Коротко

Новости

Подробно

Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Следствие не отпускает арестованные миллиарды Михаила Абызова

О чем может говорить новое уголовное дело в отношении экс-министра

от

Следователи насчитали у Михаила Абызова 32 незаконных млрд руб. В рамках нового уголовного дела его подозревают в нелегальном получении дохода на эту сумму. Прежде бывший министр «Открытого правительства» обвинялся в хищении и выводе за рубеж 4 млрд. Но кроме этого, как заявляют следователи, во время работы в правительстве Абызов контролировал коммерческую компанию, которая благодаря его покровительству сумела заработать. Что новое обвинение означает для Абызова? И какой сигнал получают элиты? Разбирался Григорий Колганов.


Пожалуй, самое подходящее описание для ситуации с делом Абызова — качели. Сначала в рамках обвинения в хищении 4 млрд руб. арестовали его счета и имущество почти на 28 млрд. Потом активы на 8 млрд разморозили, а следом появилось новое уголовное дело, в котором фигурируют уже 32 незаконных млрд. Но это не ущерб, подчеркивает адвокат бывшего министра Александр Аснис. В целом суть новых подозрений ему непонятна, и кажется, что следователи просто пытаются предотвратить разморозку оставшихся активов. «Нет потерпевшего, никто не предъявляет никаких претензий, откуда незаконность-то взялась? Следствие использует это для того, чтобы оказать давление на суд и сказать, мол, ребят, мы арестовали еще мало, мы еще до 32 млрд арестуем, чтобы потом возместить ущерб. Они манипулируют этим делом, чтобы суд не снимал арест с уже арестованного имущества третьих лиц, не имеющих к Абызову отношения»,— заявил Аснис.

С момента задержания Абызова в марте в этом деле ничего существенного не происходило, за исключением замораживания активов. Что же означает столь упорное желание следствия оставить под арестом миллиарды бывшего министра? По версии руководителя Политической экспертной группы Константина Калачева то ли в результате закулисного компромисса, то ли из-за отсутствия веских доказательств, но обвинение в хищении разваливается. Теперь по новой статье Абызов вскоре выйдет на свободу, при этом с деньгами придется попрощаться. «Идея объединения появляется тогда, когда очевидно, что мошенничество и создание преступного сообщества доказать не получается, поэтому появляется что-то новое. Незаконное участие в предпринимательской деятельности не грозит ему космическим сроком — отсидит пару лет, выйдет на свободу с чистой совестью, но имущество и активы будут обращены в пользу государства»,— пояснил Калачев.

А вот глава центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин не уверен в том, что активы Абызова достанутся государству. Скорее силовое крыло власти заберет их себе, а заодно пошлет сигнал либеральным оппонентам, полагает Салин: «У всех подобных дел первая глобальная цель — ослабить позиции системных либералов, продемонстрировать элите, что дружить нужно с силовиками. А вторая — просто перехватить контроль над активами. Речь идет о сумме практически в $0,5 млрд.

Если активы останутся под арестом, то потом так или иначе начнется их реализация. И можно подвести под них правильных собственников».

Саму статью о незаконном предпринимательстве чиновников юристы называют экзотической. По данным Transparency International, в прошлом году по ней осудили только три человека. Для сравнения, за мелкие и не очень взятки наказали 1,2 тыс. госслужащих. Представителей высших эшелонов власти это обвинение и вовсе обходило стороной, напоминает политолог Андрей Колесников. Но теперь высокопоставленные чиновники должны понимать, что любой из них может оказаться следующим, продолжает Колесников: «Каждый представитель государственной элиты в этом смысле находится на крючке, каждый вовлечен в массу каких-то бизнес-проектов. Потому что в нашей системе совершенно непонятно, где заканчивается бизнес или чиновничья активность. У нас власть равна собственности, собственность равна власти. В принципе, так можно посадить на самом деле любого».

Если обвинение в незаконном предпринимательстве найдет поддержку у суда, Михаил Абызов рискует лишиться нескольких сотен миллионов акций прибыльных компаний, двух участков и домов в Подмосковье, трех столичных квартир и миллионов евро на счетах. Такова, видимо, плата за скорую свободу бывшего министра.

Весной защита Абызова просила отпустить его под залог в 1 млрд руб. — это одна из самых больших сумм в истории России. Но суд отправил бывшего министра в изолятор. В июле ему продлили арест до октября.

Комментарии
Профиль пользователя