в Паркленде (массовое убийство, произошедшее 14 февраля 2018 года в школе Марджори Стоунман Дуглас в городе Паркленд во Флориде.— «О») или Ньютауне (массовое убийство в начальной школе «Сэнди-Хук» в городе Ньютаун, штат Коннектикут.— «О»). А также и всех тех, кто ведет независимые расследования и пытается изменить мир. И мы, общество, рассчитываем на таких людей, которые активны и небезразличны.

Эллен Мартин (Мерил Стрип), не торопясь, разматывает клубок финансового заговора (кадр из фильма «Прачечная», 2019 год)

Фото: NetFlix / First Look Media / Grey Matter Productions

Обычно люди перестают быть безразличными, когда затрагивается их личная жизнь. Тогда их становится сложно остановить — в их попытках «изменить» мир. Такова и моя героиня. Ей не нужны деньги. Не из-за них она начинает свое расследование. Ею движут печаль, страдание, боль. Боль часто может стать эффективным побудительным средством к действию. Моя героиня, 70-летняя женщина с забавным свитером в цветочек и маленькими шляпками, в годовщину своей свадьбы становится свидетелем смерти супруга, который утонул; когда она пытается получить страховку, перед ней постепенно открывается темный, закрытый мир финансовых монстров. История Эллен идеально подходит для фильма о том, как богатые прячут свои деньги и как это отражается на всех остальных.

— Как же исправить мировую финансовую систему, по-вашему? Что тут могут в реальности сделать простые люди?

— Самой большой проблемой, кроме изменения климата, я считаю неравенство в доходах людей, а также коррупцию в финансовом мире. Представьте, условно 50 человек в мире контролируют почти все богатства. Задумайтесь над тем фактом, что почти каждый из нас — каждый — так или иначе работает на этих людей. Как изменить законы, если они пишутся людьми, которые получают пожертвования от тех же компаний и частных лиц? Как заставить наших политиков пойти против этих невероятно могущественных корпораций и институтов, чтобы они платили налоги? Люди должны признать, что решить проблему экономического неравенства можно, лишь преодолев нашу нескончаемую алчность. Исправление ошибок нужно начать с дискуссии. В ней необходима полная открытость. К сожалению, на земле имеется много стран, где правовая система слишком коррумпирована и обычный гражданин не имеет возможности протестовать против тех, кто нарушает законы. Но дискуссия должна начаться. Каждый из нас обязан начать с себя и задать вопрос: «Как в этой коррупции участвую я?» Все мы являемся невольными соучастниками системы, в основе которой лежит мошенничество. Скорее всего, следует отделить деньги от мира политики. Мы также должны возобновить разговор о самой человеческой сущности. Да-да, не удивляйтесь моему идеализму. Люди с их стремлением к приобретению существовали с самого начала цивилизации, с первобытных времен, с тех самых пор, когда один человек подумал про другого: «Почему у моего соседа пещера больше, чем у меня?» Считается, что зависть и страсть к наживе — неотъемлемая часть самой человеческой натуры, которая начала формироваться задолго до появления денег. Но почему мы считаем, что человек не способен меняться? Одна из крупнейших налоговых «прачечных» — Делавэр (считается, что законодательство штата Делавэр является самым удобным для крупных компаний, поэтому большинство корпораций США зарегистрированы здесь.— «О») — идеальное место встречи для тех, кто занимается махинациями. Многие влиятельные люди заинтересованы в том, чтобы сохранить систему такой, какая она есть. Такие качества, как похоть и жадность, интернациональны, и они не зависят от принадлежности к какой-то стране или нации; речь идет о всемирном сговоре, в котором миллионы соучастников. Если каждый из нас инвестирует в эту систему, мы имеем право знать о возможных рисках. Поэтому важно повысить осведомленность людей хотя бы и с помощью такого фильма, как наш. Таким образом у нас появляется шанс рассказать о проблеме большому количеству зрителей, пусть даже для этой цели будет использовано потоковое мультимедиа. Мне нравится тот факт, что, несмотря на тему, которая рождает у обычного человека чувство бессилия, картина Содерберга заканчивается на очень вдохновляющей ноте. Именно это воодушевляет меня идти на баррикады.

Финальная сцена станет сюрпризом для многих: она также оказалась одной из самых трудных для меня за всю мою карьеру. Но мне нравятся трудности моей профессии. Это верный способ сохранять себя в рабочем состоянии. Особенно когда мы начинаем достигать определенного возраста и становимся физически неподвижными и морально консервативными. Мне нравится моя работа, потому что она заставляет выходить из зоны комфорта, а иначе лучше менять профессию.

— Вы как-то признались, что самой большой мотивацией для людей служит страх. Чего боитесь вы? Очередной новой роли? Или того, что какая-то роль может быть последней в вашей карьере?

— Боюсь провала своих героев. Не поймите превратно, но я считаю страх полезной и важной чертой. Страх помогает развивать инстинкт самосохранения. Что касается моей последней роли… Каждый актер рано или поздно задумывается о том моменте, когда его карьера будет окончена. Такие моменты наступают и в молодости, когда на столе копятся отвратительные сценарии. И вот читаешь эти сценарии и думаешь: «Неужели мне придется сыграть это дерьмо, потому что ничего другого не предложат!..» Считается, что актрисе становится особенно туго, когда она достигает 40 лет. Бетт Дэвис сыграла в фильме «Все о Еве», когда ей исполнилось 40. После 40 женщинам моего поколения суждено было играть роли гротескных старух. Когда мне исполнилось 40, меня тоже охватила тоска.

Помню, что тогда мне предложили сразу три проекта, в каждом из которых я должна была сыграть ведьму. Я тоже тогда подумала: «Вот оно! Все кончено!» Но все, к счастью, продолжается до сих пор.

Кажется, я уже побила возрастные рекорды, как и актерское амплуа. Но главное — чем старше я становлюсь, тем меньше меня волнуют условности, тем веселее жить, тем комфортнее чувствую себя в своем теле. В молодости, когда я приезжала на церемонию вручения «Оскара», то чувствовала себя ужасно — считала себя толстой и непривлекательной. Сегодня я лишь слежу, чтобы платье на мне хорошо сидело. Ведь «Оскары» в конечном счете только об этом. Сегодня меня мало что может выбить из колеи, притом что я вполне осведомлена о быстротечности жизни и бренности существования, о том, как мало мне осталось сыграть. Но я вспоминаю друзей, которые жили и играли еще меньше. А многие из них ушли в достаточно молодом возрасте. Черт возьми, я должна быть благодарна за то, что все еще существую в этом мире! Не говоря уже о том, что моя актерская карьера все еще движется. Причем я совершенно не могу объяснить этот феномен. Я не знаю, почему люди до сих пор хотят видеть меня на экране. Почему им это не надоело!..

Комментарии
Профиль пользователя