Подробно

Фото: Стоян Васев

«Питер Линдберг — серьезный участник рынка»

Наталья Литвинская о том, зачем инвестировать в фэшн-фотографию

от

С 6 по 8 сентября в Гостином Дворе пройдет ярмарка современного искусства Cosmoscow. В этом году Центр фотографии имени братьев Люмьер в главной секции ярмарки представит фэшн-фотографию. В преддверии ярмарки «Коммерсантъ Стиль» выяснял у главного куратора и основателя Центра Натальи Литвинской, стоит ли вкладываться в коллекционирование этого сегмента фотографии и как складывается цена таких работ.


— Давайте посмотрим на фэшн-фотографию с точки зрения начинающего коллекционера. Большинство людей, не погруженных в тему, могут сказать: «Что тут сложного — распечатал в большом формате фотографию из интернета, допустим, Тестино и повесил у себя, как постер». Но будет ли это считаться фэшн-фотографией?

— Будет, но стоимость такой «распечатки» нулевая, и, кроме эстетического удовольствия, она вам ничего не принесет. Хотя и в эстетическом удовольствии сильно сомневаюсь. Это абсолютно разные планеты — авторский отпечаток Тестино и лист из принтера. Мы же с вами сейчас говорим про серьезное коллекционирование, то есть имеем в виду людей, которые либо подумывают стать коллекционерами, либо уже много лет посещают ярмарки фотографического и современного искусства, получая от этого энергетический заряд и приобретая любимые работы.

— С какого момента фэшн-фотография стала представлять интерес для коллекционеров?

— Начало коллекционирования в принципе фотографического авторского отпечатка пришлось на первое десятилетие XX века. В 1905 году в США открылась первая фотографическая галерея, предлагающая купить фотографию. В активную же фазу этот вид коллекционирования в Европе и США входит в конце 1960-х годов. Отправной точкой принято считать 1979 год, когда появляется международная организация дилеров фотографии AIPAD, объединившая профессиональные галереи, продающие фотографический отпечаток. Это событие — лакмусовая бумажка, показывающая серьезный интерес со стороны коллекционеров, многие из которых собирали лишь живопись и скульптуру. История же фэшн-фотографии неотделима от истории развития глянцевых изданий. В США это связано с деятельностью господина Конде Наста, основателя издательского дома Cond Nast (вошли журналы Vanity Fair, Vogue, The New Yorker и другие.— «Коммерсантъ Стиль»).

В глянец приходят работать Эрвин Блюменфельд, Ирвин Пенн, Хорст П. Хорст, то есть те, кого мы сегодня называем классиками модной фотографии. В 1932 году Vogue меняет иллюстрированную обложку на фотографию, и начинается ее победоносное шествие.
Эллиотт Эрвитт. «Франция. Париж» («Прыжок с зонтом»), 1989

Эллиотт Эрвитт. «Франция. Париж» («Прыжок с зонтом»), 1989

— Каков путь модной фотографии в России?

— У нас в России нет, к сожалению, как таковой серьезной фэшн-фотографии как устойчиво развивающегося жанра. Одна из причин — отсутствие успешного национального глянца, который бы, собственно, стимулировал ее развитие. За рубежом Конде Наст и другие медиамагнаты активно инвестировали в этот вид искусства, а их последователи продолжают это делать и в наши дни.

— Есть ли в фэшн-фотографии «золотой» период?

Ирвин Пенн, Ричард Аведон, Хельмут Ньютон, Эрвин Блюменфельд и другие — это уже фотографическая классика, стоимость на их авторские отпечатки достигает зачастую $1 млн. Фотографии 1930–1950-х годов законодателей этого жанра стоят достаточно дорого.
Жан-Мари Перье. «Карл Лагерфельд», Гамбург, май 1995

Жан-Мари Перье. «Карл Лагерфельд», Гамбург, май 1995

Ценообразование контролируется фондами, которым принадлежат авторские права этих художников. Да и сами коллекционеры и музеи понимают, какими сокровищами обладают. Все заинтересованы только в росте цен и для этого делают все возможное.

— Насколько востребованы среди коллекционеров фотографии, относящиеся к «веку супермоделей», то есть середине 1980-х — началу 1990-х? Тогда, например, Питер Линдберг сделал свои снимки, ставшие впоследствии эмблемами эпохи.

