Коротко

Новости

Подробно

Фото: Юрий Грипас / Коммерсантъ

За Сергея Магнитского Россию наказали единогласно

Власти не оказали квалифицированную помощь аудитору и плохо расследовали обстоятельства его смерти

от (обновлено в 20:29)

Европейский суд по правам человека признал ответственность властей России за гибель аудитора Сергея Магнитского в 2009 году и плохое расследование обстоятельств этого, обязав выплатить его родственникам компенсацию в размере €34 тыс. Интересно, что сам факт привлечения господина Магнитского к уголовной ответственности и его арест у ЕСПЧ возражений не вызвал.


Первоначально в ЕСПЧ обращался еще сам Сергей Магнитский, затем жалоба была дополнена заявлением его вдовы Натальи Жариковой, а уже на финишном этапе — матери аудитора Натальи Николаевны. В итоге семь судей ЕСПЧ, в том числе Дмитрий Дедов, представляющий Россию, единогласно признали, что в отношении господина Магнитского было нарушено право на жизнь (ст. 2 Европейской конвенции о правах человека); условия, в которых он содержался в СИЗО во время предварительного следствия, были сочтены нарушающими ст. 3 о жестоком обращении; продолжительность самого ареста не соответствовала ст. 5 (право на свободу и безопасность), а длительное расследование его дела нарушало уже ст. 6 о праве на справедливое судебное разбирательство и презумпцию невиновности. ЕСПЧ, правда, отклонил часть жалобы заявителей, признав, что власти могли подозревать его в налоговом преступлении, арестовать и содержать под стражей.

При этом в ЕСПЧ решили, что не были представлены обоснования ареста аудитора на срок больше года.

Господин Магнитский возглавлял налоговую службу в московской юридической и аудиторской фирме Firestone Duncan. Среди его клиентов были дочерние компании фонда Hermitage, на тот момент крупнейшего иностранного инвестиционного фонда в России. Московский офис Hermitage возглавил гражданин США Уильям Браудер. В 2007 году, как отмечается в решении ЕСПЧ, судебным постановлением была разрешена смена собственников трех дочерних компаний Hermitage, после чего новые владельцы подали заявление на возврат налогов в размере около 5,4 млрд руб. (около €145 млн). В Hermitage узнали об этом процессе из писем адвокатов, которые обвинили сотрудников следственного департамента МВД в мошенничестве. Они якобы присвоили печати дочерних компаний и другие документы во время налогового расследования в отношении клиента Hermitage, ООО «Камея», и провели мошенническую перерегистрацию этой и других дочерних компаний — «Махаон» и «Дальняя степь».

В феврале 2008 года следователь по особо важным делам Следственного комитета РФ (СКР) начал расследование по заявлению Hermitage о хищении трех компаний. В июне 2008 года господин Магнитский рассказал следователю о смене собственника и возврате налогов, в том числе о якобы имевших место преступных действиях и злоупотреблении должностными полномочиями со стороны сотрудников следственного департамента. В ноябре 2008 года аудитор был арестован по обвинению в уклонении от уплаты налогов при отягчающих обстоятельствах, совершенном в сговоре с господином Браудером. Господин Магнитский был помещен в СИЗО, его арест несколько раз продлевался, пока он не умер 16 ноября 2009 года.

В решении ЕСПЧ отмечается, что до своей смерти аудитор неоднократно жаловался на плохое самочувствие. Хирург тюремной больницы диагностировал у него желчнокаменную болезнь и хронический холецистопанкреатит и назначил лекарства, ультразвуковое исследование и операцию. Однако господин Магнитский был переведен в другой следственный изолятор, который, по мнению заявителей, не имел необходимых врачей и руководство которого неоднократно игнорировало его просьбы о лечении, несмотря на сильные боли. В связи с ухудшением состояния господина Магнитского было решено перевести на лечение в еще одно СИЗО. Осмотрев аудитора, доктор начала писать заключение, но в это время заключенный «начал вести себя агрессивно». Он был помещен в наручники, а в официальном отчете позже говорилось, что в отношении него была использована резиновая дубинка. Была вызвана гражданская неотложная психиатрическая бригада, но к тому времени, когда врачи были допущены в тюрьму, господин Магнитский умер.

В ЕСПЧ отметили, что власти России провели расследование, которое не привело к уголовной ответственности лиц, осуществлявших содержание и лечение господина Магнитского.

Обвинение в халатности, повлекшей по неосторожности смерть человека (ст. 293 УК), предъявлялось СКР заместителю начальника СИЗО «Бутырка» Дмитрию Кратову, однако в декабре 2012 года его оправдал Тверской райсуд Москвы. Обвинение в причинении смерти по неосторожности (ст. 109 УК) также предъявлялось врачу этого СИЗО Ларисе Литвиновой, однако ее уголовное преследование было прекращено за истечением срока давности. В марте 2013 года следователи закрыли дело и по факту гибели Сергея Магнитского, придя к выводу, что в этом не было события преступления. Самого Сергея Магнитского в том же году Тверской райсуд признал виновным в налоговом преступлении, прекратив его преследование в связи со смертью.