— Безусловно, Питер Линдберг — серьезный участник рынка и многие его отпечатки ограниченного тиража считаются коллекционными. И не только его, если говорить об этом периоде в модной фотографии. Говоря о работах 1980–1990-х, мы можем заметить определенную закономерность в развитии арт-рынка и аукционных продажах. Не так давно аукционный дом Cristie`s поделился своим исследованием, как изменился образ его клиента на торгах. Буквально десять лет назад это были наследники крупных бизнесов или владельцы корпораций в возрасте 70–80 лет.

Сегодня в аукционных торгах участвуют серьезные бизнесмены уже другого поколения — в возрасте 45–50 лет. Учитывая этот факт, становится понятно, что образ модели из 1980–1990-х годов, естественно, этим коллекционерам ближе. Женщины, с которыми работали Питер Линдберг, Марио Тестино, Патрик Демаршелье, Жан-Мари Перье, Даниэль Лорье, для них понятны, желанны и узнаваемы.
Жан-Даниэль Лорье.  
Слева: «Катарина, мода от Кристиана Диора». Французский Vogue, остров Маврикий, 1996. 
По центру: «Ольга, мода от Пьера Кардена». Обложка журнала Ragazza pop, Рим, 1972.
Справа: «Триффи для В. де В.». Исла Меральда, 1985

Жан-Даниэль Лорье. Слева: «Катарина, мода от Кристиана Диора». Французский Vogue, остров Маврикий, 1996. По центру: «Ольга, мода от Пьера Кардена». Обложка журнала Ragazza pop, Рим, 1972. Справа: «Триффи для В. де В.». Исла Меральда, 1985

Естественно, этот пласт фотографий вызывает активный интерес: выпускаются альбомы, продаются отпечатки, проходят галерейные и музейные выставки по всему миру.

— Как складывается цена на эти фотографии?

— Если сравнивать с Ричардом Аведоном, которого давно нет с нами и чьи авторские, подписанные им отпечатки продаются уже за баснословные деньги, то они, конечно, обойдутся несколько дешевле. Господин Линберг, слава богу, еще жив, как и Тестино, Перье и Лорье. Мы можем приобрести отпечатки внутри того тиража, который они заявляют, в определенном размере и с их подписью, то есть в любом случае цена на ныне живущего автора, контролирующего свои тиражи и печать, будет другая. А главное, у вас есть возможность получить отпечаток с подписью, а если сильно повезет — и с адресацией автора именно вам.

— Раз мы заговорили про тиражи, сколько отпечатков одной фотографии может быть? От 10 до 15?

— Каждый автор объем тиража к каждому формату выбирает сам. Это решение единовременное и больше не подлежит изменению. Чем тираж меньше, тем каждый отпечаток внутри него будет дороже. Каждый номер в тираже тоже имеет свою ценность. Безусловно, автор советуется с экспертами рынка. Например, мы с вами фотографы и решили продать работу в формате 60x90. Мы объявляем всему миру с помощью наших дилеров, галеристов, что объем тиража будет не больше десяти отпечатков, первый номер в тираже будет стоить меньше остальных, чем дальше мы идем к окончанию тиража, тем больше будет стоимость за каждый отпечаток. Уважаемый всеми Питер Линдберг несколько лет назад выпустил работу большого формата в тираже три экземпляра, и все они были проданы за неделю. Сейчас тенденция крупных форматов в фотографии набирает силу. Все современное искусство становится масштабнее и объемнее в размерах, многие авторы, в том числе фотографические, которые прекрасно себя чувствовали в размере 30x40, 40x50, 50x60 (а это вся наша классика — черно-белая фотография ручным способом), с помощью новых технологий начинают выпускать большеформатные фотографии.

Я курирую несколько частных коллекций. Коллекционеры могут, например, обратиться к автору через меня с просьбой, чтобы работа была подписана для них лично. Это придает определенную положительную энергию коллекции, обогащает ее индивидуальность.
Саша Гусов. 
Слева: «Эми Виллертон», Лондон, 2012.
По центру: «Джульетта из Ромео и Джульетты», 1990-е.
Справа: «Филип Треси», Лондон, 2013

Саша Гусов. Слева: «Эми Виллертон», Лондон, 2012. По центру: «Джульетта из Ромео и Джульетты», 1990-е. Справа: «Филип Треси», Лондон, 2013

Но в любом случае, даже если автор адресует этот отпечаток конкретному физическому лицу или конкретному арт-фонду, он будет внутри того тиража, который фотограф заявил. Он никогда не сделает специальный отпечаток для кого-то лично и не изменит размер отпечатка.