Тюрьма, в которой содержался господин Магнитский, не имела необходимых условий для его лечения, и меры, принятые в день его смерти для урегулирования возникшей чрезвычайной ситуации, были особенно неадекватными, решил ЕСПЧ. Правительство не представило объяснений по поводу этой ситуации, и суд постановил, что такие задержки в оказании серьезной медицинской помощи, как представляется, были неоправданно длительными. Что касается обязанности проведения эффективного расследования, которая также возлагается на государство, то суд отметил, что власти быстро приняли меры для обеспечения доказательств и возбудили уголовное дело в течение восьми дней после смерти господина Магнитского. Однако вскрытие его тела не было тщательным, и записи камер видеонаблюдения из тюрьмы, где он умер, не были получены до 2011 года. Официальное же решение о прекращении уголовного дела о смерти аудитора, по версии ЕСПЧ, было «поверхностным», не затрагивающим ключевые вопросы.

Уильям Браудер, которого в России разыскивают за тяжкие преступления, назвал решение ЕСПЧ торжеством правосудия. В свою очередь, Дмитрия Харитонова, представляющего интересы вдовы Сергея Магнитского, решение суда в целом удовлетворило, однако он не согласился с тем, что арест аудитора за налоговое преступление был признан законным.

Адвокат Дмитрий Харитонов:

Мы имеем отношение только к одной из жалоб. Первую мы подавали, когда Сергей содержался под стражей. Вторая была подана уже мамой и супругой. Это решение запоздалое, потому что прошло уже десять лет. Признано, что условия содержания Сергея были несоответствующими, что длительность содержания тоже была неправильной. Не согласны с тем, что счел законным сам факт заключения Сергея под стражу. Мы постоянно говорили в судах, что таких оснований не было. Сложно сказать, удовлетворены мы или нет. Вместе с тем, к сожалению, это решение суда ни на что не влияет.

Источник: “Ъ FM”

В Минюсте России “Ъ” сообщили, что решение ЕСПЧ пока не вступило в силу и у российской стороны есть трехмесячный срок для подачи на него жалобы. За это время в министерстве намерены детально изучить решение ЕСПЧ. При этом уже было отмечено, что ЕСПЧ не потребовал от российской стороны «пересмотра судебного акта, ранее постановленного национальным судом по соответствующему уголовному делу в отношении Сергея Магнитского». По данным “Ъ”, это означает, что Верховный суд не будет возобновлять в связи с вновь открывшимися обстоятельствами производство по налоговому делу господина Магнитского и его уголовное преследование останется прекращенным по обстоятельствам, не реабилитирующим фигуранта.

Так называемый акт Магнитского стал вехой в ухудшении российско-американских отношений еще до 2014 года. Еще в декабре 2012 года Сенат Конгресса США принял законопроект, который, в частности, предусматривал санкции против фигурантов дела Сергея Магнитского. Нескольким представителям МВД РФ, судьям, следователям, работникам налоговых и пенитенциарных органов был запрещен въезд в США, а их финансовые активы в банках США (если таковые имелись) были заморожены. «Мы восприняли это так, что американский законодатель нам как бы всем показал, кто здесь хозяин, чтобы мы не расслаблялись. Не было бы Магнитского, нашли бы другой повод. Вот это нас огорчает»,— заверил тогда президент РФ Владимир Путин.

Принятие аналогичного закона обсуждалось и в Евросоюзе, но в итоге Британия и страны Балтии ввели его у себя на национальном уровне (причем в Британии закон начнет действовать, только когда страна покинет ЕС). Примечательно, что в США за это время закон претерпел изменения: в 2016 году в соответствии с «актом Магнитского» в черные списки США стали вносить не только фигурантов дела погибшего юриста, но и граждан любых стран, которых подозревают в нарушении прав человека и коррупции. Например, этим летом в черные списки таким образом попали четыре гражданина Ирака, а недавно в СМИ появилась информация, что Вашингтон может использовать «акт Магнитского», чтобы наказать китайских чиновников, причастных к политике Китая в Синьцзян-Уйгурском автономном районе.

В России в ответ еще в 2012 году оперативно одобрили так называемый закон Димы Яковлева — закон «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав человека и свобод человека, прав и свобод граждан РФ», который, в частности, запретил усыновление российских детей-сирот американскими гражданами.

Николай Сергеев, Алексей Соковнин, Галина Дудина


Комментарии
Профиль пользователя