— В каких фотографов сегодня стоит вкладываться?

— В первую очередь в тех, кто вам нравится. Но есть и стандартные константы, о которых мы любим говорить. Надо вкладываться в недооцененных перспективных авторов, пристально смотреть за их развитием и, естественно, не покупать на пике цен. Для этого необходимо либо время, либо серьезный арт-консультант, который не даст ошибиться. Любой автор, который заходит на рынок, определенным образом «разбирается» дилерами и галеристами. Здесь важно смотреть, кто им занимается, на каких выставочных площадках проходят его выставки, кто издает ему книги, есть ли музейная институция, которая использует его работы в каких-то групповых выставках. Эти нюансы необходимо учитывать для того, чтобы инвестировать в хорошую, современную модную фотографию. Она выходит в катастрофических объемах, но для того, чтобы понять, что действительно нового для искусства сделал этот автор, надо советоваться с экспертами.

Десять лет назад я бы советовала инвестировать в китайскую модную фотографию, потому что эти авторы показали совершенно по-другому модель, иначе выстраивали композиции... Потом они были разобраны американскими дилерами, их цены вознеслись до небес. Из имен сегодняшних я бы назвала дуэт Mert and Marcus, которые активно снимают для глянца и различных брендов и являются крайне востребованными. Тот же экспериментатор Эрик Мадиган, известный своими работами для New York Times, Harper`s Bazaar, сотрудничеством с Chanel и Rodarte, у которого недавно была выставка в Москве. В последние два года он с уверенностью шагает по миру, и я его очень много покупаю для себя и своих клиентов. Его активно продвигают швейцарские и американские галереи, на главной фотографической ярмарке Paris Photo 2018 он имел серьезный успех. По-прежнему покупают Линдберга, Демаршелье, Тестино. Готовых рецептов нет: у каждого коллекционера и его коллекции есть свои миссии, и вокруг них уже происходит отбор работ.

— Одно время среди коллекционеров был очень популярен Хельмут Ньютон.

Ньютон совершил переворот и в восприятии модели, и в самой подаче черно-белого отпечатка. Он уникальный автор, который навсегда останется в истории фотографии. В апреле этого года его серия «Dressed and Naked» (1981) была продана на аукционе Phillips за $1 млн 820 тыс.

— Как на стоимость автора влияют обстоятельства его жизни? Например, обвинение в харрасменте того же Тестино.

— Это влияет на его заработки сегодня: журналы разорвали с ним отношения. Но на творчество, безусловно, нет. Мой Центр фотографии на «Красном Октябре» планировал его выставку в этом году, но в силу вами озвученных обстоятельств Марио не дает интервью изданиям. А пиар-продвижение без этого было бы невозможно. К сожалению, выставочный проект для России стал бы нерентабельным. Но к ценам на его отпечатки это не имеет никакого отношения: они не упали, а где-то даже и выросли из-за скандала.

— Как вы выбирали работы для стенда на Cosmoscow в этом году?

— В первую очередь я ориентируюсь на московский рынок и вкусы посетителей ярмарки. Мы давно не только галеристы, но и полноценные участники международного рынка фотографии. Курируем более 20 выставок в год. Мне интересно знакомить посетителя с разными именами и авторскими почерками в одном заявленном жанре, помогать с помощью правильной экспозиции разобраться в нем. Каждый год стенд на ярмарке — это рассказ. Мы знакомили с советской фотографией 1930–1960-х годов в 2017 году, рассказывали о классиках американской фотографии в 2018-м. В случае с фэшн-фотографией мы отобрали десять авторов. Всем им были сделаны в свое время выставки на площадке Центра фотографии имени братьев Люмьер. Это уже знаковые имена, и специально для ярмарки мы привозим их авторские отпечатки. Грег Горман, Шейла Мейснер, которая была первой женщиной-фотографом, ставшей снимать для Vogue с уникальной техникой печати фрисона. Также мы показываем двух французских фотографов — Жан-Мари Перье и Даниэля Лорье, близких друг к другу по времени создания работ, это 1960–1970-х и начало 1980-х годов, но с разными подходами к моделям. На стенде всегда есть книги наших авторов лучших мировых издательств, по которым посетители заказывают работы в коллекции. Для нас это продолжение галерейной работы, которая ведется уже 20 лет.

— Какой диапазон цен будет на стенде?

— От €2 тыс. до €30 тыс, так что каждый сможет выбрать что-то для себя.

Елена Кравцун


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя